Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Время чтения: 5 мин
Обновлено:

Кому и для чего сегодня нужно финансовое образование

И почему в финансовых программах теперь не обойтись без soft skills

В статье:

Бизнес во многом далеко обогнал академию, но академия «глубже копает», говорит профессор Российской экономической школы (РЭШ) Олег Шибанов: между ними возможен симбиоз. Этот симбиоз он обсуждал со старшим вице-президентом, руководителем блока «Риски» Сбербанка, членом совета директоров РЭШ Джангиром Джангировым, некогда изучавшим экономику и финансы в Российской экономической школе. Чему учат будущих финансистов университеты и чего ждут от них работодатели, чем стоит дополнить программы обучения ­— об этом третья дискуссия из цикла встреч об образовании в социальной сети Clubhouse, организованных РЭШ и VTimes. 

VTimes публикуют основные тезисы. 

Как сегодня выглядит финансовое образование

Олег Шибанов 

Современное финансовое образование сфокусировано не только на дне сегодняшнем — оно помогает понять, какие навыки потребуются в ближайшем будущем. Хорошая финансовая программа должна открывать разные профессиональные траектории. Есть два стандартных пути для многих студентов — это консалтинг и корпоративные финансы. Но очень большой спрос есть и будет на анализ данных — и в финансовых, и в нефинансовых компаниях. 

Какие стереотипы о финансовом образовании живут до сих пор

Олег Шибанов 

Первый стереотип, который распространен в России, — экономистов, юристов и финансистов в нашей стране слишком много, потому что их учат везде. 

Второй стереотип: финансы — это бухгалтерский учет. И если вы правильно делаете проводки по РСБУ, то вы финансист. Бухгалтер ошибочно сравнивается с человеком, который занимается моделированием финансовых процессов: от торговли на рынках до скоринга и риск-менеджмента. Абитуриенты и их родители зачастую считают, что хорошие бухгалтерские курсы за два месяца дадут финансовое образование. Это абсолютно не так: финансы — это моделирование, работа с разными идеями, это поиск возможностей переиграть конкурентов на рынке. 

Третий ошибочный стереотип: иногда люди считают, что, прежде чем заниматься финансами, нужно пойти учиться математике или техническим специальностям, потому что математической базы на финансовых программах они не получат.

Джангир Джангиров 

Есть еще один стереотип: финансы — это очень сложно, изучать их нужно долго и для этого нужна серьезная база. Это не так. Я знаю людей с совершенно непрофильным базовым образованием, которые очень успешны в финансах. 

Может ли массовое финансовое образование быть качественным

Олег Шибанов 

Мне сложно поверить в массовое финансовое образование, однако это не означает, что его нет. В России достаточно сильных бакалаврских и магистерских программ, которые ежегодно выпускают, может быть, десятки тысяч приличных финансистов. Но очень трудный вопрос: может ли массовое финансовое образование быть на мировом уровне. Чтобы получить хорошего специалиста, приходится работать с ними почти индивидуально, на одного преподавателя не должно приходиться много студентов, нужно нанимать сильных профессоров. А значит — такое образование не может стоить дешево и не может быть слишком массовым.

Чему финансистов нужно учить сегодня: чего ждут от них работодатели

Джангир Джангиров 

Как и всегда, от выпускников требуются базовые знания. Сложно представить себе выпускника финансовой программы, который не знает, что такое финансовые рынки, финансовые инструменты, NPV и cash flow, корпоративные финансы. Помимо базовых знаний выпускники финансовых программ должны еще обладать специализацией: это то, что востребовано финансовым сектором. 

Я руковожу рисками в «Сбере», и даже в этой области есть как минимум два десятка специализаций. Люди могут перепрыгнуть из одной профессиональной области в другую, только набрав большой багаж знаний, это невозможно сделать «на автомате». Работа аналитика по кредитному риску сильно отличается от работы дата-сайнтиста, который делает модели розничного кредитования, или человека, который пишет бизнес-требования к IT-системам. Это люди с разными компетенциями. Глубоко этому в вузе не обучить, но какой-то вектор задать можно, чтобы у людей была возможность выбирать.  

Второе — это гибкость. Допустим, программа обучения на бакалавриате составлена на четыре года вперед, но тут в 2020-м случается очередной Давос, и тема ESG (риски окружающей среды, социальная ответственность, корпоративное управление) выходит на очень высокий уровень. Но человек, который сегодня заканчивает финансовую программу, скорее всего, ничего об этом не слышал. Если он не понимает связь финансов и климатической повестки, то его возможности будут ограничены. ESG станет темой на долгие годы, но через два года может появиться что-то еще. Поэтому университетам нужно быть гибкими и переконструировать курсы на лету. 

Data science пока еще не изучают во всех школах, но это обязательно нужно изучать в университетах. В крупных компаниях знание основ data science становится неотъемлемой частью финансового моделирования. Буквально сегодня я 40 минут уделил тому, что послушал мини-лекции по data science. Я хочу знать, как это устроено, какие существуют технологии, сколько они стоят, как их тестировать и валидировать. У меня в команде работает около 200 дата-сайнтистов, но я сам тоже должен понимать, с чем они сталкиваются. Да, я не смогу быть таким же глубоким специалистом, как они, но мне надо инвестировать свое личное время в то, чтобы в этом разобраться. Кроме того, я читаю несколько научных и финансово-экономических статей о ESG в неделю. Это то, что у меня на повестке прямо сейчас и на ближайшие месяцы. 

Наконец, необходимо включать в финансовые программы и soft skills — они становятся критически важными. Сейчас результат достигается командной работой. Нужно уметь работать в команде, презентовать свою идею, эффективно коммуницировать и слышать обратную связь. 

Базовое финансовое и экономическое образование необходимо каждому, а не только финансисту или сотруднику IT-сферы. Финансовая грамотность нужна и для личных целей: если вас этому никогда не учили, то важно посвятить два месяца или полгода получению этих базовых знаний. Это сильно поможет вам в обычной жизни, потому что ваши собственные деньги никто за вас не распределит. Понимание на базовом уровне того, как работают финансовые рынки, как инвестировать и принимать эффективные финансовые решения, сегодня нужно каждому. Я бы всем советовал инвестировать в свое образование в этой области.

Может ли гуманитарий стать финансистом

Олег Шибанов 

В Российской экономической школе учатся и юристы, и журналисты, иногда историки. Кстати, нам их заметно не хватает: я бы хотел видеть больше историков в нашей финансовой магистратуре. Финансы бывают очень разные. Есть специализации, которые требуют условного мехмата как первого образования. Есть направления, которые ближе к консалтингу, корпоративным финансам — здесь нужно скорее очень хорошо понимать процессы. И такое изменение карьерной траектории: условно из юриста в финансиста — это абсолютно стандартная история. Один из лучших моих сотрудников — это человек с журналистским прошлым.

Джангир Джангиров 

Первично не базовое образование, а все-таки желание. Соглашусь с Олегом: если ты занимаешься серьезным data science, то без технического бэкграунда и специфических знаний будет очень тяжело. Но если это какие-то более общие темы, то такой сценарий вполне доступен. Конечно, при прочих равных базовое техническое знание помогает, но и гуманитарное — совершенно не противопоказано. 

Как выбрать финансовую программу

Джангир Джангиров 

Всё зависит от цели. Если вы успешны, вам нравится то, что вы делаете, вы понимаете, куда вы идете в следующие три-пять лет, но вам нужно по дороге набрать конкретных дополнительных знаний, то вы идете на короткую месячную-двухмесячную программу, которая решает вашу задачу, — очную или заочную.

А если вы планируете долгосрочную инвестицию в себя, то, скорее всего, идете по более общему пути: учитесь data science или сдаете CFA. Я сам сдавал CFA, но сказать, что он нужен был мне в тот момент, я не могу. Тогда мне вполне хватало знаний и навыков для того, чтобы управлять активами и пассивами. Но уже впоследствии CFA мне много раз помог. 

После того как вы определили цель, нужно смотреть, кто этой цели соответствует. Я сторонник выбора в пользу самого лучшего места. В крутых местах зачастую сложнее учиться, это требует и времени, и денег. Если этих ресурсов хватает, то я бы шел в самое престижное, самое сильное место. Почему? Потому что там будут лучшие преподаватели и сильные студенты, поэтому обмен знаниями будет более интенсивным. 

Поспевают ли современные финансовые программы за рынком

Джангир Джангиров 

Мы работаем с тем, что предлагают вузы. Мы примерно понимаем, с какими знаниями выходят люди из тех или иных вузов, и при необходимости это учитываем. У «Сбера» есть свой корпоративный университет с множеством курсов. Мы дополняем базовое образование своих сотрудников. Если бы вузы были более гибкими, то, мне кажется, потребность доучивать была бы, конечно, меньше. 

В начале дискуссии я уже говорил про ESG: сейчас мы разрабатываем собственную программу в нашем университете. Потребность в этой программе связана с тем, что в экономике климата придется учитывать множество рисков. Также мы открыли школу chief risk officer (CRO). Я знаю вузы, которые учат риск-менеджменту, но такого места, где дадут все знания, которые нужны CRO, я не знаю. 

Если бы вузы могли становиться более гибкими и корректировать учебные программы на ходу, то и спрос на их выпускников был бы больше. 

Олег Шибанов 

Я полностью согласен с Джангиром по поводу гибкости. Каждый год на нашей финансовой программе мы меняем от пяти до даже десяти курсов. Мы действительно вынуждены постоянно находить новые темы, которые интересны рынку, постоянно что-то добавлять и убирать. А вот менять более крупные программы гораздо сложнее. 

Бизнес не может не доучивать сотрудников, с одной стороны. А с другой стороны, вузы тоже не могут превратиться в корпоративные университеты, это было бы неправильно. Поэтому пока все-таки образовательные организации будут самостоятельно выстраивать свою повестку и из-за этого не будут полностью соответствовать конкретным запросам рынка. 

Пример корпоративного университета «Сбера», как и других институтов российских компаний, показывает, что даже какими-то точечными решениями и буквально десятком предметов, записанных онлайн, вы можете очень сильно настроить компетенции приходящих к вам сотрудников. Конечно, некоторые вещи вы почти принципиально не можете делать в образовательных организациях. Очевидный пример — комплаенс. Когда я приходил работать в университет «Сбера», то проходил курс по комплаенсу. Если бы мы его делали внутри РЭШ, то это было бы совершенно бессмысленно с точки зрения бизнеса, потому что он не был бы подстроен под конкретного работодателя. 

Я верю в сотрудничество университетов и компаний и понимаю, как этот симбиоз может быть настроен. Бизнес, особенно в финансах, во многом далеко обогнал академию по очевидным причинам: например, машинное обучение там внедряется гораздо быстрее и приносит гораздо больше прямой денежной пользы. Академия, конечно, медленнее в понимании этих процессов, но копает она глубже. И здесь этот симбиоз всегда возможен.

Следующая встреча состоится в понедельник, 5 апреля, в Clubhouse. Профессор РЭШ, содиректор Cовместного бакалавриата РЭШ-ВШЭ Андрей Маркевич, директор Европейской гимназии Иван Боганцев, директор «Новой школы» Кирилл Медведев, директор Лицея «Вторая школа» Михаил Случ обсудят, как выбирать школу. Следите за новостями и анонсами в социальных сетях и на сайтах РЭШ и VTimes. 

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.