Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Мнение

Время чтения: 10 мин
Обновлено:

Мнение. Россия не готова к третьей волне ковида – а она поднимается

Неудачи прививочной кампании и легкомыслие людей усилят новый удар эпидемии

Россия вышла на рекордные темпы с начала вакцинации: сейчас в стране прививают по 180 000−200 000 человек в сутки, в неделю — более миллиона. Но есть проблема: этого по-прежнему мало и новую волну эпидемии вакцинация не остановит.

То, что прививочная кампания в России буксует, — уже давно не новость. Но тренд последних недель обнадеживает — после провала в марте Россия нарастила темпы и продолжает прибавлять:

На середину апреля, по моим оценкам на основе региональных данных, в России привито 9,9−10 млн человек (с учетом армии) — это почти 7% от населения, или 15% от той части, которую планирует привить правительство, — 65 млн человек (60% взрослого населения). Сегодня вакцинируется в среднем 1,2% взрослого населения в неделю.

Что происходит в регионах? Явных закономерностей как не было месяц назад, так нет и сейчас:

  • Москва выбыла из лидеров — сейчас в столице привито 13,5% взрослого населения, в 7 регионах ситуация лучше.
  • Лучше всего ситуация на Чукотке (привито 25% взрослых), в Якутии и Тыве (по 14%), в Мордовии и Белгородской области (13,7−13,9% взрослых).
  • Петербург стремительно догоняет Москву — здесь привито уже 12,3% взрослого населения, а общее число вакцинированных всего вдвое меньше, чем в столице.
  • В аутсайдерах, как и прежде, Кавказ: в Дагестане едва вакцинировали 50 000 человек (3% взрослых), в КБР — 22 000 (4,1%), в Северной Осетии — 25 600 (5%), в КЧР — 15 000 (5,1%). Все эти регионы занимают нижние места по доле привитого населения.

Март потерян

Темпы вакцинации в начале февраля обнадеживали. Еще в новогодние праздники прививали по 13 000 человек в сутки, к середине января — уже 25 000–30 000, а спустя несколько недель вакцинировали уже 120 000−130 000 в сутки. Каждую неделю темпы ускорялись на 20−40%. Переход от 13 000 привитых в сутки к 130 000 оказался стремительным и дал старт настоящей массовой вакцинации в регионах. А перехода от 130 000 в сутки к 1 млн или хотя бы 500 000 так и не произошло.

Уже в середине февраля прививочная кампания достигла пика, так и не успев раскачаться. После 833 000 привитых в неделю темпы стали падать. Затем наступил март — и страна столкнулась с дефицитом вакцин.

В марте в десятках регионов «Спутник» закончился, а новых поставок не было. В Петербурге на фоне дефицита стали закрывать прививочные пункты. В Якутии в марте израсходовали 99,5% поступившей вакцины. В Ленинградской области — 98%. В Ростовской области — 97%: из 109 000 доз в какой-то момент осталось всего 3000. Томская область, Мурманская, Вологодская, Волгоградская, Пензенская, Новгородская, Алтайский край, Забайкалье — в марте вакцина закончилась практически повсеместно.

Вакцинация замерла. Возникли многотысячные очереди. В Курганской области вакцинацию ожидало 4000 человек, в Крыму — 28 000, в небольших Сахалинской и Вологодской областях — по 18 000, в Свердловской области — 200 000, в Волгоградской области, которая получила на треть меньше обещанного, ожидание достигало трех недель.

Поставки вакцины в регионы возобновились только после 22−25 марта — и это сильно отразилось на темпах. Март фактически оказался потерян.

За январь привили 1,1 млн человек, за февраль почти втрое больше — 2,9 млн, а за март, в свою очередь, — всего 2,5 млн. Если учитывать, что в марте на три дня больше, реальные масштабы падения серьёзнее: в феврале среднесуточно вакцинировали по 103 000 человек, в марте — почти на треть меньше, по 80 000 в сутки (в худшие недели — 60 000−70 000). Для сравнения: за первую половину апреля вакцинировали уже 2,5 млн россиян — среднесуточные темпы выросли почти в два раза по сравнению с мартом, до 166 000 в сутки.

Куда исчез первый компонент

С чем связана такая динамика? Главный фактор — число доступных вакцин. Данных о производстве у нас нет — чиновники совсем редко сообщают, сколько произведено доз. Однако имеется реестр Росздравнадзора, где публикуется информация о каждой зарегистрированной партии и известно, что на контроль качества уходит месяц. 

Если наложить график вакцинации на динамику выпущенных партий вакцины, получается вот что:

Во второй половине февраля сильно уменьшается выпуск «Спутника» в гражданский оборот — до 7 партий в неделю. В марте спад продолжается — в середине месяца в одну из недель не регистрируется ни одной партии (а такого не случалось ни разу с начала производства).

За первую половину марта в оборот вышло всего 5 партий «Спутника». Вскоре за этим резко падает и число привитых. С момента регистрации до момента попадания партии в регионы проходит в среднем 2−3 недели — поэтому прекращение регистрации в конце февраля — начале марта приводит к катастрофическим перебоям в поставках уже в середине месяца.

И возможных объяснений здесь два. Либо возникают сложности с производством первого компонента (с которым не было трудностей даже в прошлом году). Либо вакцина производится — но в регионы не попадает. Куда вероятнее второе.

Если изучать серии вакцин, есть несколько примечательных моментов. 

АО «Генериум», выпустившее за январь и февраль по 8 партий первого компонента, в марте выпускает всего одну партию — и нумерация серии резко меняется: выходит партия с серией ZC00121, тогда как, следуя логике предыдущих партий, следовало ожидать ZA01221. То же происходит и со вторым компонентом: между сериями ZB00721 и ZB00821 впервые появляется серия ZE. По-видимому, это были первые партии вакцины в жидкой форме, стабильной при +2−8 градусах, — «Генериум» объявлял о выпуске такой партии в оборот в марте. Если так, это значит, что с 26 февраля не была зарегистрирована ни одна партия «Генериума» с первым компонентом — и это на крупнейшем на тот момент производстве, где к концу февраля вышло 36 партий, что заметно больше других заводов. Еще осенью «Генериум» обещал нарастить производство до 5−8 млн доз в месяц.

Очевидно, часть произведенных партий отправляется на экспорт, минуя Росздравнадзор. Например, у «Биокада» — второго крупнейшего производства в 2020 г. — все партии с первым компонентом начинаются с 4860… В аргентинском реестре привитых замечена партия с серией 486010121, которой нет в реестре Росздравнадзора. Вакцинами только из этой партии в Аргентине привили 125 000 человек. В I квартале в гражданский оборот вышло всего 6 партий «Биокада» (только за вторую половину декабря их было 11), половина из них — в марте. За 2020 г. завод отгрузил 1,1 млн доз, на конец марта 2021-го произведено 3 млн доз. Куда делось почти 2 млн и почему за 3,5 месяца в оборот вышло меньше партий, чем за половину декабря, — вопрос открытый. Либо вакцина «Биокада» уходила за рубеж, либо возникли непредвиденные сложности с производством.

На то, что часть партий отправляется за рубеж с завода целиком, без регистрации в России, указывают и пропуски серий у других производителей. Например, у «Фармстандарт-Уфа» — крупнейшего производителя за последние месяцы. Первая партия вышла 28 января, с того момента зарегистрировано уже 49. Нумерация серий последовательная и понятная, и до 9 апреля пропусков нет. Затем внезапно теряется сразу три партии: после I-400321 следует сразу I-430321 (а серии 410 и 420 так и не вышли), затем регистрируется I-450321 (с пропуском 440). Искать потерявшиеся серии, вероятно, следует за рубежом.

На экспорт идет, очевидно, и значительная часть партий, произведенных «Лекко» — еще одним крупным заводом. Первая партия в России зарегистрирована 25 января, за месяц в оборот вышло всего 17 партий — и после этого выпуск в России прекратился. За прошедшие два месяца ни одна из партий «Лекко» в России не регистрировалась. Зато отдельные серии завода замечены в разных странах: то в Боливии, то в Сербии (I-031220).

Аппетиты и возможности

Упомянутые Аргентина, Боливия и Сербия — часть большой и, очевидно, успешной кампании по продвижению «Спутника» за рубежом. «Спутник» продолжает торжественное шествие: вакцину зарегистрировали и одобрили к применению уже в 60 странах с населением в 3 млрд человек. Эти миллиарды — лакомый для России потенциальный рынок сбыта. Спрос на «Спутник» продолжает расти — его планируют заказать уже и Бавария (2,5 млн доз), и Австрия.

Однако справиться с растущей популярностью Россия по-прежнему не в состоянии. Внутреннее производство до сих пор более чем скромное — а зарубежное, как и раньше, пока сильно буксует.

Три главные надежды РФПИ — это Южная Корея, Индия и Китай. На 5 апреля было объявлено о соглашениях с восемью производителями на изготовление «Спутника» за рубежом — в Южной Корее, Индии и Китае. Всего планируется произвести 550 млн комплектов доз, а до конца года, по оптимистичным заверениям РФПИ, можно будет привить 700 млн человек по всему миру. Однако обещания пока так обещаниями и остаются. 

Первая пробная партия «Спутника» вышла в Южной Корее уже в декабре, но на этом все и остановилось. Соглашение с южнокорейскими производителями РФПИ подписал только спустя несколько месяцев — 15 апреля.

В Индии уже есть договоренность с пятью крупными производителями — РФПИ рассчитывает на производство 850 млн доз в год. «Спутник» местного производства пойдет как на внутренний рынок, так и на внешние — и старт производства и выпуска оказался завязан на регистрацию препарата индийским регулятором. Это произошло только 12 апреля. Технологический трансфер и полномасштабное производство следует ожидать в лучшем случае в этом квартале, «к лету» РФПИ ожидает производства 50 млн доз в месяц.

Соглашения с китайскими производителями РФПИ подписал только в конце мартаначале апреля.

Страны, где «Спутник» уже производится, — Казахстан и Белоруссия. В Казахстане произвели почти миллион доз, в Белоруссии — неизвестно сколько, но известны планы: до полумиллиона доз в месяц. Но и там, и там «Спутник» пока идет только на внутренний рынок.

Что происходит в России? Данные о внутреннем производстве сообщаются редко. Известно, что на 17 марта было произведено 20,1 млн доз «Спутника», в гражданский оборот на тот момент вышло 8,9 млн доз. В то же время на конец марта — начало апреля за рубеж было поставлено почти 7,1 млн доз «Спутника». Его получило 30 стран и территорий: от Аргентины (2,9 млн первого компонента) до Ливии (101 000 доз), Гайаны (30 000 доз) или Монголии (20 000 доз).

Месяц назад я оценивал долю «экспортного» «Спутника» в 36% — 4 млн из 11 млн, произведенных на тот момент, ушло за рубеж. Сейчас оценка та же — при произведенных 20,1 млн доз в другие страны ушло 7,1 млн — 35%.

Треть вакцины отправляется на экспорт.

И, вероятно, именно в такой популярности «Спутника» за рубежом и в миллионных поставках и следует искать причины провала прививочной кампании в России.

Возвращение первого компонента

Если смотреть графики вакцинации, то видно, что уже в последнюю неделю марта начинается резкий прирост. Можно это связывать с вакцинацией Путина, произошедшей 23 марта, однако есть и более прозаичная причина. Это поставки вакцины.

Именно в последнюю неделю марта в регионы вновь поступает вакцина — правда, в скромных количествах: так, Белгородская область получила 7800 доз, Тверская — 2100, Калининградская — 1700, Удмуртия — 8700. Вакцину отгружают в десятки регионов — партии совсем скромные, но достаточные для краткосрочного купирования дефицита. Уже в последние числа марта и в начале апреля регионы получают более существенные партии «Спутника» — это происходит ровно через три недели после регистрации рекордного числа партий с первым компонентом.

Вскоре после этого меняется риторика и государственных СМИ. Так, на «Первый канал» возвращаются репортажи про массовую вакцинацию в России, причем репортажи большие и про разные регионы. Впервые появляются репортажи с императивами и прямыми призывами прививаться. Каждый день выходит минимум по 2−4 репортажа про вакцинацию с попытками мотивировать зрителей и акцентами на том, как легко и просто привиться.

Показательно, что уже в феврале практически перестают появляться новости и репортажи про вакцинацию «Спутником» в России, — и только в двадцатых числах марта происходит перелом, акценты смещаются с успехов «Спутника» за рубежом на разворачивание вакцинации по всей стране. Происходит это вскоре после регистрации новых партий и возобновления их поставок в регионы.

Темпы вакцинации также растут. Хотя очереди в регионах еще сохраняются (например, об этом сообщают Камчатка, Архангельская область, Иркутская область, Забайкалье), регионы вновь получают десятки тысяч доз, а прививочная кампания разгоняется — причем темпами, каких не было с января — февраля.

Но это все равно катастрофически медленно.

Куда движемся

В I квартале в России планировалось привить 20 млн человек — эти планы обнародовала Татьяна Голикова в конце января. Даже сегодня, в середине апреля, привито вдвое меньше — почти 10 млн россиян.

В I квартале ожидалось поступление 17 млн доз вакцины в регионы. Реально в гражданский оборот вышло на 41% меньше — 10 млн доз к началу апреля.

Текущие планы — вакцинировать 30 млн россиян до середины июня и 65 млн человек (60% взрослых) к осени. Насколько реалистичны эти планы?

Если нынешние темпы сохранятся, то к середине июня Россия успеет привить на треть меньше запланированного — 20 млн вместо 30 млн. Если строить простую линейную экстраполяцию, то для вакцинации 30 млн человек к середине июня необходимо уже с 19 апреля прививать по 2,6 млн человек в неделю — это почти 370 000 в сутки. Нынешние темпы, даже заметно выросшие, серьезно отстают: сейчас вакцинируется в среднем 1,2−1,3 млн в неделю, как сказано выше.

Нарастить темпы вдвое — задача реалистичная, но, очевидно, так быстро это сделать не удастся. За прошедшие три недели темпы вакцинации выросли в два раза — и ускорение сильно замедлилось. Если прошлая неделя показала прирост на 48%, то уже на этой число новых привитых выросло всего на 18%.

Если удастся сохранить темпы прироста хотя бы на умеренных 16% (т.е. каждую неделю будет прививаться на 16% больше, чем в предыдущую), это позволит уже к середине июня прививать по 600 000 человек в сутки, или более 4 млн в неделю. Так к середине июня план по вакцинации в 30 млн будет выполнен, и при дальнейших темпах в 600 000 60% взрослых будет привито в августе — как раз перед осенним подъемом.

Однако и планы чиновников, и все экстраполяции исходят из того, что темпы снижаться уже не будут, а желающих будет только прибавляться. Однако здесь как раз и возникнут главные сложности, как показывают примеры Москвы и Петербурга, где в отсутствие дефицита вакцины число привитых снижается с каждым днем.

Люди не готовы прививаться. После удовлетворения первичного спроса и по мере решения проблем с дефицитом вакцины на первое место становится дефицит желающих. Почему люди не хотят прививаться — предмет отдельной статьи, и этого я уже касался в своем прошлом исследовании.

Это большая и серьезная проблема — куда серьезней, чем проблема с производством вакцины, логистикой или хранением. И, к сожалению, пока не видно, чтобы эта проблема хоть как-то решалась, кроме топорных рекламных кампаний про вакцинацию.

Спасение и проклятие третьей волны

Очевидно, большинству россиян вакцинироваться сейчас попросту незачем: у людей отсутствует мотивация. Эпидемия как будто на спаде, заболеваемость сильно снизилась, с января по всей стране массово перепрофилируют ковидные госпитали и снимают те немногочисленные ограничения, которые у нас были. Государственные СМИ рапортуют о победе над эпидемией, и, как утверждается, победа одержана в том числе благодаря массовой вакцинации. Ощутимых ограничений, которые доставляли бы людям заметные неудобства, в стране нет — в отличие от Европы, которая с осени не выбирается из локдаунов и для которой вакцинация означает снятие ограничений и надежду на возвращение к обычной жизни.

А о рисках третьей волны и распространения новых штаммов, более контагиозных и летальных, как британский штамм B.1.1.7, или штаммов с мутацией E484K, ускользающих от части антител, как южноафриканский и бразильский, — об этих рисках в России мало кто публично говорит. Более того: публичные лица заявляют о «штаммобесии», которого Россия смогла избежать, крупные СМИ это перепечатывают и у людей закладывается несерьезное отношение к опасности. Это ведет к ее недооценке и преуменьшению рисков. Мотивации прививаться это не добавляет. К чему прививаться, если эпидемия в России и так на спаде, новых штаммов бояться нет оснований, а вакцины вызывают серьезные осложнения?

Ситуацию может резко поменять очередная угроза ковида.

Если страну накроет третья волна, начнется рост заболеваемости, у людей станет массово заболевать окружение — это решит проблему с мотивацией и с недостатком желающих. И если такое случится, это будет худшим сценарием. В этом сценарии мы получим только разгон заболеваемости: толпы в поликлиниках и на прививочных пунктах, отсутствие вентиляции, несоблюдение дистанции, маски под носом — все это приведет к массовым заражениям в очередях. 

Про это уже написали лучше меня: «Мы знаем, что не подготовлено никаких планов и инструкций на случай, если население массово рванет прививаться. При высоком индексе распространения эффект от такой вакцинации будет похлеще, чем от 400 очагов нозокомиального ковида в лечебных учреждениях в марте и апреле».

Достаточно посмотреть на то, как организована вакцинация уже сейчас. Увидеть столпотворение в выездных пунктах вакцинации в Екатеринбурге. Полюбоваться на толкучку из пенсионеров, примчавших на вакцинацию в Волжском. Вспомнить недавний скандал с очередями на прививку в Новосибирске

Этого достаточно, чтобы представить, к какой катастрофе может привести новая волна — и к какой заражаемости в этих самых очередях.

А третья волна уже на подходе. Британский штамм B.1.1.7 и южноафриканский B.1.351 распространяются по России. Только в Ростовской области выявили девять случаев внутренней передачи британского штамма — заболевают люди, которые не выезжали из России, штамм уже циркулирует в популяции. По словам эволюциониста Георгия Базыкина, если месяц назад британский штамм выявлялся в 1% образцов, то сегодня его доля — уже 10%, а через месяц он займет уже 50%. И какой бурный рост заболеваемости за этим следует даже в регионах и странах с высокой иммунной прослойкой — мы наблюдали и наблюдаем на примере других стран.

Новая волна наступает. Растут госпитализации в Ростовской области, Крыму и Краснодарском крае. Но в авангарде, как год назад, Москва — новый подъем происходит незаметно и тихо. Победные реляции о миллионе привитых москвичей — это хорошо, но куда важнее преодоление отметки в 1000 новых госпитализаций, прирост на 35% за месяц и возвращение к уровню 10 октября:

Именно поэтому мы уже опоздали.

И с вакцинацией, и с подготовкой к этой волне.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.