Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Время чтения: 13 мин
Обновлено:

Как выбирать школу

Что важнее: специализация, место в рейтинге или ценности учителей

В статье:

Дистант сделал школу открытым пространством: теперь родители гораздо больше знают о том, кто и как учит их детей. Это снова заставляет их задуматься, как выбирать школу и на что опираться в этом выборе, как учесть интересы ребенка и не заменить его желания своими. Ответы на эти вопросы предлагают профессор РЭШ, содиректор совместного бакалавриата РЭШ и ВШЭ Андрей Маркевич, директор Европейской гимназии Иван Боганцев, директор «Новой школы» Кирилл Медведев, директор Лицея «Вторая школа» Михаил Случ. Об этом — четвертая дискуссия из цикла встреч об образовании в социальной сети Clubhouse, организованном РЭШ и VTimes. 

VTimes публикуют основные тезисы. 

Что мы на самом деле выбираем

Андрей Маркевич Мы выбираем не только образование, но и будущую карьеру и траекторию для ребенка.

Михаил Случ Мы выбираем образование и среду. Многие родители ищут некоторую созвучную им культуру. 

Кирилл Медведев Мы выбираем еще и то, как будет проходить взросление человека. Мы выбираем людей, которые будут его в этом взрослении сопровождать, и ценности этого коллектива. 

Иван Боганцев Родителей я всегда пытаюсь убедить в том, что выбор школы — это фундаментальная инвестиция в жизнь ребенка. Это голубая фишка. Инвестиция эта долгосрочная: она даст нужный результат, только если ты с ней сживешься. И тогда будут и ценностные изменения, и образовательный результат. К сожалению, родители очень часто воспринимают выбор школы как сиюминутное решение насущной проблемы: 1 сентября недалеко, поэтому нужно быстро предпринять какие-то действия. 

Какая среда важнее: школьная или семейная

Иван Боганцев Важно, чтобы школьная и домашняя среда были гармоничны по отношению друг к другу. Но школы не должно быть слишком много: в жизни ребенка должно быть пространство, свободное от школы. Сейчас школа — это институт, который подминает под себя все остальные, включая институт семьи. Это проблема, о которой стоит задуматься и о которой нужно говорить. 

Кирилл Медведев Согласен с Иваном. Мы объясняем родителям, что они должны быть со школой в партнерских отношениях. Одна среда должна помогать другой и дополнять другую. Иначе у ребенка сбивается система координат и он не понимает, на что ему ориентироваться. Согласен и с тем, что ситуация, в которой школа претендует на то, чтобы «забрать ребенка из семьи», выглядит странно. При этом простого разделения —  за это отвечает школа, а за это семья — нет. Некоторые родители полагают, что в школьной среде ребенок будет воспитываться и развиваться, а им можно выдохнуть. Но так это не работает. Определенный культурный багаж можно получить только в семье: в этой среде важно обсуждать, что происходит в школе, а что нет. 

Михаил Случ Во-первых, именно семья — это то место, где формируются ценности ребенка, потому что в школе он проводит треть времени, а в семье — две трети. Во-вторых, когда мы говорим о выборе школы, то он может происходить несколько раз в разных возрастах. Речь может идти о выборе детского сада, начальной и старшей школы. Но чаще всего, говоря о выборе, мы говорим о выборе начальной школы. И тут не получится сказать, что школа выбрана и дальше она будет за все отвечать. Это невозможно. 

Андрей Маркевич У нас получилась дихотомия школы и семьи. В этой картинке есть еще одна важная составляющая — друзья и среда, в которой существует школьник. Со стороны вуза я вижу, что у школьников, которые приходят к нам учиться, а это в основном олимпиадники, есть своя среда, которая иногда пересекается со школой, а иногда нет.  

Есть ли разница между студентами, которые приходят в вуз из разных школ

Андрей Маркевич Сразу сделаю оговорку: на совместном бакалавриате по экономике РЭШ и ВШЭ уже очень сильная выборка студентов из сильных школ, директора некоторых из которых участвуют сегодня в этой дискуссии. О строгой зависимости, показывающей, что студенты, пришедшие из определенных школ, учатся лучше, говорить трудно. 

Мы, например, пытались выяснить, правда ли, что московские школьники учатся лучше ребят из регионов. Оказалось, что нет. Да, студенты из Москвы, например, лучше владеют английским, или, по крайней мере, их английский на входе лучше. Эту разницу мы стараемся компенсировать и, как нам кажется, довольно успешно. 

В чем разница видна, так это в том, какие предметы они выбирают. На нашей программе совместного бакалавриата мы ратуем за то, чтобы у студентов был большой выбор предметов, чтобы они могли получить и углубленные знания по экономике, и широкое образование. Поэтому у них есть возможность выбирать из разных дисциплин за пределами экономического цикла — от математики до литературы. И мы видим, что студенты с разным бэкграундом по-разному выбирают эти элективы [курсы по выбору]. Ребята, пришедшие из матклассов, а у нас таких довольно много, чаще смотрят в сторону математики и меньше — в сторону гуманитарных и общественных дисциплин. Но это не означает, что они по той же математике потом будут учиться лучше. 

В последнее время к нам приходит все больше студентов, закончивших частные школы. У них, по нашим наблюдениям, лучше развиты soft skills и шире кругозор. 

Становятся ли важнее soft skills и почему важно уметь учиться

Андрей Маркевич Да, становятся. Недостаток их ощущается: это мы видим по студентам, окончившим матклассы. У них сильная математическая база, они хорошо сдают «хардовые» предметы, но чего-то им не хватает. На нашей программе мы их фактически заставляем учить гуманитарные предметы: у нас есть определенное количество обязательных курсов гуманитарной направленности. После них они приходят к нам и говорят: мы и не знали, что это так интересно. Я полагаю, что для их будущей карьеры сейчас становится важным именно это сочетание хард- и софт-скиллов и, конечно английский. Если мы смотрим на то, как оценивает наших выпускников рынок, то ровно эти знания оказываются востребованными.

Кирилл Медведев Похоже, что мягкие навыки, или навыки XXI века, становятся важнее еще и потому, что мы стали больше об этом говорить. На мой взгляд, школа должна становиться естественным местом для проявления и формирования таких навыков. Ведь часть из них — те, что в ФГОСе называются метапредметными навыками, — нужны в быту. Поэтому важно детей сталкивать с ситуациями и ролями из нормальной человеческой жизни. Если школа живет такой жизнью, то и дети с ней там встречаются. Например, если мы общаемся с детьми в электронной среде, то можем научить их в ней адекватно коммуницировать. Чтобы ребята прошли по сложному пути взросления, получения зрелости и мудрости, им нужно помогать, создавать ситуации для развития и мягких, и твердых навыков. 

При этом на одних soft skills далеко не уедешь, hard skills никто не отменял. Именно последние дают школьнику возможность развивать его мышление и расширять его возможности. 

Иван Боганцев Наша школа работает в системе международного бакалавриата, поэтому наши старшеклассники в 10-м 11-м классе просто не сдают ЕГЭ, они сдают IB. С одной стороны, эта программа в большей степени нацелена на получение софт-скиллов, а с другой стороны, те, кто ее проходят, оказываются гораздо лучше готовы к университету. Такой фидбэк мы получаем от самих детей: по их словам, с этими навыками им проще продолжать обучение за рубежом. Поступают они в зарубежные вузы потому, что в России не принимают диплом IB. 

Единственный обязательный предмет в этой программе — это теория познания в 10-м классе. Это околофилософский предмет. От детей там не ждут правильных ответов на поставленные вопросы, а предлагают им сложные, нестандартные, творческие задачи. Например, им нужно написать большое эссе на английском языке, предъявить там собственные аргументы и проиллюстрировать их примерами из реальной жизни. Умение решать такие задачи не только увеличивает их конкурентоспособность на современном рынке труда, но и помогает стать полноценными гражданами. 

Михаил Случ Под твердыми навыками все-таки следует понимать не только фундаментальное образование и предметную подготовку. В школе, где я сейчас работаю, было принято, что, кроме физики и математики, может быть, даже большую ценность имеют предметы гуманитарного цикла, которые вроде в школах любят относить к предметам, развивающим soft skills. Но я бы это назвал простыми словами «образование» и «кругозор». Полное образование — это очень важная ценность, которая, видимо, входит все-таки в hard skills. 

Из множества мягких навыков я бы выделил три примера. Во-первых, в нашей школе важно умение учиться. Это означает, что дети берут собственное образование в свои руки, учатся физике и математике, причем не только у тех учителей, которые ведут у них занятия. Во-вторых, не все так просто — даже в сильных школах — обстоит с таким навыком, как умение сделать свой выбор, найти себя. Многие сильные дети заканчивают школу и даже поступают в университет, но не очень понимают, что они собственно собираются там делать и зачем они туда приходят. В-третьих, у детей из физико-математических школ есть еще один дефицит, который обычно отсутствует у учеников гуманитарных гимназий, — это командность. Просто потому что в точных науках исследователь часто движется в одиночку. Командность, конечно, не является в буквальном смысле мягким навыком, но нам ее приходится специально развивать. 

Изменились ли после дистанта критерии, по которым родители оценивают школу

Иван Боганцев Родители не всегда глубоко вникают в жизнь ребенка, поэтому дистант многим из них открыл глаза на школу. Когда они услышали, как именно учитель разговаривает с ребенком, то их это фраппировало. В нашу школу пришло много детей, родители которых узнали, что происходит с их детьми. 

Стал заметен запрос на человеческое общение и здравый смысл. У многих школ просто не получилось эффективно перейти на дистант. Поэтому родители приходили к нам не из-за того, что они разочаровались в каких-то методиках, они просто поняли, что школы оказались недостаточно гибкими, чуткими и способными адаптироваться к этой новой реальности. Те школы — государственные и частные, — которые адаптировались успешно, выиграли репутационно. 

Содержательно дистант был очень полезным для встряски образования. И, безусловно, это окажет огромный эффект на образовательный контекст. Например, оказалось, что очень многим детям просто удобнее учиться онлайн, и это одно из самых больших открытий, которое родители сделали про своих детей. Сейчас родители гораздо спокойнее смотрят на разнообразные формы обучения. 

Конкуренция на образовательном рынке, конечно, вырастет. Количество информации для участников рынка резко возросло. Все люди получили довольно ясную картину о том, что происходит с их детьми. И в этой ситуации, мне кажется, должны каким-то образом сработать рыночные механизмы. То есть у большого количества родителей должен появиться спрос, которого раньше не было, и, наверное, на это появится ответное предложение.

Кирилл Медведев Я не чувствую, что критерии поменялись. Многие родители, скорее, задумались о своей роли и пересмотрели многолетний статус-кво о том, например, с чем ребенок выходит из начальной школы. Дистант дал им возможность более настороженно и внимательно наблюдать за тем, что происходит с их детьми. Соглашусь с Иваном, что в Москве точно есть запрос на человечность, гибкость и адекватность школ, на то, чтобы увидеть, как они на него реагируют. Этот запрос обострился, но я бы не назвал его новым.  

Михаил Случ Дистант еще более поляризовал образовательную поляну. Родители увидели, что есть школы с человеческим общением, школы, где учат. А есть довольно большой пласт школ, где происходила симуляция учебы с дистанционными домашними заданиями. Довольно трудно говорить о длинной перспективе: все-таки этот онлайн длился полгода, как ни считай. Сложно сказать, что было бы, если бы он продолжался, например, два года. Возникли бы совершенно иные проблемы. 

Андрей Маркевич Главное, что, на мой взгляд, сделал дистант: он действительно четко показал, кто как умеет преподавать и учить. Изначально я был довольно скептически настроен к онлайну, но потом увидел, что, несмотря на то, что качество образования в онлайне несколько ниже, глобальной разницы между ним и офлайном нет. Если вы умеете учить, то онлайн дает вам определенные инструменты и средства, которые дополняют существующие практики. С другой стороны, дистант, конечно, имеет и минусы. Страдает та самая среда, о которой так много говорили уважаемые директора в начале дискуссии. 

Наши первокурсники, которые в большей степени отучились в онлайне, другие. Мы хуже их знаем, они хуже знают друг друга, они по-другому общаются друг с другом. Мне гораздо сложнее их понимать, их тяжелее вовлечь в дискуссию. Понятно, что в Zoom это еще и сложнее сделать, особенно если это поток в 50 человек. Я не хотел бы, чтобы так продолжалось в будущем: хотелось бы вернуться к нормальной жизни. 

Как учителя пережили дистант

Михаил Случ Для наших учителей дистант был временем мощной и быстрой мобилизации. Но опыт показывает, что учителя в сильных школах привычны к мобилизации. 

Кирилл Медведев Согласен с Михаилом: учителя, которые работают в хороших, интересных, сложных школах, где процесс обучения интересный и разнообразный, в целом привыкают к разного рода мобилизации и поискам решений. Наши педагоги не безболезненно, с большой усталостью, но достаточно бодро смогли перестроиться на дистант. 

Иван Боганцев Дистант показал не то, что у учителей отсутствуют какие-то цифровые навыки. Он показал степень готовности учителей к решению нестандартных задач. К сожалению, дистант действительно обнажил низкое качество подготовки российских учителей в целом. Однако есть и множество учителей, которые горят, умеют, растут. 

Как учителя попадают в сильные школы

Михаил Случ В нашем случае я все-таки на первое место поставил бы предметные знания, а на второе ценности, хотя они не менее важны. Причем предметные знания определяются не только способностью учителя сдать ЕГЭ на высокие баллы. Я мечтаю о том, чтобы весомая доля учителей, которые работают в такой школе, как наша, приходили бы, имея за плечами опыт занятия наукой. По крайней мере какой-то научный опыт. Он очень важен, без него довольно сложно прививать детям исследовательские навыки, готовить их к занятиям наукой, а не просто учить их решать уравнения с корнями и модулями. 

Кирилл Медведев Безусловно, базовый входной критерий для учителя — это профессиональная подготовленность в своей предметной области. Кроме этого, учитель должен уметь работать с детьми и быть способным работать во взаимодействии с другими взрослыми, постоянно развиваться. Когда человек приходит к нам в школу, то он общается с заведующим профильной кафедры и ее членами, смотрит, как у нас проходят занятия, показывает, как сам проводит урок, демонстрирует свое отношение к предметной стороне. Проходит собеседование с HR-службой и со мной. Эта цепочка взаимодействий важна для того, чтобы понять, как учитель относится к тем ценностным установкам, которые для нас важны. Нам важно понимать, какой он человек, что у него есть помимо работы в школе, с чем он идет к детям. 

Соглашусь с тезисом Михаила о важности опыта учителя в науке. Очень здорово, когда в школу приходят люди с разнообразным опытом, особенно если речь идет о преподавании в старших классах. 

Иван Боганцев Я одновременно и соглашусь, и не соглашусь со всем, что сказал Кирилл. Для меня ценности важнее, чем компетенции, хотя те безусловно значимы. Ценности важнее потому, что владение предметом и умение работать с другими людьми — это то, что наращивается. А ценности, как правило, у человека остаются неизменными. 

В чем секрет успеха сильных школ

Иван Боганцев Мне сильно режет слух словосочетание «сильная школа». Я не считаю нашу школу сильной, и мне не хотелось бы, чтобы ее считали такой. Мне кажется, что мы всего лишь делаем вещи, которые являются само собой разумеющимися. Нашу задачу я вижу не в том, чтобы подготовить детей для поступления в вуз, а в том, чтобы прислушаться к ребенку и таким образом дать ему возможность наиболее полно себя реализовать. Если его потребность заключается в том, что он хочет поступить в университет, мы должны максимально точно ее выполнить. А если он хочет быть бродячим музыкантом, то мы и в этом ему поможем, несмотря на то, что родителям это может показаться странным. Именно поэтому мы не отбираем «сильных» школьников. Наша идея заключается в том, что мы берем всех, кому с нами интересно и посильно учиться. Наши выпускники выделяются, но выделяются они тем, что они свободны, они умеют быстро реагировать на вызовы, они знают, чего хотят, идут к своей цели. Мне хотелось бы, чтобы их не называли сильными, а называли просто живыми и самостоятельными. 

Михаил Случ Подчеркну несколько моментов. Во-первых, когда лицей «Вторая школа» набирает детей, то он отбирает их — сейчас я скажу ужасные слова с точки зрения педагогики — на каторгу. Эти дети должны будут в течение нескольких лет вкалывать как рабы на галерах. То же самое происходит в музыкальных и спортивных школах. Это некоторая профессионализация. К этому готовы далеко не все дети и их родители. Во-вторых, для учителей таких школ серьезный вызов состоит в том, чтобы работать с детьми, которые порой умнее их. Для этого, может быть, и не требуется ученая степень, но соображать для этого нужно. Наконец, педагогическое умение учителя состоит в том, чтобы учить детей разного уровня. А этот уровень — как ни парадоксально — в сильной школе разнится даже больше, чем в обычном классе. Умение хорошего учителя сильной школы дать серьезную базу ребенку — это как раз то, за что эти школы очень ценят родители. 

Кирилл Медведев Добавлю очевидный тезис о сильных и хороших школах, о котором полезно время от времени напоминать: школа должна подходить самому ребенку. Родителю важно понимать, на что подписывается его ребенок, попадая в ту школу, где от него будут многого ждать. Во время приемной кампании мы пытаемся родителям донести идею о том, что ребенок здесь будет пробовать делать выбор, быть самостоятельным, учиться умению учиться, имея право на ошибку. Это очень непростой путь. Когда родители смотрят на сильные школы, то они понимают, что там будет база, нетворкинг и среда, в которой находиться очень важно. Все это дает эффект на дальнейшее развитие ребенка. 

Ваш ребенок поступает в школу. Советы родителям от директоров

Кирилл Медведев Первый совет: любить и поддерживать своих детей. Второй: не генерировать тревогу. Третий: не пытаться отчаянно бороться со своим комплексом неправильного родителя, который сделал что-то не то для своего ребенка. Все родительские тревоги сразу передаются детям, особенно в ситуации, когда те куда-то поступают: в школу или вуз. При поступлении в старшие классы ребенок должен показать базовую подготовку по разным предметам и интерес к учебе. При поступлении в 1-й класс ситуация сложнее: в этом случае у нас не проверяются предметные навыки, а скорее определяется общая готовность к школе — творческая, когнитивная, коммуникативная. 

Михаил Случ Первый совет: очень важно, чтобы ребенок сам сделал выбор. Понятно, что это не выбор будущей профессии, но это выбор того, в каком направлении он хочет работать. Второй совет: ребенок — это ребенок, нельзя сваливать на него всю ответственность. Очень важно, чтобы родители умели ребенка слышать и могли увидеть в нем то, что ему присуще. Третий совет, совсем деструктивный. Важно понимать, что школа может быть прекрасна, а ваш учитель никуда не годится — и наоборот. Поэтому первый выбор — это выбор в первую очередь не школы, а конкретного воспитателя и учителя. 

Иван Боганцев Мне кажется важным, чтобы у родителей не было слишком четкого образа будущего ребенка, а была идея о том, что ребенок все-таки уже самостоятельная единица и ему самому нужно выбирать путь. На вопрос о том, что же все-таки делать и как повысить свои шансы, я всегда отвечаю: побольше разговаривайте с детьми, больше читайте с ними и при них. Родители часто жалуются: они чего-то хотят от детей, но добиваются этого не своим примером, а некоторыми манипулятивными практиками. Известный факт: словарный запас ребенка зависит от того, как часто вы с ним разговариваете и какие вопросы обсуждаете. Старайтесь делать это много и серьезно. 

Стоит ли ориентироваться на рейтинги школ

Иван Боганцев Нет универсального рейтинга, который поможет вам выбрать правильную школу. Да, есть, например, рейтинги московских школ, но небольшие школы вроде нашей туда не попадают, потому что у нас учится всего 400 детей. Выбирать школу сложно, потому что это можно сравнить с тем, как мы выбираем партнеров в жизни. Родителям могу посоветовать: участвуйте в дискуссиях, заходите на сайты школ, поговорите с людьми, которые этими школами управляют. Подумайте о вашем ребенке, поймите, в какой степени вы чувствуете совпадение между конкретной школой и вашим ребенком. А дальше вам подскажет сердце. 

Я хочу успокоить родителей. Выбор у вас не такой большой и его не так сложно сделать. Если бы мы с вами жили в Калифорнии, то голову бы сейчас сломали, кому отдать детей. А в Москве не такой большой выбор хороших школ, и все они довольно разные. Есть специализированные школы, есть школы более универсальные, есть несколько хороших государственных и частных школ. 

Андрей Маркевич Мне кажутся важными два аспекта. Первый: рейтинги школ, конечно, есть, и можно на них ориентироваться. При взгляде на собственную программу совместного бакалавриата я вижу, что у нас есть список школ, из которых чаще приходят дети. Их мало, и они хорошо известны. Второй аспект: родителям важно понять, что именно они хотят для своего ребенка и что нужно и важно именно ему. 

Когда выбирать школу и нужно ли ради нее переезжать в старших классах

Андрей Маркевич Многие студенты совместного бакалавриата РЭШ и ВШЭ сменили школу и даже город в старших классах. Например, больше всего детей к нам приходит из лицея Высшей школы экономики: там эта практика становится все более популярной. Но если вы как родитель решились на переезд, то вы должны убедиться в том, что этого хочет сам ребенок. Вы не можете его или ее заставлять, а должны скорее заинтересовать его этой идеей. Понятно, что ему будет страшно, что его друзья останутся в старой школе. Но если его удастся заинтересовать, это будет очень хорошим заделом на будущее. 

Михаил Случ Если говорить о выборе первой школы, то важно подчеркнуть еще вот какой аспект. Я полагаю, что дополнительное образование в школе играет не меньшую, а даже большую роль, чем основное образование. Выбор допобразования и тот опыт, которое оно дает, позволяет увидеть сильные стороны ребенка и протестировать его склонности. Не поставить ему за это оценку, а понять, что ему нравится и вызывает у него интерес. Поэтому родителям важно пытаться дать ребенку опыт другого, не школьного образования. 

Кирилл Медведев При выборе старшей школы я всегда рекомендую с ней предварительно познакомиться и установить некоторый предконтакт. Во-первых, можно поучаствовать в стажировках, съездить на весеннюю или летнюю школу, короткие сборы. Старшеклассникам это позволяет проникнуться средой, включиться в нее. Во-вторых, можно попробовать сдать экзамены или пройти рейтинговые олимпиады, которые дают определенные бонусы. Наконец, можно прийти в школу, чтобы посмотреть на тех, кто там учится, пообщаться с ними, порешать задачи. Это поможет ребенку понять, нравится ли ему в этом месте, нравятся ли ему те люди, с которыми он там встретился. Это то, что вовлекает детей в принятие решений. 

С 1-м классом сложнее: есть школы, ради которых не переедешь, потому что поступление туда связано с пропиской. А есть школы, для поступления в которые нужно по западной традиции заранее вставать в очередь. Во время выбора первой школы можно попробовать разного рода дошкольные и подготовительные занятия, которые позволяют в целом познакомиться со школой как социальным институтом. Или, например, узнать мнение педагога о том, стоит ли в шесть лет отдавать ребенка в школу — может быть, он к этому будет готов раньше или, наоборот, позже.   

Родителю иногда очень тяжело не замещать желания ребенка своими. А ведь учится в школе ребенок, а не родители. Чем больше формируется и поддерживается субъектная позиция у ребенка, чем больше мы даем возможность ему проявить себя, тем сильнее он в разном возрасте будет ориентироваться на собственные решения, свои ощущения и желания. 

Иван Боганцев Мы действительно зря упускаем дошкольное образование из виду. У нас есть собственный сад со своей развивающей средой. Я бы тоже призвал прислушиваться к ребенку и «погружать» его в этот выбор. Дети очень хорошо «считывают» среду, они не могут в этом ошибаться: этот контакт либо есть, либо нет. И именно он очень большой предиктор их будущих результатов в этой школе, потому что без него у них ничего не получится. Особенно в том случае, если это не их собственный выбор, а если их перетаскивают из школы в школу родители. 

Переезжать, конечно, нужно: вы же переезжаете, если вас пригласили на интересную работу, которая наполняет вашу жизнь смыслом. Вы ради нее точно переедете из одного района Москвы в другой! Почему же не переехать ради школы?

Означает ли выбор школы сужение будущего выбора ребенка

Иван Боганцев Это зависит от школы. В старших классах дети часто переходят из школы в школу: от нас дети уходят в основном в специальные школы, когда кажется, что те или иные их способности требуют особенного внимания. Но в целом, мне кажется, выбор школы этот выбор не сужает. 

Михаил Случ Не буду примазываться к школам, которые дают детям широкий выбор. Хочу сказать про другое: выбор — вещь непростая. Мы начинали этот разговор с трудного понятия soft skills. На мой взгляд, одна из труднейших задач школы — взращивать культуру выбора. Подчеркну: к нам приходят дети, которые в момент поступления считают, что будут математиками или физиками. Естественно, в результате все оказывается совсем не так. Да, кто-то становится профессиональным математиком, может быть, даже очень высокого уровня, но большинство — нет. И это не плохо. Очень часто смысл пребывания ребенка в школе состоит в том, что он внутри своей школьной биографии проходит некоторую эволюцию и в 9-м или 10-м классе начинает что-то понимать о своем выборе. 

Кирилл Медведев Скорее согласен с коллегами в том, что этот выбор не сужается априори, и в том, что учеба в школе связана с формированием культуры выбора. Да, есть школы с многопрофильными классами и индивидуальными учебными треками — в частности, это есть и у нас. В этом смысле школа, которая учит учиться и создает адекватную культуру, помогает ребенку раскрываться и дает возможность попадать в разные профессиональные области. Правда, есть некоторые форматные ограничения, при которых тебе будет сложно перестроиться на другой трек: транзакционная цена высока. Например, поступить в западный вуз, не закончив школу IB. 

При этом, если ты идешь в школу, которая фокусируется на культуре выбора, то можешь потерять в эффективности в тех ситуациях, когда этого выбора у тебя нет. Поэтому цена перехода возрастает в зависимости от выбранной конструкции. 

Андрей Маркевич Мы сейчас говорим о том, как не сузить выбор в школе, но это важно и на уровне вуза. В отечественном образовании специализация происходит совсем не так, как в Америке. Там ребята поступают в колледжи или университеты и уже во время учебы выбирают основную специализацию. В нашей программе мы эту концепцию всячески пытаемся продвигать: даем студентам базу по экономике как центральной дисциплине, но при это предлагаем широкий выбор других предметов. Если человеку 18 лет, то от него немного смешно требовать выбрать профессию на всю оставшуюся жизнь. Мы сами не знаем, что будет через 10 лет, а они тем более. Университету тоже важно предоставить студентам эту возможность выбора, научить их учиться и дать широту образования. Студенты часто меняют профессиональную траекторию, но это дается легче, если есть хорошая база. 

Следующая встреча состоится в понедельник, 12 апреля, в Clubhouse. Профессор РЭШ Константин Егоров, управляющий партнер Skyeng Александр Ларьяновский, руководитель департамента разработки олимпиад «Учи.ру», выпускница РЭШ (МАЕ'2013) Гаянэ Симонян, совладелец и программный директор образовательной платформы Skillbox Сергей Попков будут говорить о том, как образование становится все более индивидуализированным.  

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.