Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Мнение

Время чтения: 2 мин
Обновлено:

Мнение. Донбасс – это не Крым

Решение проблемы востока Украины видят в том, чтобы ее не решать

Процент поддерживающих присоединение Крыма к России с марта 2014 г. и по март 2021 г. всегда составлял 86% (плюс-минус 2%, а 2% — это в зоне точности наших измерений). Нет ни одного показателя в опросах  «Левада-центра» Признан в России «иностранным агентом». Мы указываем это по требованию властей. Организации и частные лица, признанные «иноагентами», оспаривают это решение в судебном порядке. Мы не согласны с этим решением и выражаем им поддержку.  за последние семь лет, который стоял бы так недвижно. Знаменитый рейтинг Владимира Путина крымской акцией был поднят на высоту 89%, но тем, что происходит в последнее время, опущен до 63%.

Последователи Кремля

С Донбассом все было иначе. Когда там появились первые баррикады и над ними поднялся российский флаг, в России многие решили, что вслед за Крымом она забирает и Донбасс. 48% россиян в марте 2014 г. выступали за то, чтобы «юго-восток Украины стал частью Российской Федерации».

Но, оценив свои силы и международную обстановку, в Кремле приняли другое решение. Донецким и луганским лидерам дали понять, что они должны бороться не за вхождение в Россию, а за «независимость». Тотчас же переменилось российское общественное мнение. В мае 2014 г. главным ответом (36%) уже было: предпочитаем, «чтобы юго-восток Украины стал независимым государством». В 2015 г. о вбирании Донбасса в состав России продолжали мечтать только 16% — появился новый умысел у Кремля, и 27% россиян его поняли: надо говорить, что мы за то, «чтобы юго-восток Украины оставался частью Украины, но получил большую независимость от Киева».

«Независимость» ДНР и ЛНР как главную в 2015–2017 гг. продолжали поддерживать 37–39%. К 2019 г. российское массовое сознание пришло в состояние некоторой растерянности. В нем блуждали три сравнимые по популярности идеи: чтобы юго-восток Украины стал независимым государством (29%), чтобы он стал частью России (27%), чтобы он остался в составе Украины (28%). Но в последнем случае четверть имели в виду, чтобы это было на тех же условиях, что до кризиса, а три четверти — чтобы он имел «большую независимость от Киева».

Игра в войну

Наступил март 2021 г. Так совпало, что и у президента в Москве, и у президента в Киеве настало трудное время, обоим надо как-то удержать падающую популярность. Игра вокруг вооруженного конфликта в Донбассе обеим сторонам кажется той, что может в этом помочь. Поэтому в воздухе обеих столиц появилось слово «война». Мелькают кадры с вереницами куда-то двигающихся танков, куда-то целящихся пулеметчиков и автоматчиков. Результат: публика начинает нервничать и из испугавшихся войны людей кремлевские пиар-конструкторы рассчитывают собрать новый контингент поддержки для российской власти.

Вероятно, в Киеве есть симметричные планы.

В самом Донбассе спокойнее. Наученные опытом уже многих военных годов, там уверены, что пока на полях и дорогах весенняя распутица, войны не будет — военная техника в грязи увязнет. Будут перестрелки, но это не новость. С обеих сторон кому-то надо, чтобы перемирие не соблюдалось.

Боязнь военного конфликта повергает российское общественное мнение в состояние неуверенности — какого результата желать от противостояния в Донбассе?

Какая еще независимость

Очень относительное большинство в 28% продолжает соглашаться с мнением, что «ДНР, ЛНР должны стать независимым государством (государствами)». Почти столько же — 26% видят их в составе Украины, и 10% считают, что они должны входить в ее состав «на общих основаниях» (т.е. согласны с тем, чего добивается украинская сторона), а 16% выбрали формулу «достаточно автономии Донецкой и Луганской областей в составе Украины». Чуть меньшая доля — 25% выбирают вариант «ДНР, ЛНР должны войти в состав России». В сегодняшних условиях чрезвычайно характерно, что появилась сравнимая по размеру категория опрошенных — 21%, не сумевших или не захотевших выбрать ни один из описанных выше вариантов решения «проблемы Донбасса».

В этом году жителей России впервые спросили, а чем, скорее всего, завершится конфликт на юго-востоке Украины? Ответы показали, что сами россияне не ждут, что их политические предпочтения воплотятся в жизнь. Притом что, как говорилось, 25% желали бы вхождения этих областей в состав России, верят в то, что это произойдет на самом деле существенно меньше — 19%. В возвращение их в лоно Украины верят тоже меньше — 16%, и равный вес имеют версии: вернутся «на правах обычных регионов» или «на правах широкой автономии». Знакомая третья опция предложена в новой формулировке: «ДНР и ЛНР будут существовать как независимые государства, подобно Приднестровью, Абхазии и Южной Осетии». Указание на эти прецеденты не вызвало особого энтузиазма. За эту версию — 12%.

Главный ответ — «Это противостояние затянется на многие годы». Его выбрали 32%. Обращает на себя внимание, что среди охваченных опросом руководящих работников, т. е., тех, кто лучше всего чувствуют намерения и расчеты высшей власти, эту версию принимают особенно часто (47%).

Да, Донбасс — не Крым. Похоже, что решение «донбасской проблемы» видят в том, чтобы ее не решать.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.