Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Мнение

Время чтения: 4 мин
Обновлено:

Мнение. Зеленый Путин

Поможет ли повышение климатической амбициозности России решить ее экологические проблемы

Владимир Путин выступил с двумя подряд речами, имеющими яркое климатическое измерение. Вызвал даже осторожный энтузиазм у сторонников зеленого энергоперехода в России. Тут же заговорили о новом, зеленом Путине.

Речь идет о послании к Федеральному собранию, где были важные климатические и экологические месседжи, и о последовавшей на следующий день речи на климатическом саммите.

Лучше, чем Европа

На самом деле он и раньше выступал в русле западного климатического мейнстрима, в конце концов именно Путин санкционировал подписание и вступление России в Парижское соглашение (пусть даже это произошло в странной форме — решением премьера без ратификации парламентом). Однако на самом деле изменения в путинской риторике действительно есть.

Для сравнения можете внимательно перечитать выступление Путина на Валдайском клубе осенью 2019 г. Логика примерно следующая: антропогенный фактор глобального потепления очень сомнителен, но раз для Запада климатический сюжет важен, мы ему подыграем, нам не жалко — у нас все равно энергетика очень зеленая за счет газа, гидроресурсов и атома. Главная идея была в том, чтобы не навредить своему бизнесу и не сделать его жертвой климатических выплат. А такие мысли уже высказывались в ЕС.

В той же логике был подписан и знаменитый Указ № 666, вызвавший бурю эмоций у российских лоббистов зеленого курса. Если кратко, то для его выполнения нужно не сокращать, а наращивать эмиссию парниковых газов — потому что он ставил задачу достигнуть к 2030 г. уровня в 70% от выбросов 1990 г., в то время как уже сейчас — чуть более 50%. Теперь же Путин декларирует цель сделать накопленную чистую эмиссию парниковых газов в России меньше, чем в Евросоюзе.

Почти как в Китае

Вроде бы Путин на глазах становится более амбициозным в области климата. Первая причина такой коррекции на поверхности. Власть ищет хоть какие-то линии соприкосновения с Западом, и прежде всего с США. После того как президентом стал Джо Байден, климат стал вполне очевидным сюжетом.

Для ЕС климатическая тема вообще все больше похожа на религию. Намекая на готовность обратиться в эту веру, вы повышаете шансы на диалог. Близкий сюжет — готовящийся ЕС Carbon Adjustment Border Mechanism; ясно, что России от него не уйти. В любом случае нужно находиться с Европой в разговоре.

Не исключено, что Владимир Путин решил взять пример с председателя КНР Си Цзиньпина, которого не устают хвалить на Западе за его климатические обещания: он на голубом глазу рассказывает об углеродной нейтральности Китая к 2060 г. Но когда Си говорит приятные слова про климат, про уйгуров ему не напоминают. Возможно, этот опыт в России понравился: условно говоря, чем больше климата в политическом диалоге с Западом, тем меньше Навального. (В очень давней колонке в «Ведомостях» я подсказывал российским властям: стоит объявить Крым безуглеродной территорией, и тогда можно объяснять Западу, зачем его забрали, — чтобы эффективно бороться с потеплением.)

Выходит, с нашей стороны это только такой политический гринвошинг? Не только.

Точно как у Кейнса

Власть упорно ищет идеи для экономического рывка. И все они носят в основе абсолютно кейнсианский характер. Но и зеленая экономика — чистое кейнсианство. Так что все логично. Нужно создать искусственный спрос на новые технологии, что должно привести к появлению новых рабочих мест, повысить промышленное производство и доходы населения, ну и далее по списку.

По этой причине вокруг Путина сложился довольно серьезный круг зеленых лоббистов, убеждающих стать климатически амбициозным. В нем несколько групп.

  • Первая — чиновники, которые понимают, что надо создать новый денежный поток и сесть на его распределение. Если будут введены выплаты за углерод в том или ином виде, то у этого процесса появятся бюрократы-операторы.
  • Вторая — потенциальные производители зеленого оборудования.
  • Третья — госбанки, которые с удовольствием будут кредитовать зеленый курс под госпрограммы и госгарантии.

Примерно в той же логике у нас идет и мусорная реформа.

Естественно, возникает вопрос, кто за энергетический переход заплатит. Россия не США, которые могут наращивать госдолг до заоблачных высот. И не ЕС, который открыто намерен переложить расходы на поставщиков углеводородов и товаров с низким углеродным следом. (Китай наверняка попробует пойти примерно такой же дорогой.)

Будет как в лесу

У российского государства денег на зеленый курс нет. И заработать в будущем на нем не получится. Какие бы сладкие истории ни рассказывали сторонники энергоперехода в России, очевидна его главная проблема — он изначально не способен создать приток экспортной выручки, сопоставимый с нефтегазовыми доходами. Все, увы, просто. Газ мы поставляем в Европу потому, что его там просто нет в нужном объеме. Зеленую же энергию Европа может производить сама. Равно как и Китай.

Оборудование для зеленой энергии США, Европа и Китай уже делают сами и в импорте не нуждаются. Здесь все будет ровно наоборот — технологии будет импортировать Россия. Даже если представить в теории, что мы наладим огромное производство зеленой энергии и у нее появится ниша на рынке ЕС или Китая, все упрется в стоимость транспортировки. Которая сегодня в 7–8 раз выше стоимости транспортировки газа. История с водородом примерно такая же: никто честно не посчитал экономику транспортировки водорода или метановодородных смесей по газовым трубам (с учетом технических сложностей и вопросов безопасности), равно как и экспорт водорода морем в виде аммиака.

В этом плане от Китая мы отличаемся довольно сильно. Китай — самый крупный импортер нефти и газа. Китай может производить ветряные и солнечные станции, электромобили с дешевой себестоимостью. Редкоземельные металлы для аккумуляторов тоже у него.

Получается, что оплатить зеленый курс может только крупный сырьевой бизнес. Зеленая бюрократия уже предложила ему следующую логику: заплати в российскую кассу за зеленый курс, а мы уже договоримся с Западом (об этом наиболее открыто говорит спецпредставитель президента по связям с международными организациями для достижения целей устойчивого развития Анатолий Чубайс). Кто не хочет кормить свою зеленую «армию», будет кормить чужую.

Сырьевики пока тешат себя надеждой, что все же удастся найти способ подешевле. Главная их ставка: посадка лесов и покупка зеленых сертификатов, которые пойдут на оплату тех же лесных посадок. Одновременно они хотят пересчитать поглотительную способность российских лесов и экосистем и выехать на этом.

Вот тут и идет отчаянная борьба за мнение Путина между двумя основными группами. Судя по последним высказываниям, инициатива переходит к первой, зеленой группе.

Как всегда в России

И вот тут мы подходим к главному. Очевидно, что сырьевой бизнес, как и любой другой, будет экономить на экологии, если ему дадут такую возможность. И сегодня он уже это делает, что глупо отрицать. Равно как и тот факт, что мы уже имеем огромные экологические проблемы, тем более что есть накопленный итог еще с советского времени. Только вот зеленый курс в России ничего общего с реальным улучшением экологической ситуации иметь не будет. Пока ни при каком сценарии. Потому что на самом деле в этом вообще никто не заинтересован.

И это самое печальное. Сырьевики думают, как бы откупиться от европейцев. Власть — как бы прикрыть политические проблемы красивой зеленой риторикой, вроде как более амбициозной. А лоббисты энергоперехода — как бы собрать денег на свои проекты. Любая попытка бюрократической модернизации в России заканчивается одним и тем же — деньги собираются, а потом осваиваются грамотными чиновниками и близкой к ним промышленно-финансовой инфраструктурой.

Это уже не первая крупная история про «принуждение к модернизации».

  • Первая — энергоэффективность.
  • Вторая — наилучшие доступные технологии.

Конечно, нельзя сказать, что никакого эффекта это не дало. Но вы сравните экономические результаты и хайп. А на «закуску» пересмотрите дебаты того же Чубайса с Навальным аж от 2015 г., где первый признается, что с поликремнием у него не получилось, но он обязательно построит «Газпром 21 века» на экспорте нанотрубок и углепластика. А потом ищите цифры экспорта этих товаров за прошлый год — а ведь с дебатов прошло аж пять лет. Зато в тарифе на электроэнергию у нас уже есть зеленая составляющая, которая идет на создание солнечной и ветряной генерации без всякого экономического, а, главное, и экологического эффекта тоже.

В итоге сырьевой бизнес просто банально откупится от зеленых лоббистов. Которые потратят эти деньги на проекты со своим личным интересом. Вот, скажем, «Норильский никель» заплатил гигантский штраф за аварию. И что, после этого Норильск скоро станет комфортным городом для проживания? «Прекрасная» идея — использовать часть штрафа на достройку ледостойкой платформы «Северный полюс»!

Как это ни горько, но пока приходишь к циничному выводу, что зеленый курс в России — это борьба за деньги, а не за комфортную среду. А штрафы, кстати, можно попробовать переложить на российских потребителей — если с европейскими уже не выйдет.

И что, после этого Норильск скоро станет комфортным городом для проживания? 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.