Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Время чтения: 2 мин

«Это очевидный акт вандализма»

Участники и наблюдатели – о ситуации вокруг «Артдокфеста»

Главный российский фестиваль документального кино «Артдокфест» столкнулся в этом году с беспрецедентным давлением. Его программа в Санкт-Петербурге была практически сорвана после того, как сотрудники МВД и Роспотребнадзора опечатали два зала Дома кино по доносу активиста Тимура Булатова, обвинившего организаторов форума в пропаганде ЛГБТ-ценностей среди несовершеннолетних и нарушении санитарно-эпидемиологических мер. Вторая фестивальная площадка — киностудия «Лендок» — сама отказалась от показов картин «Артдокфеста», ссылаясь на опасения провокаций и административных последствий. В Москве «Артдокфест» продолжается, но из программы убрали фильм «Тихий голос» о чеченском бойце ММА-гомосексуале после угроз неизвестного, представившегося Сулиманом и пообещавшего организаторам «серьезные последствия».

«Артдокфесту» не привыкать к враждебной атмосфере. В 2014 г. он вынужден был частично «эмигрировать» в Ригу, чтобы остаться неподцензурным (в России к этому моменту законодательно запретили публичный показ фильмов с матом, а представить документальное кино без живой речи едва ли возможно). Тогда же «Артдокфест» лишился госфинансирования и сменил формат с «открытого российского» на международный. Но главная публика фестиваля по-прежнему здесь, а позиция открытого разговора языком кино о любых проблемах остается принципиальной для организаторов. Что вызывает на родине растущую агрессию с постепенной сменой состава нападающих: если в 2017 г. один из показов фестиваля сорвали активисты правой националистической организации SERB, то сегодня в этой роли выступают представители официальных госструктур — пусть и по доносу «общественника».

По просьбе VTimes ситуацию прокомментировали президент «Артдокфеста» Виталий Манский, директор киностудии «Лендок» Алексей Тельнов и куратор нескольких российских и международных кинофестивалей Алексей Медведев.

Виталий Манский, кинорежиссер, президент фестиваля «Артдокфест»:

Я считаю, что произошел совершенно очевидный акт вандализма. Ведь вандализм — это не только когда талибы взрывают скульптуры или кто-то обливает чернилами полотна. Когда уничтожается фестиваль — это такой же вандализм, потому что фестиваль это особым образом выстроенное культурное пространство рождения фильмов, имен, тенденций. И когда таким сапогом охранника государство уничтожает его на корню — это преступление. И здесь для меня важна реакция свидетелей. А свидетели — это все жители Санкт-Петербурга. По крайней мере люди, которые хоть раз в жизни были в театре, на выставке, окончили среднюю школу, смотрели не только тупые фильмы, но и фильмы Германа, Сокурова, они должны быть оскорблены произошедшим на их глазах преступлением. Но я не вижу вот этого глобального потрясения в городе, и это самые страшные вывод и итог случившегося. Может быть, люди пока еще в шоке, может, этот шок пройдет, и мы увидим какие-то проявления, но пока так. А насчет того, что это уже воспринимается как закономерность: евреи, когда их переселяли в гетто, тоже думали, что хуже не будет.

Алексей Тельнов, директор киностудии «Лендок»:

Наша позиция абсолютно простая: мы вне политики, и я сожалею, что так получилось и пришлось снять программу с показов. Но для нас это было обстоятельство непреодолимой силы. Мы знаем, что произошло в Доме кино, и к нам два дня приходили представители силовых структур, к сожалению, не могу сказать каких. Можно было понять, что нас обязательно закроют, и это было очевидно. Мы написали письмо в штаб фестиваля и предложили компромисс: они снимают программу, так сохранили бы лицо и мы, и они. Но, к сожалению, мы стали крайними в силу обстоятельств. Но мы производящая киностудия, и я ни капли не сомневался, что мы не вправе закрывать студию. Тем более вставать в какую-то позу и делать заявления. Мы этого никогда не делали, мы снимали кино. И мы государственная студия. Пишут, что мы струсили, но, если бы мы струсили, мы бы изначально этот фестиваль не проводили у себя. Но по причине того, что студию закрыли бы, а это была бы для нас катастрофа, мы приняли такое решение в последний момент. Плюс, мы хоть и государственная студия, но зарабатываем деньги сами — не наша была идея делать коммерческое предприятие из студии, которая снимала авторское документальное кино. Мы живем в условиях либерального рынка, и его законы тоже работают, поэтому мы должны учитывать риски.

Алексей Медведев, кинокритик, куратор Якутского международного кинофестиваля, директор конкурсных программ международного кинофестиваля «Послание к человеку», программный директор фестивалей «Край света» и 2morrow:

То, что происходит, это невероятно, ужасно, кошмарно. К сожалению, никаких сюрпризов в этом нет. Ужас в том, что фестиваль не может показать даже то, что он по закону имеет право показать. «Артдокфест» — уникальный фестиваль, у него есть свои права. И то, что сейчас происходит, ни в какие ворота не лезет. Что касается «Лендока», то они поступили неправильно. Можно было сразу сказать что-то вроде: нам позвонили из администрации города (или еще откуда-то), но они же не признались, они поначалу не сказали правды. А когда они теперь говорят «к нам приходили», ну, вообще-то в таких случаях даже в государственной организации нужно спрашивать: а вы кто? Покажите корочки, давайте мы сфотографируем. Кто приходил, зачем приходил, чего хотели. Это как будто к тебе приходят и говорят: мы хотим придушить вашего ребенка. И ты ведь отвечаешь: нет, это мой ребенок, я не дам его задушить. Ты не скажешь: ну, ладно, душите. Надо понять, что это именно такая ситуация, потому что культура — это наш ребенок, свобода — это наш ребенок, это то, что мы пестуем, то, чем мы живем.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.