Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Время чтения: 3 мин
Обновлено:

«Стандартная монетарная политика становится все менее эффективной»

Подкаст «Экономика на слух». Сезон 2. Выпуск 3. Как государству расплатиться по счету

Что общего между выпивкой и поддержкой экономики в кризис? Счет — который рано или поздно придется оплачивать. Пока он растет и не всем странам окажется по карману. Простые решения этой проблемы могут оказаться очень опасными. Как не подорвать восстановление экономики, слишком рано свернув меры ее поддержки, и как не расшатать ее «здоровье», свернув их слишком поздно? Об этом рассуждали профессор Российской экономической школы Константин Егоров и профессор Высшей школы экономики Олег Вьюгин в новом выпуске подкаста «Экономика на слух» — совместном проекте VTimes и РЭШ.

Итак, какие риски они видят, какие советы готовы дать властям и что может изменить коронакризис в экономической политике.

Константин Егоров

Можно ли сравнить активную поддержку экономики в долг с анекдотом про мужика, который требует быстрее налить ему выпить, «пока не началось»? То есть пока не потребовали заплатить. Можно, соглашается Константин Егоров.

Стоимость пакета президента США Джо Байдена по стимулированию роста экономики — около $2 трлн, а ВВП страны упал, по оценкам экономистов, примерно на $900 млрд. И в этом смысле предложенные меры больше похожи не на поддержку, а на выпивание в анекдоте.

Такие большие пакеты расходов плохи по двум причинам.

  • Тратится ресурс, который можно было бы использовать с большей пользой. Можно было бы занимать не для того, чтобы «выпивать» (разослать чеки), а для того, чтобы инвестировать в экономику.
  • Столь большими займами правительство США значительно повысило риски для экономики. Есть риски долговых кризисов и потери США статуса главного международного финансового статуса — первенство может перейти к Китаю.

Три способа для США «расплатиться за выпивку»

Первый способ: человек, который выпивал, достанет деньги и отдаст их бармену. Это означает, что госдолг будет погашен из средств американских налогоплательщиков.

Второй способ: человек, которому наливал бармен, перепродаст эту выпивку по более высокой цене, расплатится с барменом и заработает сам. Как если бы американцы занимали, чтобы инвестировать в дороги, образование, науку, что приведет к рост ВВП и налогов.

Третий способ самый удивительный: у бармена оказалось так много выпивки, что он готов дать большую скидку клиенту, чтобы избавиться от части избыточной ликвидности. Международные инвесторы так сильно хотят сберечь и так мало у них способов сделать это, что они готовы доплачивать США, лишь бы те у них занимали.

Мир дешевых денег

И до коронакризиса процентные ставки были низкими, а госдолг высоким. Ставки снижаются с середины 80-х годов и сейчас близки к нулю в развитых странах. Если ставки будут очень низкими, то монетарные власти никак не смогут помочь экономике стандартными способами.

Госдолг США и до кризиса был очень высоким. Многие экономисты считают, что было безответственно со стороны США так сильно наращивать долг в прежние годы в отсутствие масштабных кризисов.

Нестандартная политика в России

При ключевой ставке 4,5% у России есть еще пространство для стандартной монетарной политики. Но в будущем нас, скорее всего, ожидает ситуация, похожая на США, и тогда России тоже придется пойти по пути нестандартной политики. При этом у нас не получится просто скопировать то, что делает Америка, покупая долгосрочные облигации правительства и частного сектора. Потому что рынок госдолга в России маленький, частных облигаций очень мало. Поэтому придется придумать что-то свое, например — давать долгосрочные кредиты банкам напрямую, чтобы они передавали их фирмам.

Но нестандартная политика будет очень рискованной, если покуситься на независимость ЦБ. В таком случае его могут вынудить «помогать друзьям элиты».

(Не)современная (не)денежная теория

Так сторонники экономического мейнстрима в шутку называют современную денежную теорию (modern monetary theory, MMT). Ее сторонники предлагают финансировать госдолг за счет печатания денег центробанком, а с ускорением инфляции бороться повышением налогов или выпуском гособлигаций.  

Но чтобы остановить инфляцию, нужно будет очень много налогов собрать. А это не получится. Многие страны в прошлом на бумаге следовали этой теории и финансировали госрасходы за счет печатания денег — это и Россия в начале 90-х, и Венесуэла недавно — а потом сталкивались с гиперинфляцией.

Что изменит коронакризис

Коронакризис забил последний гвоздь в баланс между монетарной и фискальной политикой. Из-за снижения ставок стандартная монетарная политика становится менее эффективной. В будущем мы как бы теряем этот инструмент и не сможем на него полагаться. Это значит, что все большую роль будет играть фискальная политика. 

Другой большой тренд — рост госсектора. Наши требования к правительству растут, но если бюджет больше тратит, значит, в какой-то момент он будет больше собирать налогов.

Есть опасность долговых кризисов. Правительствам выгодно очень много занимать при низких ставках, но при больших долгах рынки очень подвержены панике.

Также, судя по всему, коронакризис ускоряет долгосрочный тренд передачи первенства в мировой экономике от США к Китаю.

Олег Вьюгин

Накачивание экономики деньгами ведущих центробанков должно было бы разгонять инфляцию, но этого не происходит по нескольким причинам

  • Быстрые изменения в технологиях — производственных и бизнес-процессов — привели к сильному росту производительности, пока еще не фиксируемому официальной статистикой.
  • Глобальная конкуренция растет, что сдерживает повышение цен.
  • Высокий глобальный и локальный долг. Перегруженные долгами компании не стремятся наращивать леверидж и, соответственно, повышать цены.
  • Домохозяйства, тоже перегруженные долгами, стремятся избавиться от них. Поэтому «парашютные деньги», которые раздавали в США в 2020 г., люди старались потратить на погашение долгов, а не на потребление. Эти деньги слабо влияют на спрос и цены.
  • Перераспределение доходов. Балансы центробанков и дефицит бюджетов растут, но эти деньги оборачиваются ростом стоимости активов, а не зарплат широких слоев населения, что сдерживает рост цен товаров и услуг.

Нестандартная денежно-кредитная политика России не нужна

Российская экономика крайне чувствительна к монетарному финансированию. Достаточно было в 2020 г. увеличить монетарное финансирование дефицита, и инфляция сразу ускорилась. Это было сделано не прямыми покупками госдолга Центральным банком, но он «реповал» эти портфели для госбанков.

Не нужно и повышать налоги. Лучше перестать пополнять Фонд национального благосостояния, направив часть нефтяных сверхдоходов на сокращение дефицита бюджета. Это приведет к некоторому укреплению курса рубля, что будет только полезно для экономики. А вот наращивать дефицит, финансируя его через выпуск ОФЗ, которые покупают государственные банки, — это путь в никуда.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.