Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Мнение

Время чтения: 6 мин
Обновлено:

Мнение. Баланс достижений и неудач Владимира Путина

В минимальной степени положительные оценки президента разделяют молодые люди

В марте текущего года в рамках регулярного ежемесячного опроса «Левада-центра» Признан в России «иностранным агентом». Мы указываем это по требованию властей. Организации и частные лица, признанные «иноагентами», оспаривают это решение в судебном порядке. Мы не согласны с этим решением и выражаем им поддержку. респондентам вместе с набором обычных вопросов об отношении населения к деятельности президента были заданы два парных вопроса о достижениях и неудачах Владимира Путина. Что люди считают главным достижением Путина за годы его нахождения у власти? Оба вопроса (в последней редакции) звучат следующим образом:

  1. В каких (из перечисленных ниже) областях Владимир Путин добился успеха за время своего нахождения у власти?
  2. В каких из этих областей действия Владимира Путина были наименее удачными?

Лучше почти по всем статьям

И признание успехов его правления, и понимание отсутствия ожидавшихся результатов высказывают относительное меньшинство опрошенных (консенсус в обоих случаях не превышает 40%, но это не резко очерченные группы: оба массива частично пересекаются и образуют нестабильную зону совпадающих мнений). Общий баланс достижений и неудач Путина в качестве главы государства, авторитарного руководителя страны на протяжении 20 с лишним лет к 2021 году выглядит следующим образом (таблица 1).

Можно выделить пять-шесть сфер, где признание успехов явно преобладает над неудачами (превышение первых над вторыми составляет не менее 10 процентных пунктов), и три области управления, которые считаются провальными (борьба с «олигархами», повышение уровня благосостояния населения, борьба с коррупцией). Все названные ниже сферы социальной жизни общественное мнение относит к компетентности президента, что бывает только при режимах, в которых ликвидированы разделение властей, автономность местного самоуправления и гражданского общества, а в экономике доминируют централизованные ведомства и государственные корпорации.

Вопросы этого рода в исследованиях нашего центра задаются с 2004 года, со времени подведения итогов первого срока Путина на этом посту, что позволяет проследить динамику общественного мнения относительно результативности проводимой политики главой государства (таблица 2). Очевидно, что к настоящему времени доля признающих его заслуги увеличивается почти по всем статьям рассмотрения.

Война и Чечня

Главное достижение Путина, которое общественное мнение признает, начиная с 2014 года, — это усиление армии, модернизация Вооруженных сил. Две затяжные чеченские войны показали слабые стороны российской военной организации и снижение престижа военнослужащих. Реформы в армии, последовавшие после русско-грузинской войны, вместе с эффективной милитаристской пропагандой дали результат: авторитет Вооруженных сил повысился, армия вышла на первую позицию в рейтинге институтов, пользующихся доверием, опередив самого президента. Доля россиян, не просто отметившая эту политику Путина, но и оценивших ее как главное его достижение, выросла за 15 лет с 8% до 38–41%. Сильная армия, по мнению россиян, — основная составляющая представлений о «великой державе», оттеснившая на второй план все другие определения государства такого класса: обязательность наличия высокого уровня жизни граждан, развитые правовые институты, признанные в мире успехи национальной науки и культуры и т. п. «Мощная армия» и «громадность территории» доминирует в сознании населения при опросах о России как «великой державе». Люди действительно этого хотели: в конце 1990-х годов общественное мнение ждало от следующего после Ельцина президента выполнения двух задач, которые оно ставило перед предполагаемыми претендентами на этот пост: «выход из глубокого экономического кризиса» и возвращение России статуса «супердержавы», которым, по их мнению, обладал СССР. Демонстрация военной мощи перед мировым сообществом вполне компенсировала новую бедность, последовавшую за кризисом 1998 года, разочарования в результатах реформ, которые люди переживали очень болезненно.

Второй по значимости успех Путина — решение чеченской проблемы. Далеко не все готовы согласиться с таким вариантом политического компромисса после двух войн, продолжавшихся более 12 лет, но большинство россиян, как следует из предыдущих опросов «Левада-центра», согласны с тем, что «лучше Кадыров, чем бесконечная война», порождающая хроническую угрозу переноса терроризма с Кавказа на внутренние регионы России. Доля таких мнений о политике в отношении Чечни также увеличилась с 8% (2004 г.) до 34% (2021 г.), как и сознание устранения опасности терактов, что так же приписывается Путину (доля таких ответов выросла с 3% до 32%). То, что терроризм — непосредственное следствие ельцинской и позже — путинской политики на Кавказе, большая часть россиян не сознают или не хотят признавать, вытесняют из сознания, закрываются от этого факта.

Менее удачные действия

С меньшей определенностью и уверенностью, но все же более четверти взрослого населения признает сегодня такие достижения Путина, как наведение порядка в стране (рост с 12% до 28%), борьба с преступностью (с 6% до 25%), укрепление международных позиций России (с 15% до максимальных значений в 2017 году — 34%, после чего последовало снижение до 24% в 2021 г.). Последнее мнение может служить также показателем эффективности пропаганды, способной убедить людей в том, что даже явные провалы внешней политики России (растущая изоляция страны, ужесточение санкций со стороны мирового сообщества, общее усиление негативизма к путинской России и др.) могут восприниматься как успех политического курса ее руководства.

Вместе с тем оценки политики Путина стали не просто более противоречивыми (понятно, что разные социальные группы по-разному оценивают его политику), но и более негативными, особенно по отношению к вещам, непосредственно определяющим повседневную жизнь большей части населения России. Учитывая характерное нежелание высказывать негативные суждения о деятельности властей предержащих и обычную склонность уходить от ответа или прятаться за вариантом «затрудняюсь ответить», уже в 2004 году была принята формулировка «наименее удачные действия» (а не более прямое определение — «неудача», «провал», «отсутствие достижений»), сохраненная и в последующих опросах (таблица 3).

Иллюзорные надежды

Неудачи правления Путина связаны уже не с символическими достижениями («возрождением России», «стабильностью», «порядком»), а с более важными — с точки зрения повседневных проблем частного существования обычного человека — критериями и оценками его политики: сюда относятся вопросы благосостояния населения, экономического развития страны, обеспечения социальной справедливости, а значит — борьбы с плутократией, коррупцией правящей бюрократии, «равноудаления» придворных «олигархов» и т.п.

Динамика массовых оценок в этом плане была следующей: разочаровывающее понимание неудачи в повышении уровня жизни, признаваемое в середине 2000-х годов каждым пятым россиянином, постепенно вытеснялось, доля таких ответов уже к 2009 году сократилась почти вдвое (с 21% до 13%), но после кризиса 2015 года стала опять быстро расти, достигнув максимума к марту 2021 года (39%).

Устойчивым оказалось представление о том, что «борьба с коррупцией» (в первую очередь — чиновников, госаппарата) носит фактически декларативный характер (показатель «отсутствия успеха» Путина в этой сфере составляет в среднем за все годы 32%; максимума он достигал на пике антипутинских протестов в 2012 году, а также в 2021 году — 38%).

Столь же иллюзорными оказались надежды на обеспечение социальной справедливости, равенства всех перед законом, на то, что Путин «обуздает олигархов», как он в духе радикального популизма обещал во время кампании отъема ЮКОСа у Ходорковского. Мнения россиян на этот счет стали более распространенными: с 2004–2005 гг., когда шел названный судебный процесс, доля таких ответов выросла с 14–16% до 34% в 2021 г.

Разочарование отсутствием результатов в экономике (что стало многим понятно после более чем 10-летней стагнации и снижения реальных доходов населения) заметно усилилось, ниже всего уровень подобных негативных ответов приходится на самый «лучший год» с точки зрения роста доходов населения — 2008-й (8%), но к 2017–2021 гг. доля таких ответов выросла до 26–28%.

Общий оптимизм, характерный для первых лет правления Путина, явно ослаб и потускнел.

Нормализация отношений с западными странами, которая представляется важной политической целью для более половины россиян, становится все более призрачной в контексте усиления конфронтационного курса президента.

Успехи Путина чаще и выше ценят пожилые люди, образованные и обеспеченные категории населения (среди них выделяются чиновники, служащие, люди старого закала, сохраняющие инерцию советского менталитета; именно они получили наибольшие бонусы от авторитарного правления). Для них военная мощь, «успокоение» (любой ценой) Чечни, «порядок в стране», экономическое развитие, укрепление международных позиций России — вещи символически значимые, показатели реставрации того порядка управления, который существовал в советское время, время их молодости и социализационного импринтинга. В минимальной степени позитивные оценки деятельности нынешнего президента разделяют, с одной стороны, молодые люди, с другой — жители депрессивной провинции (малых городов, сел или социальных низов крупных городов), респонденты с низкими доходами, далекие от вопросов текущей политики и державного величия.

Откуда информация

Но дело не только в социальной обусловленности оценок, но и в типе получаемой информации, или точнее — в характере информационных каналов, по которым поступают сведения о государственной политике. Поскольку федеральные медиахолдинги, прокремлевские СМИ, в первую очередь — ТВ, радио, пресса с большими тиражами, давно превратились в часть мощной индустрии пропаганды, то понятно, что их пользователи получают только тщательно контролируемую, «общественно одобряемую» и исключительно позитивную информацию о деятельности Владимира Путина. Такого рода сведения выходят за рамки политической рекламы, персонального восхваления «национального лидера», они — часть тщательно продуманной технологии мобилизации поддержки власти и обличения ее оппонентов. По этим каналам поступает только отфильтрованный «контент», исключающий сведения о неудачах, негативных последствиях путинской политики, общественной цене тех или иных действий высшего руководства в отношении национального благосостояния или безопасности граждан.

Напротив, информация, поступающая по интернету, социальным сетям обладает несравненно большим многообразием, отражая (в отличие от официоза) различные интересы и позиции ее производителей, авторов, комментаторов и пользователей. Интернет и социальные сети (по крайней мере до настоящего времени) характеризуются относительной независимостью от официальных инстанций, в меньшей степени подчинены цензуре (самоцензуре). Поэтому в целом пользователи интернет-порталов, социальных сетей и, в особенности, телеграм-каналов намного чаще и подчас весьма критично оценивают действия Владимира Путина и результаты его политики. По многим значимым вопросам и аспектам событий оценки Путина среди телезрителей и подписчиков телеграм-каналов не просто расходятся, а прямо противоположны. Приведу лишь некоторые примеры подобных различий (таблица 4).

Например, характер экономического развития при Путине телезрители оценивают скорее как его успех, в то время как пользователи телеграм-каналов — скорее как неудачу (-45%, таблица 4), защиту Путиным прав человека и демократию считают «неудачной» лишь 4% телезрителей и 15–17% пользователей телеграм-каналов, социальных сетей, интернета.

«Повышение уровня жизни граждан» относят к успехам действующего президента в среднем 21%, к «неудачам» — 39%, но среди тех, кто больше всего доверяет ТВ, первых заметно больше (29%); «неудачной», напротив, считают его политику в этом плане лишь 33% телезрителей; зато среди пользователей соцсетей, телеграм-каналов его действия в этой области негативно оценивают 47% и 44% в соцсетях и интернете, в аудиториях телеграм-каналов — 54% (!).

Современное состояние здравоохранения в стране в качестве «большого достижения» Путина готовы рассматривать лишь 17% опрошенных (в среднем); провалом — 29%. Однако среди телезрителей доля одобряющих его в этом плане поднимается до 24%, а в интернете сокращается до 13%, среди предпочитающих телеграм-каналы таких всего 9%. И, напротив, как провал его политику в этой сфере расценивают 21% телезрителей и 35% — в социальных сетях, 39% пользователей интернет-порталов, 48% — предпочитающих информацию в телеграм-каналах.

Опрос проведен 25–31 марта 2021 года по репрезентативной всероссийской выборке городского и сельского населения в количестве 1623 человека в возрасте от 18 лет и старше в 137 населенных пунктах, 50 субъектах РФ. Исследование проводится на дому у респондента методом личного интервью. Распределение ответов приводится в процентах от общего числа опрошенных вместе с данными предыдущих опросов.

Статистическая погрешность при выборке 1600 человек (с вероятностью 0,95) не превышает:

  • 3,4% для показателей, близких к 50%,
  • 2,9% для показателей, близких к 25%/75%,
  • 2,0% для показателей, близких к 10%/90%,
  • 1,5% для показателей, близких к 5%/95%.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.