Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Мнение

Время чтения: 3 мин

Мнение. Пандемия стала экзистенциальным вызовом для российского финтеха

Она открыла новые возможности, но усилила давление «монстров»

Пандемии и вызванные ими кризисы всегда влекли за собой качественные изменения — и в первую очередь в финансовом секторе. Например, прорыв в области финтеха в Китае произошел вследствие эпидемии атипичной пневмонии.

Наша финтех-отрасль последние пару лет пребывала в состоянии относительной стабильности. Компаниям не приходилось бороться за выживание, но они приостановили развитие. Пандемия стала для финтеха одновременно и драйвером роста, и экзистенциальным вызовом.

Рынок больше, денег меньше

В период карантина, когда бизнес ушел в онлайн, миллионы пользователей по всему миру иначе взглянули на цифровые платежи и digital-экономику в целом. Финтех-сервисы на каком-то этапе стали спасательной шлюпкой для бизнеса. Объем цифровых платежей во многих странах вырос настолько, что перспектива скорого и полного перехода на безналичный расчет стала казаться реальной. Общая выручка торговых онлайн-площадок в I квартале 2020 г. выросла на 20%, а около 14% пользователей впервые делали покупки онлайн именно в период пандемии.

В то же время выручка платежных сервисов упала на 22% за первое полугодие по сравнению с 2019 г. И аналитики ожидают, что во втором полугодии показатели восстановятся лишь отчасти.

Как это сочетается?

Пандемия ускорила внедрение новых сервисов, но об инновациях речи пока не идет — ни на российском, ни на западном рынке. Компании делают ставку на существующие продукты и ищут способы минимизировать траты. Запуск новых продуктов, поиск новых бизнес-моделей, а главное, изменение природы денег и механизма расчетов пока не входят в их интересы.

Россия — благодатное место для финтеха. Аналитики BCG назвали ее лидером по темпам роста цифровых платежей — она уступает только Великобритании, Канаде и Австралии. Это подтверждает и Центробанк: доля безналичных платежей уже почти 70%. Но и проблем хватает.

Россияне верят банкам

В кризис они проявились особенно остро — например, отсутствие интереса со стороны международных венчурных инвесторов. Большинство стартапов финансируется на средства самих основателей, приток венчурного капитала и прежде был редкостью, а в 2020-м — особенно. Чтобы выжить, компаниям важно как можно скорее выйти в плюс — для этого многие сотрудничают с корпоративными заказчиками и отказываются от первоначальных бизнес-моделей в пользу более простых и доступных решений. На инновациях это сказывается не лучшим образом. 

Другая проблема — конкуренция с крупными игроками, у которых больше ресурсов для роста и развития. Стартапу сложно конкурировать с гигантами, поэтому в сфере финтеха появляются свои монополисты, оттесняющие новичков. Исследование EY подтверждает: российские пользователи пока отдают предпочтение традиционным банкам, даже если выбирают финтех-продукты.

Доля безналичных платежей в России превысила исторический максимум

Не только банки

И все-таки пандемия может запустить процесс трансформаций. Аудитория растет, но и конкуренция за нее усиливается. До пандемии многие компании приблизились к стагнации: они добились неплохих результатов, стабильно извлекали прибыль, занимались точечной оптимизацией и постепенно наращивали клиентскую базу. Но в прошлом году возникли новые вызовы. Продолжать работать по старой схеме слишком опасно, в то же время совершить качественный рынок и переизобрести себя в условиях кризиса решится далеко не каждая компания. Крупные игроки — в первую очередь банки и IT-гиганты — пытаются найти золотую середину с помощью экосистем и консолидации.

По версии McKinsey, одна из трех экосистемных стратегий — это расширение продуктовой линейки для увеличения охвата аудитории. Образцовый кейс — недавний ребрендинг «Сбера», который все больше стремится к образу Apple с ее самой жесткой экосистемой. «Сбер» хочет стать массовым поставщиком IT-услуг. А «Яндекс», наоборот, готовится развивать финансовые сервисы.

Конкуренция финансовых и технологических гигантов, стирание границ между ними — один из главных трендов 2020-х. При этом конкурентным преимуществом становятся не уникальные технологии, а качество и эффективность услуг. Скоро все сервисы станут быстрыми и удобными, и тогда появятся новые вызовы — например, повышение безопасности транзакций.

Расширение экосистемы дает иммунитет на случай более глубокого кризиса. В условиях экономической турбулентности выигрывают те компании, которые построили модульный бизнес — если одна из его частей не выживает, развивается вторая или третья.

Быть проще

Впрочем, не все в России делают ставку на закрытые экосистемы. В 2020 г. многие начинают работать по модели открытых платформ, воспользоваться инструментами которой могут сторонние компании. Необанки и платежные системы идут навстречу бизнесу, в период пандемии они предоставляли льготные услуги и создавали фонды поддержки малого и среднего бизнеса (и мы в том числе).

Стали появляться и новые социально значимые финтех-продукты. Один из таких примеров — сервис выплат заработной платы по требованию «Деньги вперед», первопроходец рынка on-demand pay в России. Недавно вместе с Альфа-банком компания запустила услугу «Зарплата каждый день», которая позволяет зарплатным клиентам банка получать выплаты не один-два раза в месяц, а ежедневно. Популярность услуги еще раз доказывает, что будущее за простыми финансовыми продуктами, которые закрывают ежедневные потребности людей.

Решение точечных проблем бизнеса или отдельной группы клиентов способствует охвату аудитории и в целом характерно для более зрелого рынка. В российском финтехе еще достаточно неисследованных областей — это и страхование, и покупка недвижимости, и различные юридические и бухгалтерские сервисы.

Разрешать больше

Однако их появлению мешают серые зоны в регулировании. Многие направления финтех-бизнеса либо не предусмотрены законом, либо жестко зарегулированы. Например, P2P-кредитование или секьюритизация активов. Краудинвестинг тоже пока развивается недостаточно активно.

Но законодательство хоть и медленно, но меняется. Начинают развиваться маркетплейсы финансовых услуг, которые позволят клиентам свободно выбирать сервисы и меньше зависеть от крупных игроков. ЦБ подготовил пакет законов, регулирующий новое направление, а многие компании уже запустили первые продукты — например, осенью Московская биржа представила маркетплейс банковских вкладов, с которым уже работают площадки-агрегаторы, такие как «Сравни.ру».

Зачем нужен маркетплейс ЦБ и Московской биржи

Подобные сервисы — это еще один шаг навстречу клиенту и потенциальный катализатор финтеха в России.

Копать глубже

Впрочем, пока финтех решает лишь самые базовые задачи людей и бизнеса, но не копает глубоко — ограниченно использует большие данные и не всегда может извлечь из них пользу. Другая проблема — ограниченное внедрение многих сервисов. Большинство интересуется платежными инструментами, но сервисы для кредитования, страхования и инвестирования пока не так популярны в России, хотя пандемия повысила спрос на подобные услуги. 

Бояться меньше

Все это создает условия для появления новых финтех-продуктов и стартапов. Да, в период пандемии роль монополистов только усилилась, однако крупные игроки стараются минимизировать риски — особенно во время кризиса. Поэтому они делают ставку на массовые продукты. Компании становятся too big to fail — им есть, что терять, и поэтому они боятся экспериментов. 

Стартап, с этой точки зрения, обладает большей свободой. Впрочем, технологические и финансовые гиганты тоже не стоят на месте — они расширяют экосистемы и поглощают стартапы. В этих условиях самая эффективная схема — это создание финтех-продукта с расчетом на конкретного покупателя, например, на крупный банк. Мы в «Точке», как и многие другие, регулярно исследуем рынок в поисках перспективных команд.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.