Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Время чтения: 3 мин
Обновлено:

Какими могут стать города после пандемии ковида. Ч. 1

Нужна трансформация деловых и жилых районов для более удобной жизни и работы

Прошедший год стал для городов временем самых значительных перемен за последние десятилетия. Многие города во время пандемии быстро перестроились: там пролегли велосипедные дорожки, здесь — парковки превратились в террасы кафе. Опустели офисы, закрылись многие магазины (некоторые — навсегда). Количество проведенных вебинаров «Будущее городов» уже не поддается счету.

Город, существующий уже 10 000 лет, конечно, не умрет, но его развитие сильно ускорится.

Однако у изменений есть свои границы. Бóльшая часть городской инфраструктуры завтрашнего дня существует уже сегодня, но далеко не всегда в нужном месте. У многих городов нет денег на инновации и эксперименты. Тем не менее есть понятный и реалистичный путь к лучшему городу будущего — более зеленому, дешевому, чистому, равноправному и продуктивному, где люди будут более счастливыми, здоровыми и менее одинокими.

Принципы, в соответствии с которыми должен меняться город, очевидны: нужно забрать пространство у автомобилей, офисов и магазинов и отдать его доступному жилью, жителям и природе. Город будущего может быть очень похож на город прошлого, только чище. Там скорее будут велосипеды, фермы, работа на дому в стиле XVIII в., чем летающие автомобили.

Я попытался выделить лучшие идеи для трансформации города после пандемии, сосредоточив внимание на мегаполисах развитых стран — таких как Лондон, Нью-Йорк и Париж. В развивающихся странах у городов несколько другие проблемы, но многое из того, о чем пойдет речь, применимо и к ним.

ОФИС


								 				Фото: Wade Austin Ellis / unsplash
Фото: Wade Austin Ellis / unsplash

После почти годичных дебатов возник консенсус: офисы станут меньше, хотя и не исчезнут. Смысл жизни в грязном, переполненном городе с высокими ценами как раз и заключается в том, чтобы встречаться с людьми, обмениваться товарами и идеями. Многие офисы станут именно центрами обмена идеями.

Но сейчас городские работники умственного труда уже могут бóльшую часть времени работать из дома, и большинство из них хотят этого. По данным опроса тысяч британских сотрудников, которые стали работать удаленно во время локдаунов, 88% хотели бы в той или иной степени продолжать делать это, сообщают Алан Фелстед из Кардиффского университета и Дарья Реушке из Саутгемптонского университета. Согласно исследованию McKinsey, четверо из пяти респондентов сказали, что им нравится работать удаленно.

Отказ от ежедневных поездок на работу — когда ненужными станут проездные билеты, автомобиль, услуги химчистки и офисные ланчи — даст сотрудникам свободное время и фактически повысит их зарплаты. Некоторые могут уехать из крупных городов в места подешевле. Возможно, это и есть универсальное средство для перевода хороших рабочих мест в регионы, а также для устранения политического разрыва между сельскими и городскими районами.

В будущем сотрудники могут приходить в офис один или два раза в неделю для встреч с коллегами и клиентами. Это позволит компаниям сократить офисные площади или вообще отказаться от них: еженедельные встречи команд можно было бы проводить за бранчем в кафе или в арендованном помещении. Некоторые компании могут собирать сотрудников на пару дней в месяц в загородном доме или отеле. Это было бы куда приятнее для сотрудников и дешевле для компании, чем постоянно снимать помещение в центре города.

Тогда работники получат лучшее из обоих миров — алхимию личных встреч плюс гибкость, которая даст им больше времени на общение с членами семьи и домашние дела. Воздух в городах станет чище, выбросы углекислого газа снизятся. Компании, которые оставят все офисы, имевшиеся до пандемии, могут проиграть более гибким конкурентам, которые перестанут платить за аренду офисов и нести все прочие связанные с ними расходы.

Центральные деловые районы могут остаться под офисами. По мере снижения арендной платы туда вполне могут перебраться компании, которые раньше не могли себе позволить лучшие места. А офисные здания в не самых престижных местах можно превратить в жилые дома — подобно тому, как заброшенные фабрики превратились в лофты.

Такое преобразование «вполне осуществимо», хотя в домах, например, плотность установки санитарно-технического оборудования (труб, сантехники и т.д.) выше, говорит Стивен Барретт, партнер Rogers Stirk Harbour Architects. Кроме того, переоборудовать здания гораздо экологичнее, чем сносить их и строить новые.

От такой трансформации проиграют собственники коммерческой недвижимости и их банки-кредиторы. Победителями станут компании-арендаторы, бывшие сотрудники офисов, получившие больше свободы, и вся планета.

ГОРОДСКИЕ РАЙОНЫ И ПРИГОРОДЫ


								 				Фото: Ketut Subiyanto / pexels
Фото: Ketut Subiyanto / pexels

Многие горожане не могут работать в своих тесных домах и квартирах. Некоторые будут арендовать места в коворкингах в своих районах и пригородах, часто за счет субсидий от работодателей. Продавцы всякой снеди и ланчей, уборщики и инструкторы по фитнесу, которые раньше обслуживали офисных сотрудников в центре города, теперь будут отправляться в другие районы города.

Работа на дому стирает образовавшийся в ХХ в. разрыв между жилыми и офисными районами. Чтобы способствовать этим изменениям, городам необходимо отказаться от устаревших правил зонирования, которые определяют целевое использование зданий и целых кварталов.

Теоретик городского планирования Джейн Джекобс, автор вышедшей в 1961 г. книги «Смерть и жизнь больших американских городов», приветствовала бы это. Она утверждала, что каждый район нуждается в многоцелевом использовании, — отчасти для того, чтобы он мог функционировать 24 часа в сутки. Джекобс писала: «На улицах успешных городов люди должны появляться в любое время». Ее собственный район Гринвич-Виллидж был идеальным вариантом. Там всегда вокруг люди: дети играют, домохозяйки направляются за покупками, офисные сотрудники идут на обед, а вечерами гуляки отправляются в бары. «Множество глаз на улице снижают уровень преступности», — объясняла Джекобс.

Многофункциональные районы также способствуют укреплению доверия, поскольку жители знают друг друга (пусть только в лицо) — по общим тротуарам, кафе и рынкам. «Отсутствие такого доверия — катастрофа», — писала Джекобс. Она надеялась увидеть эту картину в деловых кварталах и пригородах: «Исследователи, искавшие секреты общественной структуры в унылых серых районах Детройта, пришли к неожиданному выводу: общественной структуры там не было».

Если люди проводят весь день в районе своего дома, они могут в течение часа перейти от работы к покупкам или уходу за детьми. Это будет «интеграцией между работой и личной жизнью», а не просто «балансом», считает Мэри Дейли, президент Федерального резервного банка Сан-Франциско.

Это станет похоже на жизнь в деревне внутри глобального города, говорит Элизабет Фаррелли, автор книги «Убивающий Сидней». Местные жители смогут гулять по окрестностям пешком или на велосипеде, будет меньше загрязнения и больше возможностей для физических упражнений. При меньшем количестве машин дороги превратятся в безопасные улицы, родители и дети получат автономию друг от друга.

Популярная нынче фраза, придуманная Карлосом Морено из Парижского университета Сорбонна, — это «15-минутный город». Все, что необходимо для жизни, находится близко, в 15 минутах, и все пространство используется постоянно. Поэтому Париж и Нью-Йорк все чаще открывают для посещения школьные игровые площадки — как только закрываются школы. Многие помещения станут адаптируемыми: днем это будет офис, а вечером — молодежный клуб.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.