Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Мнение

Время чтения: 2 мин
Обновлено:

Мнение. Откуда берутся списки недружественных государств

Россия вступила в новый этап своей внешней политики

Россия решила на законодательном уровне формализовать содержание своих отношений с некоторыми странами — и это одновременно и начало нового этапа национальной внешней политики, и выражение общего состояния дел в мире.

Конкретный список недружественных государств, а возглавят его, конечно, США, пока не опубликован. В него, скорее всего, помимо Америки и ее ближайших союзников, Австралии, Канады и Великобритании, войдут страны Балтии, Чехия, Польша. Наверное, подходящие кандидаты также Грузия и Украина. В таком составе список выглядит пока исчерпывающе, хотя если поднапрячься, то можно посоветовать российскому правительству еще несколько держав.

Перечень, впрочем, действительно не может быть законченным, и это еще один важный аспект всей истории.

С позиции силы

Состояние международной политики после распада Либерального мирового порядка — это постоянное стремление государств увеличить возможности воздействия на поведение друг друга. Нельзя сказать, чтобы это было совсем новым явлением. Поскольку сила остается единственным эффективным регулятором, суверенные государства всегда должны опираться на нее в своей внешней политике. Однако состояние дел в мире после завершения холодной войны было уникальным: крушение СССР привело к включению России и тех стран, которые она ранее контролировала, в международный порядок, возникший на Западе во второй половине прошлого века. Этот порядок был хорош всем, и в первую очередь — колоссальной взаимной открытостью и всеобщим доступом к благам цивилизации. Но возможен он был при одном условии — права одной из держав превосходили права остальных и поэтому она могла выступать как независимый диспетчер общественных благ.

Изменение баланса сил, в основе которого лежит рост могущества Китая, сломало прежнее положение дел и заставило США вести политику защиты своих интересов, а не общего блага. Но за несколько десятилетий была создана настолько массивная инфраструктура открытости, что обрушить ее в один миг невозможно. Часть такой инфраструктуры — колоссальные штаты посольств США по всему миру, избыточные с точки зрения дипломатии, но совершенно естественные в условиях, когда Америка играет роль практически во всех аспектах развития своих партнеров. Это требовало не только совершенно невероятного количества собственных дипломатов и прочих чиновников, но и найма местных специалистов, от референтов до буфетчиков.

Люди не пострадают

Сейчас Россия прекращает эту практику в отношениях с США и некоторыми другими странами. Ничего трагического здесь нет — это же не распространяется на предприятия с американскими, канадскими или литовскими инвестициями. Те граждане России, кто работал в посольствах, — микрон даже на фоне своей социальной группы, и их квалификация позволит легко найти работу в бизнесе. Вряд ли посольство США нанимало на работу представителей социально уязвимых групп населения и занималось в этом смысле благотворительностью.

Известно, что сама по себе традиция устраивать собственных граждан на работу в иностранные посольства — наследие советской эпохи, когда учитывались требования национальных служб безопасности. В маленьких странах Западной Европы она также существует, но там это сугубо протекционистская мера на рынке труда. Однако для Бельгии, где базируются сразу несколько крупных международных организаций, то, что две трети секретарей, а также все шоферы и буфетчики в Еврокомиссии или штаб-квартире НАТО — бельгийцы, имеет экономический смысл. В стране размеров России о таких эффектах говорить не приходится.

Дружить не обязательно

Формализованный список недружественных к России стран не будет окончательным, и правительство сможет его дополнять — и это также новый ход в российской внешней политике. Никто не спорит, что по возможностям взаимного силового воздействия Россия сильно уступает США, хотя есть области, где это и не так. Но в случае с более мелкими партнерами накладываемые таким статусом ограничения могут стать чувствительными. И, соответственно, могут стать регуляторами их заявлений и действий в отношении Москвы и ее политики.

Никто же не может сомневаться, что именно такова важнейшая цель любого суверенного государства? Когда нет перспективы гарантированной ответственности за свое поведение, снижается обдуманность практических действий, а международная политика превращается в фарс — наподобие весеннего обострения в российско-чешских отношениях.

Мало ли что Россия решит добавить к списку ограничительных мер в отношении недружественных государств.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.