Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Время чтения: 5 мин

Противожурналистская практика

Юристы ставят под сомнение обоснованность иска «Роснефти» к VTimes, но указывают, что госкомпания не проигрывала суды против СМИ

В статье:

VTimes получили иск, поданный «Роснефтью» к нашему обозревателю ТЭК Алине Фадеевой и владельцу доменного имени, фонду 2 Oktober. Из него стало понятно, что претензии госкомпания предъявляет к статье, написанной на основе собственной официальной отчетности компании. Из текста статьи, указывают юристы «Роснефти», следует, что компания занизила цену продаваемых активов и в итоге продает активы, приносящие прибыль. Объясняем подробно, в чем суть иска, а также приводим комментарии юристов, которые единодушно считают: выступай истцом кто-то другой, у него едва ли были бы шансы выиграть такой судебный спор.

Что не так со статьей Алины Фадеевой. Мнение «Роснефти»

Заметка под заголовком «„Роснефть“ заплатит экс-президенту $11 млрд за активы на Таймыре» была опубликована 12 февраля. Речь в ней идет о покупке «Роснефтью» у бывшего президента компании, а ныне владельца Независимой нефтегазовой компании (ННК) Эдуарда Худайнатова предприятий «Таймырнефтегаз», «НГХ-недра» и других юрлиц, которые владеют лицензиями на разработку нефтегазовых месторождений на Таймыре. Эти сведения, как и суммы сделок, доступны из финансовой отчетности «Роснефти» за 2020 г. Человек, близкий к «Роснефти», сообщил VTimes, что оценку для сделки проводила большая четверка аудиторов — PWC, EY, Delloite и KPMG. Аудиторы оценили месторождения еще дороже — в $30–40 млрд. 

В иске «Роснефти» говорится, что наша публикация «нарушает право на деловую репутацию», так как «содержит сведения, не соответствующие действительности».

В качестве примера порочащих сведений приводится, в частности, заголовок заметки, подзаголовок «И дешевые „дочки“ „Роснефти“» и первая фраза материала «Экс-президент „Роснефти“ Эдуард Худайнатов получит от „Роснефти“ $11 млрд за месторождения на Таймыре».

«Подчеркивается, что именно экс-президент истца получит $11 млрд», — говорится в иске.

«Претензия истца к заголовку: якобы это вводит читателя в заблуждение. Но в заметке и не содержится утверждений, что лично г-н Худайнатов получит $11 млрд себе в карман. Из контекста очевидно, что речь идет о компании, бенефециаром которой является г-н Худайнатов и у которой „Роснефть“ приобретает активы», — резюмирует юрист Анна Крючкова.

Стоит отметить, что сделка была заключена с ННК, единственным бенефициаром которой является Худайнатов.

Кроме того, считают юристы «Роснефти», «в опровергаемых фрагментах с учетом контекста всей статьи говорится о том, что все сделки совершены к выгоде» Худайнатова, зато в ущерб интересам самого истца. В качестве свидетельства этому «Роснефть» приводит все те же заголовок и первое предложение, а также такие отрывки:

— Сделка сложная и предполагает, что часть этой суммы — примерно $1,4 млрд — Худайнатов потратит на покупку зрелых нефтедобывающих и сервисных активов самой госкомпании, следует из отчетности.

— В рамках второй части сделки ННК тратит часть полученных денег на покупку нескольких компаний «Роснефти», это «Варьеганнефтегаз», «РН-Сахалинморнефтегаз», «РН Северная нефть», Талинское месторождение и отдельные лицензии «Оренбургнефти» и «Самаранефтегаза» (об этом писали аналитики SberCIB по итогам встречи с компанией в прошлом году). <…> После продажи добыча жидких углеводородов «Роснефти» упадет примерно на 5% относительно 2020 г. <…> «Варьеганнефтегаз» в прошлом году стоил на Московской бирже около 13 млрд руб., но после продажи его цена подскочила почти в 4 раза до 49 млрд руб.  Только «Варьеганнефтегаз» и НПП Карен Дашьян из Advanced Capital оценивал в $3,5–4,5 млрд.

Последний фрагмент, говорится в иске, «вновь подчеркивает выгодность совершенных сделок для Худайнатова: «после того как «Варьеганнефтегаз» был передан контрагенту истца, стоимость его на бирже выросла почти в 4 раза (то есть истец их низко оценил) и при этом реальная стоимость (ее автор статьи обосновывает ссылкой на оценку Advanced Capital) еще значительно больше».

В целом еще несколько приведенных фрагментов, считают в «Роснефти», «подчеркивают, что приобретенные активы приведут к росту производства и активов ННК в разы по сравнению с текущим состоянием, кроме того, благодаря совершенным сделкам Худайнатов „наконец“ погасит кредит». 

В противоположность, у самой «Роснефти» «никаких выгод от совершенных сделок нет». Таким образом, «в связи с тем что стороной по соответствующим сделкам был экс-президент истца, истец, его руководство при совершении сделок вели себя неразумно и недобросовестно» — такой вывод сделали в «Роснефти» по прочтении заметки.

В тексте подобных утверждений не содержится.

«По сути, юристы „Роснефти“ интерпретировали содержание статьи таким образом, словно в ней утверждается, что сделка была выгодна только структурам г-на Худайнатова, а „Роснефть“ выгод не получила. Но нигде в тексте статьи напрямую таких фраз не содержится, это вопрос интерпретации. С точки зрения сложившейся юридической и судебной практики по делам о защите деловой репутации это достаточно спорная логика», — комментирует Анна Крючкова.

«Роснефть» требует признать не соответствующими действительности содержащиеся в заметке сведения, удалить их с сайта и опубликовать опровержение. Материальных требований к Фадеевой и фонду нет. Иск принят к рассмотрению Арбитражным судом Москвы, заседание назначено на 27 сентября.

Каковы перспективы в суде

Адвокат, управляющий партнер АБ «Бобров, Толстов и партнеры» Максим Бобров объяснил, что по закону для удовлетворения судом подобного иска истцу нужно доказать ряд обстоятельств, одним из которых является порочащий характер сведений. «Вызывает сомнения, что утверждение о намерении компании выплатить Э. Худайнатову $11 млрд  за активы на Таймыре может порочить ее деловую репутацию, — говорит Бобров. — В судебной практике порочащими признаются сведения о нарушении закона, неэтичном поведении, недобросовестности при ведении бизнеса и т.п. В статье же об этом нет ни слова. Более того, из ее контекста следует, что автор ведет речь о законных сделках и расчетах между „Роснефтью“ и компаниями, принадлежащими ее экс-президенту». 

Оспаривание подзаголовка «И дешевые „дочки“ Роснефти», считает Бобров, может иметь еще меньшие перспективы, так как может рассматриваться как оценочное суждение. В отличие от утверждений, достоверность которых можно проверить, оценочные суждения не являются предметом судебной защиты, будучи субъективным мнением автора.

«Достоверность оценочных суждений и мнений доказыванию не подлежит — это право на свободу слова безусловное, которое нельзя ничем ограничить», — согласилась с коллегой юрист «Правозащиты «Открытки» Анастасия Буракова.

Она также, ознакомившись с иском, не увидела у него судебных перспектив и предмета защиты деловой репутации. «Да, в статье содержится оценочное суждение относительно сделки, информация о сделке опубликована в открытых источниках, и, соответственно, журналист оценил, исходя из истории приобретений на нефтяном рынке, истории сделок, вот эту конкретную хозяйственную деятельность. Эти сведения вообще компанию не порочат», — подчеркнула она. Буракова полагает, что при наличии сомнений суд должен назначить лингвистическую экспертизу.

Контекст «Роснефти»

Анна Крючкова 12 лет работала с газетой «Ведомости» как юрист. Ранее ей уже приходилось сталкиваться с исками президента «Роснефти» в суде. Крючкова говорит, что позиция компании в нынешнем иске к VTimes ей как юристу кажется уязвимой, однако, учитывая прошлый опыт и положение истцов, исход этого дела может быть «весьма неожиданным».

С ней согласен и Максим Бобров: «На первый взгляд перспективы выигрыша дела со стороны „Роснефти“ выглядят довольно туманными. Вместе с тем, учитывая прежнюю практику судов при рассмотрении споров между „Роснефтью“ и СМИ, вынесение негативного решения против издания, несмотря на высказанные соображения, нельзя исключать».

«Роснефть» известна своими судебными спорами с журналистами. Год назад госкомпания подала в суд на РБК, оценив ущерб от заголовка новости о смене собственника ее венесуэльских активов в рекордные 43 млрд руб. Заголовок «Рязанский ЧОП получил долю в бывшем венесуэльском проекте „Роснефти“», по их мнению, создавал санкционные риски. Свой иск компания в итоге отозвала после того, как редакция РБК выпустила заявление о сожалениях.

Правозащитник, бывший секретарь Совета по правам человека при президенте Михаил Федотов полагает, что причиной отзыва было и то, что иск был несостоятельным.

«Был страшный иск на нереальную сумму, в итоге иск отозвали, потому что в нем не было правового основания. Иск был абсолютно безнадежный, — сказал Федотов VTimes. — У „Роснефти“ это не первый случай, когда предъявляются иски к СМИ. Это атака, да. Но атака с использованием существующего законодательства. На нее нужно отвечать соответствующими юридическими методами. Вот и все. К подобным искам надо относиться совершенно спокойно и профессионально. Но я бы обратил внимание на то, что помимо судебного разрешения претензий к СМИ существуют и внесудбеные: общественная коллегия по жалобам на прессу. Туда „Роснефть“ пока ни разу не обращалась».

В этом марте компания особенно активизировалась: VTimes стали седьмым медиа, которые получили иск от «Роснефти», причем связаны они с совершенно другими заметками и темами. В начале месяца «Роснефть» подала три иска к Bloomberg, «Новой газете» и «Важным историям». Претензии связаны со статьей о структуре сделки по покупке акций итальянской Pirelli.

Редактор «Важных историй» Роман Шлейнов рассказал, что иск «Роснефти» был подан после публикации «Танцовщица для «Роснефти», в которой говорилось, в частности, о том, как была структурирована  покупка структурами, подконтрольными «Роснефти», доли в итальянском шинном гиганте Pirelli.

«Публикация была основана на документах, которые раскрыл Люксембург относительно недавно: о владельцах зарегистрированных на своей территории анонимных компаний. И мы увидели, что в 2014 г. большая политически важная сделка более чем на полмиллиарда евро замыкалась на российскую фирму, единственным учредителем которой на 2014 г. была учительница танцев из Москвы, — рассказал VTimes Шлейнов. — Иск „Роснефти“ для меня удивителен тем, что она не оспаривает все эти факты, в иске оспаривается, что „Роснефть“ покупала долю в Pirelli. Я никак не могу понять логику „Роснефти“, потому что в 2014 г. о покупке сообщили российские информагентства, в отчетах Pirelli сказано, что покупку осуществляла компания, подконтрольная структурам „Роснефти“, в пресс-релизах „Роснефти“ говорится, что ее структуры войдут в Pirelli».

Еще три иска поданы к телеканалу «Дождь», радиостанции «Эхо Москвы» и агентству Bloomberg. Речь идет о заметке Bloomberg под заголовком «Россия рассматривает возможность потратить миллиарды долларов из фонда национального благосостояния на инфраструктуру». На сайтах «Дождя» и «Эха Москвы» вышли материалы со ссылкой на Bloomberg.

Важно отметить, что найти юристов, которые согласились бы прокомментировать иск «Роснефти», было непросто — многие отказывались, не желая обсуждать деятельность госкомпании.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.