Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Мнение

Время чтения: 3 мин

Мнение. Взрывы в Чехии, алжирская война и история ГРУ

Во что превратилась сегодня российская разведка

Чешское расследование роли ГРУ во взрыве склада боеприпасов в деревне Врбетице в 2014 г. поразительно по крайней мере по двум причинам.

Во-первых, выяснилось, что сотрудники ГРУ не остановились перед организацией взрывов, унесших человеческие жизни, на территории европейской страны. Эта операция была связана с попыткой отравления болгарского торговца оружием Емельяна Гебрева, а задача стояла сорвать поставки оружия на Украину.

Во-вторых, стало понятно, что как в Чехии, так и в Солсбери в Великобритании, где пытались отравить Сергея Скрипаля, действовали одни и те же сотрудники. Оба факта имеют свое объяснение. Их сочетание проливает свет на то, во что же превратилась сегодня российская военная разведка.

Началось все в середине прошлого века

Поздние 1950-е, Западная Германия. Первая бомба взорвалась 28 сентября 1956 г. в Гамбурге, в офисе бизнесмена Отто Шлютера. Шлютер, хорошо известный в профессиональных кругах торговец оружием, отделался ранением, но его помощник был убит. Вскоре последовали еще две попытки покушения на жизнь Шлютера. Через год бомба взорвалась в «мерседесе» Шлютера, убив его мать и серьезно ранив дочь. Только тогда Шлютер решил оставить бизнес. К тому времени главным бизнесом Шлютера была организация поставок вооружений алжирским повстанцам из FLN (Front de Libération Nationale). Он не был единственным немецким торговцем оружием, работавшим с алжирцами, поэтому операции по их ликвидации продолжились. Вскоре в Гамбурге взорвался еще один «мерседес» — сработала прикрепленная под водительским сиденьем бомба, которая убила другого торговца оружием, а чуть ранее в Женеве отравленным дротиком, выпущенным из переделанного велосипедного насоса, был убит его швейцарский партнер.

Тем временем в гамбургском порту затонуло грузовое судно Atlas, загруженное норвежским динамитом для FLN, взорвавшись от прикрепленной под килем бомбы.

Это была громкая история

Серию убийств и взрывов приписали таинственной организации «Красная рука» (La Main Rouge) — предполагали, что это группа французских поселенцев в Северной Африке, недовольных ходом войны в Алжире. Впоследствии выяснилось, что на самом деле это действовали штатные подразделения французской разведки SDECE (Service de Documentation Extérieure et de Contre-Espionnage). К тому времени в SDECE оформились два типа операций для предотвращения поставок оружия в Алжир извне. Первый назывался Arma, от armaments. Эти операции должны были с помощью саботажа уничтожать каналы поддержки FLN и запугивать бизнесменов, работающих с алжирцами. Для этого физически уничтожались суда, перевозящие оружие, как Atlas в гамбургском порту. Второй тип операций носил кодовое имя Homo — от homicide, — и речь шла о физической ликвидации продавцов оружия и агентов FLN. Сотни человек были убиты, большая часть — в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Однако в число ликвидированных попали и немецкие продавцы вооружений.

Убийства в Германии имели конкретную цель — выбить ФРГ с рынка поставок стрелкового оружия для алжирских повстанцев. Много лет спустя немцы признали, что террористическая деятельность «Красной руки» стала одной из причин, которая заставила немецкие власти ужесточить правила торговли оружием. Правда, это не помогло французам выиграть войну в Алжире.

Ни французы, ни немцы не любят вспоминать

Эта старая история очень напоминает то, как чехи описывают действия ГРУ: это то же сочетание операций arma и homo — взрыв на заводе и попытка отравления болгарского торговца оружием, работавшим с Украиной.

Так ГРУ взяла на вооружение тактику французских спецслужб более чем полувековой давности. Но с важным дополнением, касающимся подбора исполнителей: те же люди, что проводят диверсии в мирное время в Западной Европе, занимаются и ликвидацией предателей.

Объяснение этому тоже происходит из 1950-х. Пока французы взрывали немецких торговцев оружием, в соседней Австрии молодой офицер ГРУ Иван Щелоков, фронтовик и потомственный диверсант (его отец взрывал мосты еще в Испании), шел на очередное задание со своей женой Надей. Задания у него были однотипные:

Мы с Надей работали в паре, как и еще четыре пары таких же, как мы, молодых разведчиков. Осуществляли связь с резидентурой, но главная задача — ликвидация предателей. Работа эта была тяжелая и небезопасная. Спустя год из пяти пар, работавших по этим задачам, остались только мы с Надей.

Ликвидации осуществлялись по одной схеме

Как потом вспоминал Щелоков:

Место для встречи с объектом ликвидации обычно выбирали у водоема, чтобы, как говорится, сразу концы в воду. Причем всегда стреляла Надя из «Грозы», был такой бесшумный пистолет. На явке она доставала из сумочки свернутый лист бумаги и вручала его предателю, и пока он разворачивал его, Надежда стреляла прямо из сумочки. Ну, а я страховал и уже только камни к ногам привязывал и топил.

Ни во время операций, ни много лет спустя Щелоков не задавался вопросом, зачем он занимался убийствами, — он лишь жалел, что одна из его жертв предателем не была — а приказ об отмене до него вовремя не дошел. Еще он злился на непрофессионализм начальства, плохо планировавшего маршруты отхода. Этим его вопросы к тому периоду своей жизни, судя по всему, и заканчивались.

После возвращения в СССР Щелоков продолжил карьеру в военной разведке, и вскоре ему поручили помочь создать войска специального назначения, тот самый знаменитый Спецназ ГРУ. Сегодня он считается одним из его отцов-основателей.

С годами задачи спецназа ГРУ менялись: Афганистан, а потом локальные конфликты 1990-х превратили спецназ в подразделения, натасканные на диверсии и засады, но очень далекие от мира разведчиков в зарубежных резидентурах. Однако ГРУ это не смущает: именно в спецназе военная разведка продолжает подбирать новые кадры.

Если в послевоенном сталинском Советском Союзе траектория службы в ГРУ привела Щелокова, диверсанта и штатного ликвидатора предателей, в спецназ, то в путинской России спецназовцы, такие как Анатолий Чепига, делают обратный переход — из спецназа в центральный аппарат ГРУ, в ликвидаторы и диверсанты. И точно так же они не задаются лишними вопросами, хотя, возможно, тоже ругают начальство за плохое планирование.

Так замкнулся круг из методов и традиций

ГРУ хоть и переехало в суперсовременное здание новой штаб-квартиры с вертолетной площадкой, но за его стенами служат люди с представлением о мире времен 1950-х, помноженном на сталинскую традицию охоты на предателей.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.