Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Мнение

Время чтения: 2 мин

Мнение. Хоронить общеевропейский проект рано – уже в который раз

Гибридная природа ЕС не дает наблюдателям покоя и все время вводит в заблуждение

Каждый раз, когда в Европе случается кризис, будь то долговой, миграционный или COVID-19, пророки апокалипсиса начинают всех пугать распадом Европейского союза. На пике долгового кризиса в начале 2010-х гг. многие заявляли, что еврозона его не переживет. Я сам в 2015 г. был среди тех, кто считал, что Брюссель не справится с наплывом мигрантов. Поддерживающая Brexit британская пресса продолжает едва ли не каждую неделю предсказывать крах ЕС. Пандемия коронавируса спровоцировала новый взрыв пессимизма. Американский экономист Пол Кругман недавно оценил действия ЕС по вакцинации населения и сделал вывод: «У европейского проекта большие проблемы».

Сложно спорить с тем, что результаты усилий ЕС по организации и проведению прививочной кампании против ковида пока что можно охарактеризовать как удручающие. Но это не повод впадать в мелодраматическое отчаяние относительно перспектив ЕС. Европейский проект существует уже 70 лет — со времени основания Европейского объединения угля и стали в 1951 г. С тех пор он пережил многочисленные кризисы и неоднократно наносимый самому себе вред, при этом увеличившись в размерах более чем в четыре раза.

Может быть, пора признать, что это очень жизнеспособная организация?

В реальности, если посмотреть на политические союзы, которые сейчас испытывают «большие проблемы» или которым грозит распад, США и Великобритания выглядят гораздо более вероятными кандидатами. В Америке разъяренная толпа недавно штурмовала Конгресс, а одна из двух основных политических партий повернулась спиной к демократии. Великобритании приходится иметь дело со всплеском насилия в Северной Ирландии и вероятностью второго референдума о независимости Шотландии, в результате которого страна запросто может лишиться трети своей территории. По сравнению с этим проблемы Евросоюза выглядят достаточно скромными.

Тем не менее пессимизм относительно долгосрочных перспектив ЕС не ослабевает. Это международная организация со многими характеристиками государства, такими как собственные валюта, парламент, верховный суд и центральный банк. Гибридная природа ЕС заставляет внешних наблюдателей, привыкших иметь дело с национальными государствами, рассматривать его как неестественное или даже уродливое образование, которое, таким образом, является естественным кандидатом на преждевременную смерть, — как человек, у которого некоторые органы с рождения находятся не на нужных местах.

На самом же деле угроза экзистенциального кризиса для ЕС ослабевает. После британского референдума по Brexit в 2016 г. был очевидный риск того, что некоторые другие страны тоже могут покинуть союз. Во Франции лидер ультраправых Марин Ле Пен призывала к Frexit; в Италии лидер правой партии «Лига Севера» Маттео Сальвини высказывал идею о выходе из еврозоны.

Но теперь европейские националисты сменили тон. Готовясь к президентским выборам во Франции в следующем году, Ле Пен уже не говорит о выходе из ЕС и обещает остаться в еврозоне. Ее новый политический курс — остаться в организации и выступать за «Европейский союз наций». В Италии Сальвини сейчас поддерживает технократическое проевропейское правительство Марио Драги, бывшего президента Европейского центрального банка.

Ле Пен и Сальвини не превратились неожиданно в убежденных еврофилов. Но они видят результаты опросов общественного мнения. Во Франции значительное большинство поддерживают членство в ЕС. В Италии в начале коронакризиса опросы показывали, что более 40% хотят покинуть союз. Но с тех пор ЕС сформировал Фонд восстановления на 750 млрд евро, значительная часть средств которого будет направлена в Италию. И Сальвини, похоже, решил, что призывы к выходу из ЕС или еврозоны — это не то, что хочет слышать избиратель.

Антикризисная программа ЕС на €750 млрд повысит роль евро

В аналогичной ситуации находится премьер-министр Венгрии Виктор Орбан, который любит высмеивать Брюссель и ругать либерализм. Но он прекрасно знает, что его страна получает значительные средства из бюджета ЕС и огромные преимущества от участия в общем рынке. Как бы сильно ни испортились отношения Будапешта с Брюсселем, Орбан не собирается покидать ЕС. Он, может, и циник, но не глупец.

Процесс корректировки позиции идет и в обратном направлении. ЕС очень не нравится развитие событий в Венгрии и Польше, и он начал судебный процесс против них относительно соблюдения принципов правозаконности. Но он вряд ли исключит их из своих рядов. Возможная победа Марин Ле Пен на выборах 2022 г. станет шоком для брюссельского истеблишмента, но, раз вопрос о Frexit больше не стоит, ЕС, вероятно, выдержит и этот удар.

С течением времени европейский проект может еще больше укрепиться. Опросы показывают, что молодые люди активнее поддерживают ЕС, чем избиратели более старшего возраста. Меняющаяся международная обстановка добавляет аргументы в пользу ЕС. Китай и Россия ведут себя все более угрожающе, а США выглядят все менее надежным партнером, так что у европейцев есть все основания еще сильнее держаться вместе.

Ничто из вышеперечисленного не говорит о том, что ЕС может почивать на лаврах, особо не беспокоясь о своем будущем. Во всяком случае, у него для этого не больше оснований, чем у Китая, США и Великобритании — считать, что их политическая стабильность гарантирована. Но ошибочно полагать, что уникальные и зачастую странные политические структуры ЕС делают его особенно подверженным рискам распада.

В реальности Евросоюз — это структура с аккуратно выстроенным и постоянно корректируемым балансом между национальным и наднациональным, между технократией и демократией. Это источник стабильности и силы, а не слабости и нежизнеспособности.

Перевел Михаил Оверченко

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.