Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Время чтения: 4 мин
Обновлено:

Как государство провалило реформу рынка крабов

Конкуренция не выросла: крупные стали крупнее, сильные – сильнее

Национальный план развития конкуренции в сфере добычи крабов провалился: крабовые аукционы 2019–2020 гг. не привели в отрасль новых игроков, зато действующие смогли увеличить свои доли квот на вылов. К таким выводам пришли аудиторы Счетной палаты после проверки деятельности Росрыболовства.

Закон о крабовых аукционах президент Владимир Путин подписал 1 мая 2019 г.: с тех пор на них продаются права на добычу половины от общего допустимого улова краба в России. До этого компании добывали краба по так называемому «историческому» принципу: один раз выкупали квоту на 10 лет и в дальнейшем ее бесплатно продлевали. Новый принцип предполагает, что компания, предложившая большую цену лота, получает долю квоты на ближайшие 15 лет с обязательством построить в течение пяти лет краболовное судно.

Однако конкуренции не случилось: две трети лотов проданы на аукционах с минимальным шагом в 5%, поскольку допущенные к торгам участники — от двух до четырех компаний — не делали своих ставок, отмечается в отчете Счетной палаты. Итог — лоты проданы взаимосвязанным юридическим лицам, а победителями аукционов стали действующие владельцы квот на добычу крабов в промышленных целях, подчеркнул аудитор Счетной палаты Андрей Батуркин.

105 организаций

добывали краба в промышленных целях в 2020 г. против 94 компаний в 2018–2019 г., то есть до реформы, согласно Государственному рыбохозяйственному реестру и отраслевой системе мониторинга.

Дети ищут себя в бизнесе

Инициатором крабовой реформы принято считать владельца крупнейшего добытчика минтая в стране — Русской рыбопромышленной компании (РРПК) Глеба Франка, писали федеральные СМИ, включая «Ведомости» и «Коммерсантъ». Сама компания, как и представители Франка, эту информацию постоянно отрицали и отрицают.

Франк — сын бывшего министра транспорта, а ныне председателя совета директоров «Совкомфлота» Сергея Франка и зять миллиардера Геннадия Тимченко. На крабовый рынок Франк-младший пришел весной 2017 г.: именно тогда его структуры приобрели первые квоты на вылов этого биоресурса, заплатив суммарно за право добычи около 2500 т трех видов краба свыше 10 млрд руб. А спустя полгода на столе президента Владимира Путина лежала безымянная служебная записка с предложением пересмотреть принцип распределения квот на вылов краба, писали «Ведомости». Ее автор не был указан, что не помешало президенту расписать бумагу тогда на своего помощника Андрея Белоусова с резолюцией: «Прошу рассмотреть и доложить ваше мнение», отмечало издание.

По данным «Ведомостей», ссылавшихся на источники, инициатива исходила из ФСБ: бизнесом интересуются новые игроки. В качестве интересантов «Ведомости» называли Бориса и Аркадия Ротенбергов, «Коммерсантъ» — владельцев РРПК, среди которых тогда еще был и брат губернатора Подмосковья Максим Воробьев. Представитель первых все отрицал, зато тогдашнее руководство РРПК обещало рассмотреть целесообразность участия.

Победила бизнес-хватка

В итоге 10 из 25 выставленных на первый аукцион лотов, дающих право добывать краба на Дальнем Востоке, — 40% — выиграли компании группы «Русский краб» Глеба Франка, заплатив 38 млрд руб. и обязавшись построить 10 судов-краболовов. Это позволило группе по итогам 2020 г. увеличить добычу краба в пять раз до 13 020 т, что составляет 99,1% имеющихся квот, отчитывался «Русский краб» о результатах деятельности. По собственным данным, на группу Франка приходится 19% общей добычи краба в Дальневосточном рыбохозяйственном бассейне.

Группа «Русский краб» уже заключила контракты на строительство 10 краболовных судов на российских верфях – с Онежским судостроительно-судоремонтным заводом и Окской судоверфью, уточнил ее представитель, из них по четырем – уже начаты работы. Источники финансирования представитель «Русского краба» не раскрыл.

При этом на торгах не было крупнейшего на тот момент владельца крабовых квот в России — ГК «Монерон» (тогда порядка 20 000 т), напоминает владелец компании, работающей в рыбной отрасли. Как раз в 2019 г. в отношении ее основателя Олега Кана, членов его семьи, а также его партнера Дмитрия Пашова были начаты уголовные расследования — и они не прекращены до сих пор, говорит собеседник VTimes. Например, Пашов с начала марта 2021 г. находится в СИЗО под арестом, хотя компании группы «Монерон», наверное, единственные в отрасли, которые могли бы идти на повышение цены торгов, считает он.

Непрозрачная цена

У Счетной палаты вопросы возникли и к ценообразованию лотов, из-за чего заявленная цель — сформировать максимальную цену для пополнения бюджета — не была достигнута. Федеральный бюджет мог недополучить свыше 300 млрд руб., следует из отчета аудиторов.

Начальная цена лота для крабовых аукционов формируется из нескольких компонентов, указывает в частности аудитор Батуркин: определяемая квота добычи крабов, предоставленная в инвестиционных целях, среднерыночная цена одной тонны конкретного вида крабов, срок, на который заключается договор, и коэффициент инвестиционного обязательства, учитывающий затраты на строительство краболова.

Как показала проверка Счетной палаты, на момент первого аукциона отсутствовал ключевой компонент начальной цены лота — квота на вылов крабов, предоставленная в инвестиционных целях: ее Минсельхоз тогда еще не определил. 

Кроме того, начальные цены лотов рассчитывались на основании ставок сборов, установленных Налоговым кодексом еще в 2007 г. и с тех пор не менявшихся. В результате начальная цена торгов при проведении аукционов может оказаться в 33–60 раз ниже рыночной стоимости лотов, пишет Счетная палата.

Коэффициент же инвестиционного обязательства, учитывающий затраты на строительство краболова, по сути, является дисконтирующим — поскольку составляет 0,25, сказано в отчете. Этот коэффициент специально введен для строительства судов-краболовов. Но, по мнению Счетной палаты, параметр был утвержден без финансово-экономического обоснования. 

Таким образом, суммарная начальная стоимость квот для крабовых аукционов составила 125,5 млрд руб., сообщал Минсельхоз, вместо возможных почти 500 млрд руб., следует из расчетов госаудиторов.

Всего по итогам крабовых аукционов 2019–2020 гг. государство заработало около 143 млрд руб., еще на 57,5 млрд руб. победители должны построить суда-краболовы — такова их фактическая проектная стоимость.

Проверка также выявила ряд других нарушений и недостатков в деятельности Росрыболовства, в том числе ненадлежащее ведение Государственного рыбохозяйственного реестра и несоблюдение сроков перечисления в бюджет средств, полученных по итогам аукционов, отметили аудиторы Счетной палаты.

Ответ Росрыболовства

По итогам проверки Счетная палата направила в правительство информационное письмо с предложениями поручить Минсельхозу рассмотреть ряд вопросов, в частности пересмотреть ставки сборов за пользование объектами водных биоресурсов, коэффициент инвестиционного обязательства, изменить правила торгов, уточнив сроки перечисления денег победителями в бюджет. 

Представитель Минсельхоза подтвердил получение предложений от Счетной палаты. Ведомство уже приступило к работе над исправлением нарушений, следует из его ответа. Так, в конце 2020 г. Минсельхоз и Росрыболовство подготовили и внесли в правительство проект изменений в Налоговый кодекс «в целях актуализации размера ставок сбора за пользование водными биоресурсами». Также представитель министерства пообещал, что позиция Счетной палаты будет учтена при внесении поправок в закон о рыболовстве и изменений в ряд подзаконных актов, касающихся проведения электронных торгов. 

Представитель Росрыболовства отметил, что агентство провело работу по устранению замечаний Счетной палаты. При этом Росрыболовство, по его словам, работает исключительно в рамках своих полномочий и требований нормативно-правовой базы, которая разрабатывалась совместно с Минсельхозом согласно распоряжению правительства об утверждении Плана по развитию конкуренции в отраслях экономики России на 2018–2020 гг.

Взгляд со стороны

Изначально вся история с переделом крабового рынка неправильная — у отрасли попросту изъяли 140 млрд руб., поломав ее о колено, считает председатель совета директоров отраслевого издания Fishnews Эдуард Климов. Главный аргумент чиновников — «пустить маленькие компании на рынок», «создать конкуренцию», чтобы краб стал доступным широким слоям населения, а цена на полке магазинов — минимальной, — он считает несостоятельным. «На деле все вышло наоборот: крупные стали только крупнее, сильные — сильнее», — говорит Климов.

По данным Федеральной таможенной службы (ФТС), Россия экспортирует около 80% добываемых крабов — почти 73 110 т. Компании группы Франка-младшего «Русский краб» и вовсе всю продукцию вывозят — преимущественно в Китай, США, Южную Корею и Японию, следует из сообщений и информации на ее сайте. За 2020 г. на компании Глеба Франка пришлась почти четверть общероссийского экспорта краба в Китай, в Корею — 15,5%, сообщала группа, а в общем импорте краба этих стран — 10% и 11% соответственно в январе — ноябре 2020 г.

Кроме того, напоминает Климов, правила освоения вновь распределенных квот поменяли уже после подведения итогов. После обращений к Путину вице-премьера — полпреда президента в Дальневосточном федеральном округе Юрия Трутнева и работавшего тогда зампредом правительства Алексея Гордеева правительство утвердило правила предоставления субсидий при строительстве краболовных судов на дальневосточных верфях: победителям крабовых аукционов возместят 20% стоимости нового судна в пределах 340 млн руб.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.