Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Мнение

Время чтения: 3 мин
Обновлено:

Мнение. Между Сциллой и наковальней

Почему российские компании готовы к углеродному сбору лучше регуляторов

ЕС планирует утвердить механизм пограничного углеродного сбора (СВАМ, carbon border adjustment mechanism) уже в середине 2021 г. Точная конструкция пока неизвестна, она должна соответствовать правилам ВТО и международным обязательствам ЕС.

В зависимости от конструкции СВАМ может обойтись российским экспортерам в $3–6 млрд в год (оценки BCG и KPMG). Разумеется, это снизит рентабельность экспорта. Тем не менее мы полагаем, что благодаря низким издержкам, размаху деятельности и сопоставимому с иностранными конкурентами уровню выбросов (см. графики) сейчас крупным российским экспортерам такая нагрузка по силам.

Самые стойкие

Несмотря на декарбонизацию, инерция мирового спроса на нефть, газ и даже уголь неизбежна. В 2019 г. на ископаемые виды топлива приходилось 84% спроса на энергоносители в мире и 74% — в странах ЕС (данные BP). В 2020 г. инвестиции в добычу ископаемых видов топлива сократились (по данным МЭА — на 30%), что ударит по будущему предложению. Пока мейджоры под давлением инвесторов стремятся превратиться из нефтегазовых компаний в энергетические (например, ВР заявила о планах снизить добычу углеводородов на 40% к 2030 г.), национальные компании, в том числе российские, продолжают зарабатывать на падающем рынке и имеют надежный тыл в виде стабильного внутреннего спроса.

Именно поэтому S&P Global Ratings в январе — феврале 2021 г. понизила рейтинги ряда мейджоров (включая Exxon, Chevron, ConocoPhilips) и подтвердила рейтинги крупнейших российских нефтегазовых игроков — «Газпрома», «Роснефти», «Лукойла», «Газпром нефти», «Новатэка».

СВАМ как волшебный пендель 

В отличие от умозрительных картин климатического апокалипсиса СВАМ для российских чиновников и бизнесменов — это «весомо, грубо, зримо» и поэтому может придать импульс изменениям нормативной базы и стратегий компаний. После ратификации Парижского соглашения официальная риторика в России потихоньку меняется, разрабатывается стратегия низкоуглеродного развития, обсуждается проект зеленой таксономии, законов об углеродном регулировании и об углеродных сертификатах.

Как это регулировать

Российское ESG-регулирование — это осторожная попытка найти баланс между глобальными инициативами в области ESG и реалиями российской углеродоемкой экономики. С одной стороны, крупнейшим российским компаниям важно участвовать в международном движении ESG, защищать экспорт и доступ к мировым финансовым рынкам. С другой стороны, огромные углеводородные ресурсы России — ее естественное конкурентное преимущество, тогда как потенциал ВИЭ в наиболее густонаселенных регионах сравнительно низок. Поэтому снижение выбросов в России ожидается прежде всего за счет повышения эффективности традиционных технологий, а существующая структура энергобаланса фактически консервируется.

Активно обсуждаемое включение АЭС и крупных ГЭС в систему российских зеленых сертификатов поможет снизить углеродный след в отчетности, но не в действительности, за счет виртуального перераспределения углеродного следа между потребителями. В 2020 г. АЭС и ГЭС вырабатывали около 40% электричества в России. Этого наверняка достаточно крупным экспортерам, а остальные — на бумаге — могут довольствоваться энергией угля и газа, хотя физически в энергосистеме ничего не меняется. Электроэнергия АЭС и ГЭС считается безуглеродной, но насчет ее экологичности есть разные мнения из-за безопасности, радиоактивных отходов и влияния на биоразнообразие. Впрочем, неизвестно, будут ли российские зеленые сертификаты признаны в ЕС и помогут ли снизить СВАМ.

Не так строго

Энергетическая стратегия России, одобренная в 2020 г., направлена на монетизацию огромных запасов за счет роста экспорта угля, СПГ и трубопроводного газа, прежде всего в страны АТР, а также за счет нефтегазохимии и развития внутреннего рынка. Это требует крупных инвестиций в модернизацию БАМа и Транссиба, «Силу Сибири — 2», заводы по производству СПГ и газификацию регионов. Пока не ясно, успеют ли окупиться многомиллиардные капиталовложения, учитывая, что несколько крупных стран-потребителей недавно приняли цели декарбонизации (Япония и Южная Корея — к 2050 г., Китай — к 2060 г.).

Проект зеленой таксономии, разработанный ВЭБом, существенно менее строгий, чем проект ЕС. В частности, ВЭБ включает в состав зеленых проектов переход с угля на газ и развитие газомоторного транспорта, которые способствуют сокращению выбросов, но не соответствуют целям нулевых нетто-выбросов, принятым в ЕС и на многих других крупных рынках.

Законопроект об углеродном регулировании остается предметом острых дискуссий. Введение углеродного налога помогло бы продемонстрировать приверженность России целям Парижского соглашения, создать экономические стимулы для инвестиций в снижение выбросов, оставить платежи экспортеров в России и зачитывать их в счет СВАМ. Но углеродный налог увеличит нагрузку на все компании, в том числе ориентированные на внутренний рынок, и не защитит экспортеров от СВАМ в случае недостаточной согласованности между российскими и международными правилами.

Экспортеры впереди

Российские компании-экспортеры первыми почувствовали давление международных инвесторов и потребителей и поэтому идут намного впереди требований потихоньку формирующегося и компромиссного по своей природе внутрироссийского ESG-регулирования. Большинство крупных компаний добровольно готовят отчетность об устойчивом развитии, участвуют в международных инициативах, принимают цели снижения выбросов.

Сейчас топливно-энергетический комплекс обеспечивает около 20% ВВП, не меньше трети совокупных доходов бюджета расширенного правительства и до 60% товарного экспорта. Разумеется, их невозможно быстро заменить.

Тем не менее для быстрых и гибких ESG — не только риски, но и некоторые возможности. Россия имеет огромные геологические возможности по улавливанию и хранению углекислого газа (CCUS). Основная сложность не в технологии, а в затратах и зачете экологического эффекта. Есть очевидный потенциал роста ВИЭ благодаря снижению затрат, выгодной схеме ДПМ, участию крупных отечественных и международных игроков (Fortum, «Росатом»), а также спросу на зеленую энергию со стороны экспортеров.

Экономическая привлекательность экспорта водорода будет зависеть от того, как долго Европа согласится покупать не «зеленый», а «голубой» или «желтый» водород, от отладки технологии «бирюзового» водорода, а также от европейских финансовых стимулов и от сотрудничества с крупными европейскими промышленными потребителями. Как показывают примеры водородного кластера на Сахалине и сотрудничества «Новатэка» с НЛМК, есть потенциал для внутреннего рынка водорода. Хотя леса в северном климате поглощают меньше углекислоты, чем быстро растущие леса экваториальной зоны, в России есть потенциал повышения эффективности лесного хозяйства, особенно в том, что касается борьбы с лесными пожарами и прояснения учета поглощающей способности.

Список можно продолжать.

Три долгосрочных риска СВАМ

По нашему мнению, СВАМ несет для российских экспортеров три основных долгосрочных риска.

  • Во-первых, разница в углеродоемкости будет расти. Пока мир декарбонизируется, Россия не торопится даже обещать: установленная президентским указом цель в 70% от уровня 1990 г. означает рост выбросов по сравнению с нынешним уровнем. Цена углерода тоже растет: сейчас цена ETS превышает 40 евро за тонну по сравнению с 30 евро в середине прошлого года.
  • Во-вторых, российский экспорт преимущественно сырьевой. Удельный вес СВАМ в стоимости российских стальных слябов выше, чем в стоимости китайской техники.
  • В-третьих, из-за регуляторных рассогласований между Россией и Европой российским компаниям будет труднее добиться признания и монетизации своих инвестиций в декарбонизацию, труднее выйти на новые рынки (например, водорода) и наладить технологическое сотрудничество с иностранными партнерами.

Поэтому для экспортеров важна гармонизация нормативной базы с Европой, хоть это и непростая задача.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.