Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Время чтения: 9 мин
Обновлено:

Директор WWF России: Компании часто организуют зеленые проекты, чтобы отмыть свою черную репутацию

Интервью с директором WWF России Дмитрием Горшковым

В статье:

27 марта Всемирный фонд дикой природы (WWF) проведет очередную, самую массовую экологическую акцию на планете — «Час Земли». Миллионы людей из 180 стран выключают свет и электроприборы на 1 час (с 20.30 по местному времени), тысячи архитектурных памятников погасят свою подсветку: Эйфелева башня, Биг-Бен, Колизей. В Москве выключат подсветку более 1000 знаменитых объектов, включая ансамбль Красной площади. О том, для чего нужна эта акция, а также об экологических проблемах России, взаимодействии экологов с бизнесом и властью мы поговорили с директором WWF России Дмитрием Горшковым.

— Какая экологическая проблема № 1 в России сейчас?

— Это недооцененность природы России как жителями, так и бизнесом и властью. То, что у нас страна такая большая и так много диких мест еще осталось, очень многих расслабляет. Далеко не все ценят то, что у нас сохранилось. В ряде стран Европы, где территории сильно освоены, люди уже совсем по-другому смотрят на дикую природу, когда понимают, что ее у них не осталось.

И вторая важная проблема — мы смотрим на окружающую среду в краткосрочной перспективе. Если мы стоим перед выбором: добывать золото или оставить речку для рыбы, то за пять лет можно добыть золото, погубить реку и получить краткосрочную выгоду. А посмотрим в 50-летней перспективе, увидим, что сохранение дикой природы даже экономически более целесообразно.

Вообще, к сожалению, у нас не развит институт экономической оценки экосистемных услуг. Мы совершенно не задумываемся о том, что у того, что дает нам дикая природа, есть экономическая ценность. Мы не думаем, откуда у нас берется чистая вода или чистый воздух, кто опыляет наши сельскохозяйственные культуры, откуда появляется еда, плодородие почв, строительные материалы.

Страна у нас большая, и говорить об одной проблеме на всех сложно. Проблемы меняются в регионах, зависят от природной зоны, от экономического состояния. Где-то это могут быть вырубки, где-то браконьерство, где-то строительство инфраструктурных объектов.

Дмитрий Горшков родился в 1977 году в Казани в династии биологов. «Среди Горшковых — девять человек биологов разных специальностей: гидробиолог, биохимик, ихтиолог и так далее», — рассказывал он в одном из интервью. В 1999 г. окончил Казанский государственный университет по специальности «зоология». Еще студентом начал работать в Волжско-Камском заповеднике, которым до сих пор руководит его отец, Юрий Горшков. В 1999–2013 гг. работал там научным сотрудником, а затем заместителем директора. В 2013–2018 гг.был директором Сихотэ-Алинского заповедника. 

В WWF России Горшков пришел в 2018 г. на должность директора программы по сохранению биоразнообразия. В мае 2020 г., по результатам открытого конкурса совет WWF России назначил его на позицию руководителя организации (предыдущий директор фонда Игорь Честин оставил пост по состоянию здоровья и перешел на позицию президента WWF России). Избран на пять лет. 

Кандидат биологических наук, награжден почетной грамотой Минприроды «За многолетнюю и добросовестную работу, большой личный вклад в развитие заповедного дела и системы особо охраняемых природных территорий» и знаком «За заслуги в заповедном деле». Женат, воспитывает трех дочерей.

Зачем нужен «Час Земли»

— Сегодня WWF во всем мире проводит акцию «Час Земли». В России ее тема — открытость информации. Почему вы выбрали именно ее?

— Открытость экологической информации гарантируется Конституцией. Если данные не составляют гостайну, то каждый гражданин должен иметь возможность их получить. Нежелание делиться информацией может привести к авариям и катастрофам.

Мы видели попытки со стороны «Норникеля» скрыть или предоставить неполную информацию о разливе дизтоплива в 2020 г. Если бы данные о масштабах катастрофы предоставили вовремя, то, может быть, ущерб удалось бы снизить благодаря оперативному реагированию.

Открытость важна не только тогда, когда что-то произошло, но и на предварительных этапах, во время планирования. В ходе обсуждения проектов с общественностью, при проведении государственной экологической экспертизы можно избежать многих ошибок. 

У государства другая проблема. Информация вроде бы и открытая, но иногда гражданам сложно ее найти и понять, что она означает. WWF России обратился к госорганам с предложениями сделать информацию более открытой и удобоваримой.

К сожалению и бизнес, и власть рассматривают общественность как тормоз, а не как советчика и партнера.

— «Час Земли» — это акция, когда все выключают свет (конечно, не для экономии электроэнергии, а чтобы привлечь внимание к экологическим проблемам). Правильно ли я понимаю, что пожертвование в WWF России — приемлемая замена часу, проведенному в темноте?

— Для меня «Час Земли» — это возможность подумать о том, сколько ресурсов потребляю я и моя семья, можно ли их снизить и вообще, что полезного я могу сделать для сохранения окружающей среды и дикой природы.

У каждого «Часа Земли» есть проекты, под которые мы собираем финансирование. В этом году финансирование пойдет на поддержку конкурса грантов для заповедников и национальных парков. Особо охраняемые природные территории (ООПТ) мне очень близки — около 20 лет я проработал в заповедниках, во многих посчастливилось побывать. И всегда удивляешься энтузиастам с интересными идеями природоохранных проектов. Государственного финансирования на всех не хватает, поэтому WWF России уже не первый раз проводит конкурс на гранты. В 2021 г. было подано 90 заявок — это рекорд. 

Мы выберем 10 проектов, каждый получит до 800 000 руб. 

— Что дает эта акция WWF России с экономической точки зрения? Есть ли всплеск пожертвований? Сколько в прошлом году получили и какая динамика в этом?

— «Час Земли» в первую очередь дает возможность привлечь внимание к конкретному проекту и собрать деньги на него. Это и частные пожертвования, и вклад российских компаний. Последние с каждым годом проявляют все больший интерес.

В 2020 г. собрали 5 млн руб., большая часть которых (3,8 млн) пошла на создание тропы в Командорском заповеднике, а остальное — на поддержание программы первозданных лесов.

В этом году собрано уже 7 млн руб.

Мы благодарны частным и корпоративным партнерам, которые поддерживают фонд и помогают собирать деньги на наши проекты.

Какие животные в опасности

— Кому легче и экологичнее живется в России: людям или диким животным?

— Потребности диких животных и ресурсы, которые им нужны, даже не стоит сравнивать с тем, что хочет человек, потребности которого бесконечны. За последние десятилетия при значительном развитии экономики и техническом прогрессе зафиксировано значительное снижение численности диких животных. По Индексу живой планеты за последние 50 лет снижение численности популяций позвоночных в мире составило 68%. Для России показатель не такой пугающий, но тенденция та же: мест для обитания диких животных становится меньше, их численность сокращается.

10 000 лет назад биомасса на планете в основном состояла из диких животных и только 1% составлял человек, а сейчас ситуация обратная: основная биомасса — это домашние и сельскохозяйственные животные и сам человек.


				Сайгаки в заповеднике «Черные земли» 				 				Фото: Алексей Школьный  / WWF России
Сайгаки в заповеднике «Черные земли» Фото: Алексей Школьный / WWF России

— Сколько сейчас амурских тигров в России? Можно говорить, что опасности вымирания этих животных в России больше нет? Кого вы будете спасать дальше?

— Амурских тигров сейчас около 580 особей. Он был и остается важным видом для WWF России. Отрадно, что в последние годы государство уделяет значительное внимание сохранению этого вида и среды его обитания. В ближайшие годы задачей будет удержание его численности на том уровне, который достигнут.


				Амурский тигр				 				Фото: WWF России
Амурский тигр Фото: WWF России

Но это далеко не единственный флаговый вид WWF России, всего их 13. И помимо тигра есть еще положительные примеры: зубр европейский, которого в России более 1000 особей. При том что раньше в дикой природе его практически не осталось и восстановление численности шло за счет питомников, где они сохранились. 


				Зубры в заповеднике «Калужские засеки»				 				Фото: Антон Агарков / WHITEROAD.ME
Зубры в заповеднике «Калужские засеки» Фото: Антон Агарков / WHITEROAD.ME

Сегодня особого внимания требуют сайгак и дикий северный олень. Эти виды появились в нашей природоохранной стратегии недавно и именно потому, что мы видим катастрофическое снижение их численности.

Сайгак — один из антипримеров обращения с дикой природой. В конце 80-х в Северо-Западном Прикаспии его численность составляла порядка 150 000 особей. В 2015 г. их стало 5000. Ужасающие темпы, связанные как с прямым уничтожением (браконьерский отстрел), так и с косвенными причинами. Например, сокращением мест обитания из-за использования территорий для выпаса скота или выращивания сельскохозяйственных культур. Когда степные и полустепные участки были распаханы, они стали непригодны для сайгака. Или из-за связанного с изменением климата сокращения водопоев и увеличения пожаров.

В декабре 2019 г. сайгак был внесен в Красную книгу России. Тех масштабов численности, которые были несколько десятков лет назад, сайгаку уже не достичь.


				Сайгаки				 				Фото: Евгений Полонский / WWF России
Сайгаки Фото: Евгений Полонский / WWF России

Дикий северный олень на Таймыре вымирает тоже из-за прямого уничтожения (перепромысел и браконьерство) и потери мест обитания. Из-за изменения климата мы видим изменение в миграционных путях. Если раньше самки с детенышами переходили реки по льду, то сейчас реки вскрываются раньше срока и недавно родившимся животным приходится форсировать эти водные преграды. Далеко не все благополучно добираются до противоположного берега. Все больше пожаров стало возникать на участках тундры, которые используются оленями как пастбище. И есть недостаток информации, которая позволяла бы делать прогнозы по состоянию популяции. Сейчас планируется проведение учета.


				Дикие северные олени. Таймырский Долгано-Ненецкий район				 				Фото: Илья Ордовский-Танаевский / WWF России
Дикие северные олени. Таймырский Долгано-Ненецкий район Фото: Илья Ордовский-Танаевский / WWF России

Переднеазиатский леопард — это вид, который исчез с территории российского Кавказа, отмечались только редкие заходы единичных особей. С начала 2000-х разрабатывалась и теперь выполняется сложная многолетняя программа, аналогов которой нет в мире, по возвращению леопардов на Северный Кавказ. Собранных из зоопарков всего мира леопардов привозили в устроенный в Сочинском национальном парке центр. Там они воспитывались таким образом, чтобы могли обитать в дикой природе (охотиться, бояться человека и проч.). Первый выпуск таких котят был в 2016 г., затем в 2018 г. и в 2020 г. Ряд особей показывают очень хорошие результаты, но некоторые погибли. Но это не повод опускать руки, надо сделать выводы и двигаться вперед.


				Переднеазиатский леопард				 				Фото: Marie Mattsson
Переднеазиатский леопард Фото: Marie Mattsson

— Когда вы увеличиваете популяции хищников, есть сложности с местными жителями, ведь для них вы вырастили врагов?

— Да, программа по возвращению хищников в природу — это не только выпуск животных, это еще и серьезная работа с местным населением. Необходимо сделать так, чтобы люди не чувствовали себя брошенными, чтобы у них был контакт для оперативного решения возникающих вопросов. Надо объяснить правила поведения в местах обитания хищников, что делать, когда вы их увидели, кому сообщать. Это помогает сохранить жизнь хищника и имущество и здоровье людей.

У нас уже много лет развивается проект «Медвежьи патрули» для снижения конфликтных ситуаций между белыми медведями и жителями Севера.

— Что произошло на Камчатке осенью?

— Мы согласны с официальной версией. Считаем, что массовая гибель морских животных произошла в результате цветения водорослей, так называемый красный прилив. Но пока неясно, чем оно было вызвано и связано ли с деятельностью человека или с изменением климата.

Хотел бы отметить открытость и готовность работать с разными участниками процесса, в том числе с общественными организациями, у руководства региона. Благодаря этому удалось поднять важные вопросы — наличие полигона с ядохимикатами, нарушение закона судоходными компаниями и проч.

Что заботит мировое экологическое сообщество

— Почему такое внимание фонд уделяет климату? Насколько эта проблема важна для нас?

— Уделять внимание климату — общемировая тенденция. Изменения, которые уже происходят, сказываются не только на дикой природе, но и на человеке, и экономике. Это влияние с каждым годом будет возрастать.

В России от изменения климата кроме сайгака и дикого северного оленя страдают белые медведи. Уже несколько лет мы слышим о нашествиях белых медведей (в Архангельской области, на Чукотке), поскольку из-за теплой погоды и неустойчивого ледового покрова медведям не удавалось выйти на лед, где они обычно ведут охоту. Белые медведи оставались на берегу, искали пропитание, и часто единственными источниками пищи для них оказывались помойки в населенных пунктах или погибшие моржи (на лежбище вблизи населенного пункта).


								 				Фото: WWF России
Фото: WWF России

Особенно остро проблема изменения климата чувствуется в степных и полустепных участках (в Калмыкии, Астрахани, на юге), где идет опустынивание земель. А также в Арктической зоне, где таяние многолетней мерзлоты может вести к проблемам с инфраструктурой (дома, трубопроводы, которые ставились на сваи, в случае таяния мерзлоты могут разрушиться или получить повреждения).

Многие наши соседи — Евросоюз, Китай, Южная Корея, Япония, США говорят о достижении углеродной нейтральности к 2050 г. ради снижения влияния на изменение климата. И России надо двигаться вместе с ними, иначе мы останемся за бортом и в ближайшие годы получим экономические проблемы, когда продукты, которые производятся в России, станут неконкурентоспособными. 

— Если смотреть в масштабах планеты, больше или меньше сейчас внимания уделяется экологии? Что на повестке у большого WWF? 

— Экологическая повестка, вопросы охраны окружающей среды, изменения климата, сохранения биоразнообразия актуальны и будут становиться еще более актуальными. К сожалению, после локдаунов многие страны принялись наращивать темпы экономического роста, не сделав глобальных выводов, хотя ряд стран задумался о зеленом пути развития.

У экологических организаций, не только у WWF, происходит разворот от ортодоксальных идей сохранения природы к более мягким. Если раньше основной упор делался на запреты и жесткое сохранение, то сейчас все больше говорится о необходимости устойчивого рационального использования, о том что без вовлечения человека, а только основываясь на запретах, достичь целей сохранения природы будет невозможно.

— В России меняется экологическое сознание? Кажется, что экология становится государственным вопросом (несмотря на то что нацпроект «Экология» буксует, а цели по Парижскому соглашению поставлены лукавые). Это действительно так? Проще работать с чиновниками?

— В мае 2020 г., когда правительство принимало пакет антикризисных мер, WWF России выходил с предложениями, которые были бы полезны для восстановления не только экономики, но и окружающей среды. К сожалению, в этом пакете они не были учтены, но частично вошли в более поздние и пока не реализованы, но была принята стратегия низкоуглеродного развития. Так что некоторое движение в этом направлении есть. 

Что касается общества, то тут среда формирует поведение. Некоторые изменения в сознании мы видим в основном у жителей больших городов, а также городов, где экологическая обстановка далека от идеальной. То, с чего мы начинали разговор: там, где людям чего-то не хватает, они задумываются, озадачиваются вопросами, где взять чистую воду, как разделять мусор, как помочь дикой природе. Но люди, живущие рядом с относительно чистыми речками, лесом, дикой природой, этими вопросами на задаются.

— Наш бизнес идет по пути экологизации? 

— «Позеленение» и природоохранная политика для бизнеса становятся обязательными, если он хочет быть конкурентоспособным и развиваться, особенно если он ждет иностранных инвестиций и хочет выходить на международные рынки.

К сожалению, часто компания помогает или реализует какое-то мероприятие именно для того, чтобы отмыть свою черную репутацию. Не чтобы действительно добиться каких-то результатов, а чисто имиджево выглядеть зеленее. Уже сейчас и тем более в дальнейшем подобные компании будет легко вычислить и потребитель будет четко понимать, каким продуктом он пользуется.

Тут важно упомянуть, что WWF не сотрудничает финансово с компаниями нефтегазового сектора, атомной энергетики, производством оружия и т.д. Дабы не давать использовать самое ценное, что у нас есть, — наши эмблему, экспертизу и доброе имя для отмывания компаний. Но мы понимаем, что эти компании — основные загрязнители и с ними надо работать, чтобы снизить негативное влияние на окружающую среду. Для этого у нас есть рейтинги открытости компаний.

Кто финансирует WWF России

— У вас есть компании-партнеры, которые вас поддерживают. В 2019 г. их количество выросло на 25% (а людей, поддерживающих WWF, — упало на 3%). Изменилась ли динамика в пандемию?

— Наш финансовый год (с июля 2019 г. по июль 2020 г.) еще не застал пандемию. Сейчас наблюдается небольшой рост по финансам, которые поступили в условиях коронавируса. Хочется надеяться, что это следствие изменения в политике компаний, которые поняли, что их участие в природоохранных проектах — не благотворительность, а острая необходимость.

— Ваших коллег, организацию Greenpeace, предлагали запретить в России (еще говорили, что она иноагент, но она им быть не может, так как просто иностранная организация). К вам же поступают деньги и от зарубежных отделений WWF, и от Еврокомиссии, и неправительственных иностранных фондов, в то же время вас финансирует и фонд президентских грантов. Как вам это удается совмещать? Не сталкиваетесь с ограничениями, помехами в работе, неприязнью?

— Наш бюджет прозрачен. Основная наша задача — сохранение биоразнообразия в России. Для своих проектов мы стараемся привлечь финансы из различных источников. Да, они приходят из-за рубежа, но в большей степени это частные пожертвования жителей Германии, Нидерландов, Швеции, которые отдают их для сохранения природы России. Но с каждым годом возрастает сумма, которая собирается внутри России (и президентские гранты, и частные пожертвования). Фонд гордится тем, что за время работы в России ему удалось привлечь около 10 млрд руб. в сохранение российской природы.

Мы стараемся быть максимально конструктивными и объективными, без алармизма, с предложением конкретных шагов.

К сожалению, некоторые организации, у которых, видимо, просто не остается других поводов для наездов на WWF России, начинают называть нас иностранной организацией. Это неправильно. Во-первых, сам WWF — международная, а не иностранная организация. А во-вторых, WWF России с 2004 г. национальная организация, зарегистрирована в России. Совет фонда, который нами управляет, полностью состоит из граждан России. 

Никаких задач из-за рубежа о том, что и где делать, мы не получаем. Все направления работы и мероприятия — наша внутренняя российская инициатива. В первую очередь — государства. Мы стараемся поддерживать проекты, которые инициирует государство (помощь заповедникам, национальным паркам, другим природоохранным организациям). Во вторую очередь — это проекты, которые мы сами в WWF России придумали и воплощаем вместе с нашими сторонниками.

О новом министре

— Вы недавно съездили в Сочинский национальный заповедник вместе с новым министром природных ресурсов и экологии Александром Козловым. Какое у вас сложилось о нем мнение?

— У Александра Козлова сложная задача — он отвечает и за освоение природных ресурсов, и за их сохранение. Ему приходится, с одной стороны, развивать и использовать, с другой — сохранять. Хочу пожелать ему найти и соблюсти баланс.

— Как вам показалось, он уже разобрался в теме?

— Круг вопросов, за которые отвечает Минприроды, чрезвычайно широк. Конечно, разобраться за столь короткий срок во всех деталях невозможно. Уверен, что предыдущий опыт работы даст министру возможность максимально оперативно вникнуть в ситуацию и организовать работу министерства. Кроме того, Александр Козлов демонстрирует открытость к диалогу с общественностью, что очень важно для поиска баланса между развитием и сохранением природы.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.