Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Время чтения: 4 мин
Обновлено:

«Зеленые лебеди» все опаснее

Их визит может угрожать экономическому развитию

Как снизить риски чрезмерного левереджа без риска для восстановления экономик, чем вызван гендерный разрыв в финансовых знаниях и в чем специфика экологических «черных лебедей»: главное в блогах экономистов.

Статья впервые опубликована на сайте «Эконс»

Быстрый рост кредитования — палка о двух концах, предупреждают эксперты МВФ в блоге организации. С одной стороны, принятые в коронакризис меры были направлены на то, чтобы фирмы и домохозяйства продолжали получать доступ к кредитным средствам, что способствует восстановлению экономики: многим компаниям за счет кредитов удалось продолжить свою деятельность и ограничить увольнения, а домохозяйствам — поддержать потребление. С другой стороны, смягчение условий кредитования, когда кредиторы снижают оценку кредитного риска, стимулирует экономическую активность в краткосрочной перспективе, но в среднесрочной создает повышенные риски финансовой стабильности, кризиса и резкого спада — как показал анализ, проведенный МВФ, спад может наступить начиная с седьмого-восьмого квартала (то есть примерно через два года). Чем сильнее краткосрочный подъем и кредитный бум, тем выше среднесрочные риски наступления кризиса, подчеркивают авторы. Левередж, или кредитное плечо, можно измерить как соотношение объема долга к ВВП, и за 2010–2019 гг. глобальный левередж частного сектора, включающего нефинансовые компании и домохозяйства, вырос с 138% до 152% ВВП, а за первые три квартала 2020 г. — еще на 11 п. п. благодаря мерам государственной поддержки. Кроме того, увеличению долга к ВВП способствовал спад экономики. Столь быстрый рост кредитной нагрузки создает дилемму: как не поставить под угрозу восстановление экономики, чрезмерно ужесточив политику, и в то же время не допустить чрезмерного роста долговой нагрузки.

Разрешить эту дилемму или по крайней мере существенно снизить риски можно за счет макропруденциальных мер, например, таких как повышение минимальных требований к капиталу для банков или ограничение лимитов для заемщика (к примеру, ограничение соотношения кредитных средств к стоимости залога при ипотеке), рекомендуют авторы на основе исследования МВФ. Моделирование показывает: если одновременно смягчаются монетарные условия и ужесточается макропруденциальное регулирование, то это не создает препятствий для экономического роста, так как замедляется лишь избыточный рост кредита, и тем самым сокращаются риски для финансовой стабильности. Необходимо учитывать, что между введением тех или иных макропруденциальных мер и ощутимым эффектом от них есть существенный временной лаг, поэтому уже сейчас надо действовать без промедления, призывают авторы. Более того, даже в самых передовых странах набор макропруденциальных мер нацелен исключительно на банки, тогда как сектор небанковских финансовых организаций становится все более значимым кредитором, что требует разработки инструментов для решения проблем с избыточным левереджем за пределами банковской системы.

Всеобщий широкополосный доступ в интернет — необходимое условие для борьбы с пандемией и в целом улучшения здоровья населения, пишут эксперты Института мировой экономики Петерсона (PIIE) в блоге организации. Опросы в США показали, что, несмотря на распространенность смартфонов и мобильного интернета, люди без доступа в интернет с домашнего компьютера не могли в полном объеме получить информацию об опасностях пандемии, распространении вируса в их районе и необходимых мерах предосторожности — например, государственные сайты часто тяжело просматривать со смартфона. Неравный доступ в интернет усилил и вакцинное неравенство, продолжают авторы: люди не получают всего объема информации о вакцинах и не могут записаться на вакцинацию, которая обычно требует онлайн-регистрации. При этом доля населения без домашнего доступа в интернет оказалась выше в тех округах США, где более высокий процент людей с проблемами со здоровьем, что делает их более уязвимыми во время пандемии COVID-19.

Авторы распределили все округа США по квартилям в зависимости от распространенности тех или иных заболеваний, а затем анализировали ситуацию с доступом в интернет. Так, в первом квартиле, куда попали округа с наименьшей долей страдающих ожирением, домашний доступ в интернет не имели в среднем 19% домохозяйств, а в четвертом квартиле — уже 37%. Аналогичные корреляции обнаружились и в случае с вредными привычками, диабетом и иными проблемами со здоровьем. Разумеется, речь не о причинно-следственных связях, подчеркивают авторы: их выводы лишь говорят о том, что люди, которые в силу проблем со здоровьем и так сталкиваются с повышенными рисками тяжелого течения COVID-19 или летального исхода, оказываются еще более уязвимыми из-за отсутствия широкополосного доступа в интернет.

При этом речь не только о сельских поселениях и отдаленных районах: зачастую и в городах есть округа, которые не интересны интернет-провайдерам из-за недостаточного количества платежеспособных клиентов. Чтобы решить проблему неравного доступа в интернет, государству необходимо действовать по трем направлениям, рекомендуют авторы: во-первых, инвестировать в инфраструктуру, то есть в прокладывание оптоволоконных кабелей; во-вторых, предоставлять субсидии интернет-провайдерам, чтобы они могли обеспечить подключение малообеспеченных домохозяйств по специальному льготному тарифу; в-третьих, организовывать обучение компьютерной грамотности для пожилых людей и детей из неблагополучных семей. Пандемия показала, что домашний доступ в интернет становится важнейшим условием для работы, образования и получения госуслуг, и в дальнейшем его значение будет лишь возрастать, поэтому обеспечение всеобщего доступа должно быть национальным приоритетом, заключают эксперты PIIE.

Гендерный разрыв в уровне финансовой грамотности ставит женщин в крайне уязвимое положение и влечет потери для экономики в целом, напоминает эксперт исследовательского центра Bruegel Мария Демерцис. По данным исследования S&P Global, во всем мире финансово грамотны 35% мужчин и 30% женщин. Разумеется, есть огромные различия между развитыми и развивающимися экономиками: в развитых странах финансово грамотно более 50% населения, но, что примечательно, гендерный разрыв также оказывается выше. Так, в Германии гендерный разрыв в финансовой грамотности превышает 10 п. п., а в Канаде близок к 20 п. п. при среднемировом разрыве в 5 п. п. Исследования показывают, что финансово грамотные люди более склонны делать сбережения, а также могут эффективно управлять финансовыми рисками. Таким образом, женщины, будучи менее финансово грамотными, оказываются более финансово уязвимыми.

Существенным фактором сохранения гендерного разрыва в финансовой грамотности может быть недостаток уверенности в себе, показало одно из недавних исследований. Так, женщины, которые набирали более низкие, чем мужчины, баллы при проверке их финансовых знаний, чаще выбирали вариант ответа «Не знаю». Когда исследователи исключили этот вариант ответа, женщины стали показывать более высокие результаты и гендерный разрыв сократился на треть. Но неуверенность, разумеется, не единственная причина: не меньшую роль играют стереотипы, следуя которым женщины часто предпочитают не принимать участия в финансовых решениях, перекладывая ответственность на партнера или родителей. А финансовая грамотность — это не только знания, но и умение эффективно их применять, подчеркивает Демерцис. Сокращение гендерного разрыва в финансовой грамотности, как и во многих других аспектах, оказывается тесно связано с изменением культурных норм и общественных устоев, заключает она.

«Зеленые лебеди» — особая разновидность «черных лебедей», непредсказуемых разрушительных событий, но у них есть важная специфика: Тимоти Тейлор, управляющий редактор Journal of Economic Perspectives, в своем блоге Conversable Economist обращает внимание на обширный доклад «Экономика биоразнообразия», подготовленный под редакцией профессора Кембриджа, экономиста Парты Дасгупты. Название доклада может ввести в заблуждение — на самом деле его тематика значительно шире, чем проблема биологического разнообразия, отмечает Тейлор. Основной посыл Дасгупты — призыв к экономистам ввести экологические факторы в свои модели. Долгое время состоянием окружающей среды можно было пренебречь, но дальнейшее экономическое развитие может оказаться под угрозой именно из-за экологических рисков. Так, в финансовом мире уже выделяют «зеленых лебедей», или экологических «черных лебедей».

В отличие от классических «черных лебедей», «зеленые лебеди» — это риски, которые реализуются наверняка или с очень высокой вероятностью, вопрос лишь в том, в какой момент и в какой именно форме: более частые засухи, дефицит пресной воды, наводнения, жара. И если к «черным лебедям» в силу их редкости и непредсказуемости подготовиться невозможно, то высокая вероятность «зеленых лебедей» предполагает, что людям под силу принять превентивные меры. В целом Дасгупта призывает соизмерять экономическую активность с темпами регенерации окружающей среды: сейчас экологический ущерб существенно превосходит эффект мер по восстановлению природы, но в идеале нужно найти баланс за счет снижения ущерба и увеличения мер, которые могут ускорить естественную регенерацию.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.