Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Мнение

Время чтения: 2 мин

Мнение. Как не пустить пьяного за руль

Законодательная инициатива не отвечает на этот вопрос

На прошлой неделе правительство по инициативе МВД внесло законопроект об ужесточении санкции по статье 264.1 Уголовного кодекса. Эта незначимая на первый взгляд новость касается любого водителя. По статье 264.1 преследуются люди, повторно управлявшие транспортным средством в пьяном виде, если они уже были подвергнуты административному или уголовному наказанию.

В теории такие статьи, как 264.1, должны влиять на общую превенцию, снижать у водителей желание еще раз сесть за руль пьяным. Это нередкий пример уголовного преследования людей, к которым у правоохранителей нет больше рычагов административного воздействия, чтобы остановить их от совершения чего-то неблагожелательного. Чтобы статья работала, правоприменение должно быть быстрым, неотвратимым, а санкция — высокой.

Обычно пьяные водители выявляются во время оперативно-профилактических операций и кампаний МВД. При этом если в базах данных уже накопилась пара протоколов, то инспекция ГИБДД инициирует уголовное дело практически автоматически и не может не направить в органы дознания материалы для уголовного преследования по ст. 264.1 УК РФ. В 2019 г. производство по этой статье было передано из юрисдикции мировых судей на уровень федеральных судов общей юрисдикции районного звена. Мы уже рассказывали, что это существенно увеличило нагрузку на судей районных судов.

Первое условие для успешной превенции — неотвратимость наказания. В год по ст. 264.1 УК РФ осуждается чуть менее 60 000 человек (в 2019 г. — 59 500, в 2020 г. — 57 700). Много это или мало?

« По этой статье проходит каждый десятый осужденный в стране (10–11%), или каждый восьмой из всех россиян, представших перед судом при обвинении в уголовных преступлениях. »

По массовости она сравнима с другой «народной» статьей, связанной с хранением наркотиков в значительном или крупном размере без цели сбыта: по ч. 1–2 ст. 228 УК РФ в 2019 г. было осуждено примерно столько же людей — 58 900. Можно уверенно сказать, что преследование повторно пьяных водителей правоохранительные органы освоили достаточно широко и оно активно применяется.

Второе условие успешной превенции — суровость санкции. По данным Судебного департамента при Верховном суде России, большинству осужденных по данному составу (70–73%) суды назначают в качестве основного наказания обязательные работы. Для трудоустроенных людей это, по сути, означает долговременный штраф: из заработной платы идут ежемесячные отчисления. К реальному лишению свободы приговаривают 13,5% осужденных. Практически все они попадают в колонию-поселение до 1 года (95%), к сроку до 2 лет (максимальная санкция) приговариваются только 5%. Важно, что подавляющее большинство осужденных (82–86%) получает дополнительное наказание в виде запрета на вождение.

В пояснительной записке к законопроекту МВД сетует, что превенция не работает, и предлагает ужесточить наказание. Вполне возможно, что россияне поддержали бы идею увеличения санкции, а суды стали бы назначать более суровые виды наказаний (например, больше приговаривать к реальному лишению свободы).

Однако в России не происходит широкого общественного обсуждения с опорой на данные проблемы управления транспортом в состоянии алкогольного опьянения. Мало кто вообще знает, что такая борьба ведется и что каждый десятый осужденный в стране получает судимость именно за это. Очевидно, что борьба с пьянством за рулем требует большой экспертной дискуссии и обсуждения эффективности именно уголовной санкции. Мы действительно хотим, чтобы все 60 000 осужденных за многократное употребление алкоголя за рулем получили реальный срок? Если да, то какие меры реабилитации и профилактики бывших заключенных по этой статье предлагаются как эффективные? Не повысит ли это вообще большую криминализацию водителей, пойманных пьяными за рулем? Каковы альтернативные способы решить эту проблему?

На данный момент мы имеем лишь два инструмента уголовной политики — кияночку административного протокола или кувалду уголовного преследования. Последнюю хотят сделать потяжелее. Но где доказательства, что именно это поможет?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.