Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Время чтения: 4 мин

«Фитиль эскалации был притушен»

Была ли акция сторонников Навального успешной?

Первые с зимы и, если верить лидерам несистемной оппозиции, «возможно, последние в ближайшие несколько лет» митинги прошли в стране сразу после оглашения послания Владимира Путина Федеральному собранию. Команда Алексея Навального не дождалась регистрации на специальном сайте полумиллиона человек и организовала митинг. Активисты требовали допустить к Навальному врача, а затем отпустить оппозиционера: он сейчас отбывает срок в колонии по делу «Ив Роше» и держит голодовку уже 23 дня. По словам адвокатов и соратников Навального, в тюрьме он начал испытывать проблемы со здоровьем — боли в спине и ноге. Медики ФСИН считают состояние его здоровья удовлетворительным. 

Мирные задержания

Главный итог митинга: в Москве он прошел подчеркнуто мирно, силовики хоть и оцепили Манежную площадь, Лубянку и Охотный Ряд, но обошлись без задержаний. Чего нельзя сказать о Петербурге — там задержали, по данным «ОВД-инфо», 808 человек (1788 по всей стране), интернет наполнили кадры с избиениями и применением электрошокеров. Довольно жестко силовики действовали в Уфе — 170 задержанных. Эксперты полагают, что причиной «мирного митинга» в столице стало нежелание властей портить повестку в день послания.

Полностью «мирным» день назвать все равно можно лишь с натяжкой: днем были задержаны пресс-секретарь Навального Кира Ярмыш и продюсер «Навальный Live» Любовь Соболь — обе уже проходят по так называемому «санитарному делу». Вечером ФСБ провела обыск, а затем задержала с применением силы CMM-редактора московского штаба Навального Александра Шепелева — до утра близкие и адвокаты не могли его найти. Затем выяснилось, что и он проходит по «санитарному делу», свидетелем, и что ему грозит 15 суток ареста за неповиновение полицейским. По словам его девушки, молодого человека били, требуя сообщить пароль от телефона.

Незадолго до объявления акции протеста прокуратура Москвы подала иск о признании ФБК и штабов Навального экстремистскими организациями. Если суд удовлетворит иск (заседание назначено на 26 апреля), то сторонникам этих структур, их членам, а также всем, кто будет перечислять пожертвования, грозит уголовная ответственность.

Накануне акции атмосфера была напряженной: МВД и Генпрокуратура публиковали предостережения, по соцсетям ходили слухи о готовящихся жестких задержаниях. Такое давление также сыграло свою роль в численности протестующих.

Ядро протеста

Оценить общее число участников практически невозможно, так как единого места сбора не было и колонны ходили по разным улицам Москвы. МВД дало цифру в 6000, но звучали и оценки в несколько раз выше. Политолог и экономист Алексей Захаров рассказал VTimes, что группа волонтеров под его руководством при содействии «Белого счетчика» проводила опрос участников акции. Они пришли к выводу, что участвовало в них в основном ядро сторонников Навального: так, 72% опрошенных сообщили, что уже принимали участие в акциях протеста в этом году, 70% также сказали, что регистрировались на сайте «Свободу Навальному!».

Сегодня Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) приняла резолюцию с требованием освободить из колонии политика Алексея Навального до 7 июня. Глава российской делегации в ПАСЕ Петр Толстой уже заявил, что российские власти не станут выполнять это и другие требования, противоречащие Конституции или решению российских судов.

VTimes спросили политологов, как можно оценивать прошедшие митинги и какие перспективы у протестующих.

 Александр Пожалов, политолог ИСЭПИ:

— В отличие от январских шествий вчера не было яркого эмоционального повода для массовых протестных акций, скорее, они носили политтехнологический характер. Январские протесты были связаны с желанием народа выразить накопившееся за время длительных ограничений недовольство властью, недостаточной ее чуткостью в отношении ряда социальных групп. Сейчас конкретным поводом для акции предполагалась поддержка лично Навального. Если говорить об оценках численности, каждая из сторон выдает желаемое за действительное. Но тут и не стоило ожидать полной конвертации тех, кто записался сочувствующим, в ряды уличных протестующих. Сыграла свою роль и жесткая предупредительная риторика со стороны властей, действия правоохранительных органов, тот же иск о признании ФБК экстремистами. Это вызвало у более умеренной части протестующих, тех, кто готов был пойти на заведомо безопасную акцию, заметные опасения.

В то же время для власти важен сигнал, что даже такое количество людей вышли на заведомо несанкционированную акцию. Это остается политическим фактором для выборов в Госдуму в этом году, так как может способствовать росту готовности избирателей в мегаполисах прийти на выборы, что повысит протестную явку. Это не отразится на результатах голосования по партийным спискам, но может повлиять на исход выборов в одномандатных округах — Москве, Петербурге, Новосибирске. Два десятка одномандатных округов находятся в зоне риска, если сохранится протестный настрой и готовность оппозиции выводить людей на улицы и призывать их к протестному участию в выборах.

Сейчас власть пытается добиться того, чтобы у сторонников несистемной оппозиции в бюллетенях не осталось «не своих» кандидатов и не возникло желания идти на эти выборы. Еще один желаемый исход для власти — чтобы Навальный и другие лидеры несистемной оппозиции склонились к тактике бойкота выборов, как это было в 2016 г. на выборах в Госдуму, как бывало на многих других предыдущих выборах. Уже очевидно, что в избирательные бюллетени подавляющее большинство представителей несистемной оппозиции допущено не будет. За кого будет призывать голосовать несистемная оппозиция?

Власти выгодно, чтобы команда Навального и в целом независимые лидеры протестной аудитории склонились к тактике бойкотирования выборов и неучастия в них, нежели к тактике нагнетания протестных настроений, создания негативного информационного фона, поддержания интереса у людей к выборам и призывов идти голосовать против «Единой России» за самого сильного оппонента, а это КПРФ. Развилка в этом.

В 2019 г. на выборах в Мосгордуму, когда тоже почти ни в одном округе не осталось кандидатов либеральных взглядов для людей демократических убеждений, команда Навального до последнего момента поддерживала тактику умного голосования, призывала людей на выборы — и это привело к яркому успеху КПРФ. А Государственная дума — куда более весомая площадка для кандидатов на роль потенциальных лидеров в рядах оппозиции. Будет ли команда Навального и в целом либерально-демократическая оппозиция работать на ту же самую КПРФ уже на выборах в Госдуму в протестных центрах — большой вопрос.

Очевидно, что попытки продолжения уличных акций мы увидим и летом. Они могут быть приурочены и к событиям вокруг Навального, к ущемлению интереса оппозиции на выборах, к политическим делам против журналистов. Эти акции будут привязаны к определенным датам избирательной кампании, к периоду регистрации кандидатов: конец июня — начало июля. Это будет Москва и Петербург, в том же Новосибирске в городском совете есть целый ряд независимых депутатов от команды Навального, в Томске тоже, то есть структура для мобилизации людей на протесты имеется.

Илья Гращенков, политолог, президент Центра развития региональной политики:

— Монополизация протестного движения Навальным — его возвращение в страну, суд, угроза жизни — деполитизировала повестку. Зимой люди зачастую говорили: «Я не очень поддерживаю Навального, но он единственный, кто выступает против власти, а мне власть тоже не очень нравится, поэтому я пришел на митинг». Таких людей было много. Когда предложили выйти только за Навального, круг аудитории сузился, вышло только ядро.

Второй момент — силовое давление. Когда люди выходили на улицы зимой, они вспоминали 2019 г., прогулки по бульварам и воспринимали происходящее как некую игру в протест: ну посадят в автозак, селфи — и отпустят. А зима показала, что могут жестко избить, посадить на 15 суток, а по возвращении из СИЗО могут уволить с работы или выгнать из института. В такой ситуации, конечно, меньшее количество людей готовы рисковать и выходить, тем более что повестка сузилась.

Перед думскими выборами повестка должна расшириться и дополниться другими протестными организаторами, как это было во времена Болотной. Там же все проявляли активность, и левые, и правые, от «Левого фронта» до ФБК. Должна, как мне кажется, произойти консолидация оппозиции, которая сможет как-то реагировать на проведение выборов. Если они будут, условно, фальсифицированы, то кто-то должен на это ответить, иначе было бы странно: выборы фальсифицированы, а выходят опять «на Навального».

Кроме того, если ФБК признают экстремистской организацией, то они потеряют возможность легально действовать и появится необходимость в новой официальной силе, которая сможет подавать заявления на митинги и т. д. Вопрос, кто может занять эту вакансию, пока открыт.

В Петербурге акции вчера подавляли намного жестче, чем в Москве. Сказалось в том числе президентское послание. Был расчет, что Навальный и Путин пересекутся повестками, президент что-то такое судьбоносное объявит, вроде стычек на Донбассе или присоединения Белоруссии, и это будет «перебито» вечерними митингами. А послание Путина получилось пресное и скучное. Понятно, что оно ориентировано на переговоры с Байденом, которые должны скоро состояться. Очевидно, что фитиль эскалации был притушен в ожидании этой встречи: зачем лишний раз показывать американцам, что в России жестко подавляют оппозицию? Но Питеру все равно досталось. Думаю, была разница в установках. В Москве люди не выступали против власти, а только за свободу Навального, а в Питере скандировали: «Путин — убийца». Тут и была проведена красная черта.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.