Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Мнение

Время чтения: 2 мин
Обновлено:

Мнение. Банкротство – как сохранить бизнес

Россия пока недалеко ушла от «Русской правды»

Банкротство — это всегда больно, но не смертельно. При правильном подходе бизнес может быть реанимирован. К сожалению, в России отделение реанимации не работает, а если и работает, то не для всех. В чем причина такого отношения к процедуре банкротства? Почему целью конкурсной процедуры становится «догнать» бенефициара должника, наказать его и оспорить предбанкротные сделки?  И всегда ли так было?

Банкротство родилось с долгами

В мировой истории банкротства условно можно выделить четыре подхода к заемщикам, не способным расплатиться по долгам.

  • Жесткий — от зарождения экономических отношений вплоть до ХХ в.
  • Осмотрительный — с появления в XVI в. законодательства о несостоятельности.
  • Справедливый — применяется со второй половины XVIII в. вплоть до начала XX в. Его особенность — стремление к справедливому отчуждению и распределению имущества должника между кредиторами, а также предоставление банкроту, который свободен от долгов, возможности заниматься бизнесом.
  • Гуманный — это современный подход к поиску баланса интересов должника и кредитора.

В России правила банкротства тоже прошли длинный путь, совершив путешествие от жесткого отношения к заемщикам снова к жесткому.

Зачатки конкурсного права можно найти еще в «Русской правде» — первом унифицированном юридическом документе XI–XII вв. Он разделял несостоятельность на «случайное» банкротство и «злостное». В первом случае применялись реструктуризационные процедуры, такие как рассрочка долга, частичная продажа имущества, во втором — кредитор продавал имущество должника, а заодно и самого должника. «Русская правда» определяет очередность погашения требований, закрепляет особый статус государственных органов, предписывая в первую очередь отдавать княжеские долги, вторая очередь — иностранные долги, далее, применяя принцип pari passu, оставшееся поделить.

В правление царя Алексея Михайловича были расширены границы реструктуризационных процедур, увеличен срок возврата долгов до трех лет, появляется институт поручительства. Это период расцвета продолжниковой модели.

«Банкротный устав» 1740 г. впервые копирует западноевропейское законодательство. Появляется возможность заключать мировые соглашения. Суд предоставляет должнику время для восстановления платежеспособности. В 1800 г. в «Уставе о банкротах» появляется разделение на два вида банкротств. Первый — напрямую связан с  предпринимательской деятельностью и называется «торговой несостоятельностью». Второй — «о вступлении дворян в обязательства и несостоятельности этих лиц». Устав предусматривает возможность освобождать должника от долговых обязательств в случае несчастья и регулирует отсрочку платежей. Устав подробно описывает реструктуризационные процедуры, допускает заключение мировых соглашений, назначение временного управляющего и рассрочку расчетов с кредиторами.

После Октябрьской революции собственником имущества большинства хозяйствующих субъектов было государство. Торговые обороты увеличивались, и несостоятельность стала распространенным явлением. Вопросы взыскания долгов решались не кредиторами, а государством. Убыточные предприятия существовали за счет государственного финансирования и периодического списания долгов. В 60-е гг. XX в. банкротные процедуры исчезли из законодательства советского государства.

Этот экскурс в историю показывает, что законодатель время от времени обращался к реабилитационным процедурам. Но, пройдя длинный путь, институт банкротства вернулся к истокам — это процедура, направленная на крах бизнеса. В 2019 г. лишь 0,1% банкротств закончились реабилитацией должника. Да, неэффективный бизнес должен уходить с рынка, открывая дорогу конкурентам. Но в России, с одной стороны, растет число зомби-компаний, выживающих лишь благодаря поддержке властей, а с другой — здоровый бизнес, столкнувшийся с проблемами, лишен шанса выжить. Поэтому и необходимо менять подход к процедуре банкротства, развивая реабилитационные процедуры. 

Почему реабилитация — это шаг в будущее

Ровно год назад Минэкономразвития дало очередную надежду должникам, разработав поправки в закон о банкротстве. Ухудшение ситуации в экономике, сильно ударившее по малому и среднему бизнесу, стало триггером для продвижения законопроекта и повышает его шансы стать законом. С помощью правовой гильотины министерство хочет ликвидировать громоздкие и неэффективные стадии банкротства — наблюдение, внешнее управление, финансовое оздоровление, — заменив их новой процедурой реструктуризации. Проект предусматривает замену ликвидационных процедур реабилитационными, частичное сохранение управления бизнесом за собственниками, а также изменения, касающиеся управляющих.

Очевидно, что сегодня банкротные процедуры не способны защитить интересы ни кредитора, ни должника. Должник любым способом пытается избежать расплаты по обязательствам, а кредитор — получить любой ценой хотя бы что-то, при этом в процедуре наблюдения должник при желании успевает вывести из банкрота все, а кредиторы в конкурсном производстве пытаются безрезультатно вернуть выведенное.

Мой опыт показывает, что только 0,1% владельцев обращаются с задачей спасти бизнес, когда можно еще что-то спасти. Каждый из обратившихся рассказывал, что пытался договориться с кредиторами отложить подачу заявления на банкротство, предлагал новые залоги и поручительства, но в ответ получал: «Если я не подам первым, не успею назначить своего управляющего». От кредиторов слышишь то же самое: «Помогите быстро подать заявление, нужно быть первыми, необходимо назначить своего управляющего».

Введение новой реабилитационной процедуры — необходимая мера, направленная в первую очередь на изменение подхода к банкротству и отношения всех сторон к нему. Ведь само по себе банкротство — это не всегда смерть, это возможный путь к выходу из кризиса. Иностранные юрисдикции, к которым мы вынуждены обращаться за опытом, показывают невероятные результаты, когда компании выходили из банкротства на новый этап развития благодаря реабилитационным процедурам и модели, направленной на защиту должника и поддержку бизнеса.

Колонка подготовлена на основе выступления на конференции Forbes Congress «Банкротства, реструктуризации, корпоративные конфликты: знаковые дела и судебные процессы в современной России»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.