Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Время чтения: 4 мин

Насколько рентабельна ностальгия

В России бум повторного проката, но коммерческий ресурс киноклассики не бесконечен

В статье:

В минувший уикенд в повторный прокат в России вышел фильм Питера Джексона «Властелин колец. Две крепости». За четыре дня он заработал 32 млн руб. А неделей раньше в прокате появился первый фильм по трилогии Толкина. «Братство кольца» установило рекорд сборов для классических релизов — картина собрала 71 млн руб., более чем в три раза улучшив кассовые достижения «Матрицы», которая выходила в 2019-м. Ниша ретрорелизов в России в последние три года переживает бурный рост. Если в 2018-м более 1 млн руб. смогли заработать лишь две классические картины («Сталкер» и «2001: Космическая одиссея», которая демонстрировалась только в залах IMAX), то в 2019 г. таких картин было уже 13. Помимо «Матрицы» отличными для своего сегмента кассовыми результатами отметились «Бойцовский клуб» (21,6 млн руб.) и «Бегущий по лезвию» (13 млн руб.). Общие сборы классики мирового кинематографа в российском прокате в 2019 г. почти добрались до отметки в 100 млн руб., а в 2021-м только за первые четыре месяца приблизились к 130 млн руб. В этом году на большом экране можно было посмотреть больше 10 подобных фильмов — и это не предел. Но потолок сборов перевыпуски старых картин, похоже, уже нащупали.

Атака Минкульта и ответ независимых

«Властелина колец» в российский прокат выпустил один из лидеров рынка — представитель голливудского мейджора Universal Pictures International. Но интерес мейджоров к подобного рода фильмам — скорее исключение. Среди ближайших релизов UPI — девятый «Форсаж» и хоррор «Заклятие 3», которые только в премьерный день имеют все шансы собрать больше, чем «Братство кольца» за первый уикенд.


				Кадр из фильма «Властелин колец. Две крепости»
Кадр из фильма «Властелин колец. Две крепости»
« Очевидно, выпуск «Властелина колец» прокатчиком-мейджором – одно из последствий пандемии. Сроки выхода студийной голливудской продукции из-за неопределенности на американском и европейском рынках неоднократно сдвигались. Из-за этого возник дефицит качественного и яркого контента. Надеюсь, сейчас мы наблюдаем конец этого периода. Не думаю, что после того, как кинопрокат вернется к нормальному функционированию, большие дистрибуторы будут возвращаться к своей классической библиотеке. Но как нишевая история, интересная самой активной фанатской части киноходящей аудитории, выпуск классических картин, конечно, останется »

Роман Исаев

глава компании comScore в России

Собственно, на протяжении последних трех лет эту нишу развивали именно небольшие независимые дистрибуторы, для которых сборы в районе 10–20 млн руб. — отличный результат. Массированный выход в широкий прокат классики датирован 2019-м не случайно. Годом раньше Владимир Мединский, занимавший на тот момент пост министра культуры, решил организовать ревизию проводимых в стране кинофестивалей. С тех пор, чтобы попасть в государственный реестр, смотрам нужно было соответствовать целому ряду правил, среди которых ограничение по времени (фестиваль, например, не может продолжаться несколько недель). Если фестиваль отсутствует в реестре, для показа картин правообладателям необходимо получать прокатное удостоверение.

В первую очередь инициатива Мединского ударила по организаторам различных ретроспективных показов, которые с переменным успехом проходили в Москве, Санкт-Петербурге и еще нескольких городах страны на протяжении десятилетия. На этих ретроспективах зрителям демонстрировали картины классиков мирового кино, часто в сопровождении лекции киноведов или кинокритиков.

Одним из самых активных организаторов таких показов был основатель проекта «Иноекино» Алексей Бажин. Де-факто именно «фестивальное вето» Министерства культуры заставило его бизнес трансформироваться — если раньше Бажин пытался заработать на организации ретроспектив, то уже в 2019-м «Иноекино» вышло на рынок кинодистрибуции и начало получать прокатные удостоверения для своих ретрофильмов. Теперь уже не было смысла показывать их на точечных событийных сеансах — гораздо перспективнее стало организовывать классическим лентам более или менее широкий прокат в крупных городах страны. Причем если поначалу ретрорелизы в пакете компании «Иноекино» соседствовали с современным арт-кино, то чем дальше, тем больше этот пакет состоял уже почти сплошь из классики. В итоге сейчас шесть из 10 самых кассовых полнометражных ретрорелизов российского проката принадлежат компании Бажина.

О Мединском, который фактически стал крестным отцом его кинопрокатного бизнеса, Бажин, впрочем, вспоминает без удовольствия.

« Да уж, Минкульт сделал предложение, от которого мы не смогли отказаться. Загнал нас в угол, отня... простите, зарегулировал ретроспективы в кинотеатрах так, что их стало проводить настолько хлопотно и затратно, что мы решили наконец заняться тем, чем давно планировали, – закупкой и выпуском в кинопрокат как новых фильмов, так и классических и культовых картин. Чиновники не сформировали или запустили новые, а усилили и ускорили и так уже ранее наметившиеся тенденции и процессы. Так обычно говорят про кризисы или коронавирус, но тогда эту роль прекрасно взял на себя Минкульт »

Алексей Бажин

основатель проекта «Иноекино»

Как бы то ни было, дела у компании быстро пошли в гору. Ни один из ее первых релизов, относящихся к современному арт-кино, не сумел преодолеть планку сборов в 5 млн руб., зато первый же выпуск на большие экраны старого хита — фильма Ридли Скотта «Чужой» — в марте 2019-го заработал 9,5 млн руб. Дальше компания экспериментировала с ретроконтентом, пробуя прокатывать и отечественную классику («Жертвоприношение» Андрея Тарковского), и фильмы Вуди Аллена («Манхэттен»), Чарли Чаплина («Огни большого города», «Малыш», «Великий диктатор» и «Новые времена»), Альфреда Хичкока («Психо») и Федерико Феллини («Сладкая жизнь», «Восемь с половиной»).


				Кадр из фильма «Чужой»
Кадр из фильма «Чужой»

Лучшие годы – 1980–1990-е

Ни одна из этих картин не прошла совсем незамеченной, но очень быстро проявились две тенденции. Во-первых, на артхаусное кино, пусть и пребывающее в статусе золотой классики, российская аудитория реагирует довольно вяло. Например, «Восемь с половиной» и «Жертвоприношение» собрали меньше 3 млн руб. Этот тренд чуть позже подтвердил перевыпуск фильмов Ларса фон Триера, которым занимается компания «Русский репортаж». Только драма «Рассекая волны» смогла заработать больше 1 млн руб. А, например, «Догвиль» не добрался и до 800 000 руб. Во-вторых, на совсем старые работы (снятые раньше 1960-х годов) люди ходят с куда меньшей охотой, чем на картины 1980–1990-х. Очевидно, что главной приманкой для аудитории стал фактор ностальгии. Для многих киноманов именно ленты 1980–1990-х ассоциируются с собственной юностью и первым опытом просмотра кино. Причем в силу объективных причин ни одну из полюбившихся картин у зрителей не было возможности увидеть на большом экране — в СССР они не выходили, а в России в 1990-е и начале 2000-х кинопрокат практически не функционировал.

« Этим людям сейчас слегка за 40, они платежеспособны, активны и любят ходить в кино. Они смотрят «Бегущего по лезвию» и «Бойцовский клуб» на большом экране, чтобы закрыть гештальт. Причем отрадно, что зачастую они это делают в компании собственных подросших детей »

Роман Исаев

глава компании comScore в России

Другое объяснение, почему именно такое кино пользуется большей популярностью по сравнению с другими ретрорелизами, — это стилистика самих фильмов. «Именно в 1980-е начали массово появляться блокбастеры в современном понимании этого слова, произошел скачок в развитии визуальных эффектов, — продолжает Исаев. — Это кино для современного зрителя не выглядит морально устаревшим, если мы говорим о по-настоящему хороших работах того времени».

Потолок понятен

Сегодняшние сборы золотых хитов минувших десятилетий уже близки к пределу. «Бегущего по лезвию» посмотрели 45 000 человек, «Бойцовский клуб» и «Матрицу» — почти в два раза больше. Для релизов, выходящих исключительно в крупных городах одним-двумя сеансами в день, такие цифры можно считать большим успехом. Кроме того, конкретно у релизов компании «Иноекино» есть еще один ограничитель количества зрителей — субтитры. Компания принципиально отказывается дублировать фильмы, в то время как массовая российская аудитория неоднократно доказывала свою любовь именно к дубляжу.


				Кадр из фильма «Матрица»
Кадр из фильма «Матрица»

Как бы то ни было, пока нового большого голливудского и европейского кино на российских экранах по-прежнему немного, для ретрорелизов остается открытым окно возможностей. И многие прокатчики уже заявили о своем желании заработать на ностальгии. Так, в апреле стало известно, что компания «Пионер» перевыпустит культовую драмеди «Амели», а компания Capella займется прокатом «Острова проклятых» Мартина Скорсезе. Ни один из этих прокатчиков прежде не работал с полнометражными перевыпусками, хотя у «Пионера» есть успешный опыт дистрибуции классических мультфильмов Хаяо Миядзаки.

Тем временем китайский рынок, где недавно с успехом прошли повторные показы «Аватара», позволившие фантастике Джеймса Кэмерона вновь стать самым кассовым фильмом в истории, сигнализирует, что если поскрести по сусекам, то можно извлечь еще несколько покрытых благородной сединой блокбастеров, за кассу которых не будет стыдно даже мейджорам. А компания «Иноекино», сейчас выпускающая в среднем один ретрорелиз в три недели, не исключает увеличения интенсивности своей работы. То есть уже в этом году у российских зрителей будет возможность едва ли не еженедельно выбирать что-нибудь новенькое из старенького.

Другой вопрос, не приведет ли такая частота к перенасыщению. Да и ностальгическим потенциалом обладают далеко не все популярные ленты прошедших трех десятилетий — рано или поздно золотой запас будет исчерпан. С другой стороны, сборы «Властелина колец» и «Матрицы» показывают, что у аудитории 35+ настает пора ностальгии по 2000-м — а там при желании тоже есть где разгуляться.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.