Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Время чтения: 2 мин

Как люди встретили коронакризис

Они стали меньше жаловаться и активнее искать работу

Многие последствия кризиса 2020 г. — при всей его необычности и внезапности — не были уникальны: люди снова стали беднее. Но вот их реакция на падение доходов отличалась от прошлых лет. Чем именно и почему — рассказали эксперты Высшей школы экономики (ВШЭ) в докладе «Черный лебедь в белой маске».

Адресная поддержка

На ухудшение своего материального положения жалуется около трети населения — 35%, показал опрос, который эксперты ВШЭ проводили целый год до марта 2021 г. Это существенно меньше, чем было в кризис 2008–2009 гг. (48%), хотя в 2020 г. реальные располагаемые доходы упали на 3,5%, а в 2009 г. даже увеличились на 3% (впрочем, после роста 10–15% в год).

Одна из причин такой перемены отношения людей к материальным проблемам — помощь, которую государство оказало им в этот кризис. Получившие даже небольшие выплаты (всего это около 40% респондентов) стали гораздо лучше оценивать свое материальное положение, а у 21% оно даже улучшилось.

Повлияло и распределение помощи. Меньше других от кризиса пострадали наиболее уязвимые группы населения, которым государство помогало в первую очередь. Так, в некоторых семьях с детьми от 3 до 7 лет уровень бедности даже снизился, а у остальных — приблизился к докризисному уровню после получения поддержки.

 

За кризисный 2020 г. ряды бедных в России пополнили 400 000 человек, их общее число превысило 19,6 млн –13,3% страны.

Менее бедные пострадали сильнее. В семьях без детей бедность до пандемии была не так велика (3,8%), однако в кризис выросла более чем вдвое. Сократился и без того небольшой средний класс: накануне пандемии к нему относилось 24% занятых, за время кризиса 8,7% из них потеряли работу, а 3,9% оказались в простое с сохранением дохода не выше минимальной зарплаты. Еще 6,1% среднего класса обеднели, оценивали ранее экономисты ВШЭ. Чаще люди стали говорить, что хотели бы больше тратить на продукты, и это сигнал о проблеме доступности качественной еды, предупреждают они.

Хуже некуда

Еще одна причина более сдержанной реакции людей на кризис — психологическая. Всего за десять с небольшим лет Россия пережила третий кризис, так что к неприятностям люди привыкли и были готовы к очередным трудностям. За время многолетнего падения доходов (четыре года вплоть до 2019 г.) сформировалась более скромная модель потребления — люди начали экономить даже на общих расходах, например на еде. Изменилось отношение и к растущим доходам. Если еще в 2016 г. люди тратили дополнительные доходы на отпуск, одежду или бытовую технику, то теперь они чаще направляют их на оплату медицинских и образовательных услуг (прежде всего, для детей).

Возможные потери накопленного имущества волнуют очень немногих, говорится в докладе ВШЭ. У большинства людей их просто нет и не было. В начале 2020 г. почти две трети россиян говорили, что вообще не имеют накоплений, а большинству из тех, у кого они есть, хватит их в лучшем случае на полгода, показало исследование центра «Перспектива» по заказу «Росгосстрах жизни» и банка «Открытие». Об этом говорилось и в исследовании Национального агентства финансовых исследований (НАФИ): в случае потери доходов в начале 2020 г. более 40% россиян могли бы оплачивать расходы без займов всего один месяц.

Пандемия подтолкнула многих начать копить более активно. По предварительным данным Росстата, люди отложили 8,4% доходов в 2020 г. против 3,9% в 2019 г. Сбережения выросли с примерно 40 трлн руб. до почти 46 трлн. Люди пополняли вклады и запасались наличными (их сумма выросла на 2,5 трлн руб.). В ответ на кризис люди пытались копить во всем мире. И россияне, бедневшие столько лет, — на последнем месте среди жителей крупных развивающихся экономик, показало исследование Credit Suisse: только около 55% опрошенных планируют увеличивать сбережения ежемесячно.

Сильнее, чем потерять накопления, люди боятся остаться без работы. 42% опасаются лишиться ее уже в ближайшие полгода, пишут аналитики РАНХиГС в докладе «Цифровой поворот. Экономические последствия пандемии и новые стратегии развития», а более половины уверены, что не смогут найти работу не хуже нынешней.

Еще одно отличие от прежних кризисов — более активная позиция. Если прежде люди в ответ на кризис в первую очередь начинали экономить и тратить сбережения, то теперь они активно ищут новые источники доходов. В таком поиске 20% россиян, пишут эксперты РАНХиГС. А 10% уже вышли на дополнительную работу. Но далеко не у всех есть такая возможность — значительная часть населения не сможет конкурировать за работу, у многих просто нет нужных навыков и компетенций.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.