Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Время чтения: 3 мин
Обновлено:

Идут ли русские в Голливуд, Netflix и далее везде

Участники кинорынка – об успехах наших соотечественников в глобальном контексте

Успех боевика Ильи Найшуллера «Никто», ставшего по итогам последнего мартовского уикенда лидером американского проката, оживил разговоры о «российской экспансии» в Голливуд и шире — на западный рынок, который начал более внимательно присматриваться как к нашим авторам, так и к нашей кино- и сериальной продукции.

Ею интересуется, в частности, такой стриминговый гигант, как Netflix, уже показавший российский сериал 2020 г. «Эпидемия» и (по официально не подтвержденной пока информации) купивший фильм Михаила Локшина «Серебряные коньки», — это вторая важная для индустрии новость недели.

Между тем, по сведениям VTimes, другой крупный игрок, Apple+, купил мини-сериал, над которым сейчас работают сценаристы Михаил и Лили Идовы. При том что проект продюсирует и играет в нем главную роль обладатель «Оскара» Рами Малек, а со времени сделки прошел практически год, информации в СМИ об этой истории еще не было.

С одной стороны, стартовые американские сборы фильма Найшуллера выглядят скромно — $6,7 млн. С другой, это сборы времен пандемии, когда даже крупнобюджетный комикс «Чудо-женщина: 1984» зарабатывает на старте всего $16,7 млн. Следующий нюанс: насколько корректно говорить о «наших в Голливуде», если фильм произведен западными студиями и выходит под брендом американского мейджора Universal. Тем не менее вопрос о том, разовый это успех отдельного российского режиссера или следствие более общих процессов в мировой индустрии, имеет смысл обсуждать, потому что пандемия заметно изменила глобальный кино- и медиарынок и шанс появился у тех, кто раньше даже не мог подумать о конкуренции с главными игроками — прежде всего американскими. Короче говоря, так что же все это значит и что будет дальше?

Александр Роднянский, продюсер, медиаменеджер, член Американской киноакадемии:

Это свидетельство категорического уменьшения медийного пространства в мире, вызванного прежде всего сменой модели потребительского поведения. Стриминговые платформы уничтожили границы и языковую специфику. Если в прежние времена театральный прокат защищал самый крупный и важный рынок — американский — от фильмов на иностранном языке, которые выходили в лучшем случае артхаусные (на побережьях, в ограниченном количестве кинотеатров для самой образованной аудитории и только после побед на крупнейших фестивалях), то стриминговые платформы вдруг сделали доступными жанровые вещи со всего мира. Это заставило многих пересмотреть прежние предубеждения. История с Найшуллером относится скорее к прежним временам. Голливуд всегда рекрутировал талантливых режиссеров из разных стран, предлагая им сделать качественные жанровые вещи. Но у нас было мало таких молодых людей, как Найшуллер, то есть всерьез относящихся к предложенному жанровому сценарию. Многие пытались привносить и реализовывать собственные идеи, и это часто заканчивалось неудачей. А Найшуллер принадлежит к классическому американскому типу режиссеров, способных качественно насытить предлагаемую идею языком, настроением и содержанием. В этом смысле его успех — свидетельство прихода нового поколения в кино, и я думаю, что таких, как он, будет больше.

Случайно ли так совпало, что в эти же дни в СМИ появилось сообщение о покупке Netflix фильма «Серебряные коньки» (ясно, что произошла утечка неосторожная), но я убежден в том, что в ближайшие несколько лет Netflix объявит о появлении у них не просто в библиотеке или на платформе, а в сегменте Original, то есть наиболее важного для них контента, нескольких российских картин, которые, пройдя в прокате России и ряда других стран, окажутся полезными для экспансии Netflix в русскоязычные аудитории по всему миру. Новая ситуация привела в действие механизм конкуренции за рынки и аудитории «большого Голливуда», который сегодня представляют стриминговые платформы, а не прежние лидеры — голливудские мейджоры. Конкуренции за новые языковые рынки. И в этом смысле им интересен, конечно же, весь иноязычный контент. И я вижу уже со своей стороны — по количеству запросов на оригинальный контент, прежде всего сериальный, и интересу к наиболее громко прозвучавшим у нас именам, — что мы находимся в начале нового этапа развития отечественной индустрии. Этапа, который даст возможности прежде всего молодому поколению. Я полагаю, что сейчас борьба идет за иноязычные аудитории как внутри американского рынка, так и далеко за его пределами. То есть, например, в США около 10 млн человек говорит на русском языке. И это не только россияне (бывшие или остающиеся гражданами России), но и украинцы, белорусы и другие выходцы из бывших советских республик. И это огромное комьюнити, которое многие годы в силу еще и компактного проживания (Америка, хоть и называет себя «плавильным котлом», представляет собой скорее совокупность национальных анклавов) смотрело то, что поставляли российские телеканалы. Сегодня обострилась борьба за эту аудиторию — благодаря брендированному русскоязычному контенту, который дает в том числе возможность осуществить экспансию и на русский рынок тоже. Это прежде всего оригинальные сериалы, потому что фильмы — это ткань предложения больших платформ, но главным блюдом идут сериалы.

Михаил Идов, писатель, сценарист, режиссер:

Происходит абсолютно нормальный процесс взаимной интеграции всего мирового контента — которому, кстати, сильно поспособствовала пандемия. И, конечно, международная экспансия Netflix и появление новых глобальных игроков вроде Apple+ — для них, например, мы с Лили сейчас пишем мини-сериал, который продюсирует и в котором будет играть Рами Малек. В целом Россия в этом процессе играет не диспропорционально большую роль (как, например, Корея), но вполне респектабельную, и я страшно рад за всех российских коллег, работы которых видят по всему миру. Тем более что — давайте не сбрасывать этот фактор со счетов — и «Спутник», и «Серебряные коньки», и «Дылда» реально замечательные фильмы каждый в своем жанре. То есть не должно быть ничего шокирующего в том, что буквально лучшая тройка фильмов за год-два с того или иного рынка попадает на все остальные рынки. Так это и должно работать!

Сэм Клебанов, дистрибутор, продюсер, основатель компании «Кино без границ»:

По-моему, успех одного фильма не говорит ни о каком качественном прорыве. Во-первых, потому что «Никто» — это американское кино, снятое российским режиссером, это личный прорыв Ильи Найшуллера, а не российского кино. Но в этой истории нет ничего экстраординарного — в Голливуде всегда трудилось множество режиссеров из Европы, Азии, Латинской Америки, это постоянный процесс, когда большие студии и продакшн-компании приглашают ярких талантливых режиссеров из других стран (Хидео Наката, Чхан Ук-Пак, Томас Альфредссон, Лассе Хальстрём, Гильермо дель Торо, Ренни Харлин, Тимур Бекмабетов и т.д.). Очень круто, что Илья (которого я знаю и с чьим папой дружу) попал в эту компанию, но это вообще ничего не говорит об успехах российского кино. Цифры, кстати, с учетом пандемии не такие уж смешные, а вполне достойные — он же возглавил box-office charts, такого с русскоговорящими режиссерами до сих пор не случалось. И то, что Netflix, как говорят, купил «Серебряные коньки», тоже круто, но Netflix периодически берет качественные национальные хиты, а режиссер фильма Майк Локшин (тоже мой старый приятель) — все-таки человек двух культур, в том числе и двух кинематографических культур.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.