Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Время чтения: 3 мин
Обновлено:

Крупнейшие инвесторы оценили приверженность компаний зеленому переходу

«Газпром», «Лукойл», «Норникель», «Роснефть» и «Северсталь» получили низкие оценки

Почти все обещания по борьбе с изменением климата, сделанные ведущими промышленными компаниями мира, содержат либо слишком отдаленные цели, либо не конкретизируют меры по их достижению. Такой вывод можно сделать из первого исследования Climate Action 100+, крупнейшей международной группы инвесторов, объединенных желанием сподвигнуть компании на необходимые действия для сокращения выбросов парниковых газов (ПГ).

Climate Action 100+ объединяет 575 институциональных инвесторов, управляющих активами на $54 трлн. В ее исследовании оцениваются климатические амбиции и действия 159 компаний, на долю которых приходится 80% ежегодных промышленных выбросов ПГ в мире, а также компаний, имеющих значительные возможности по обеспечению перехода к зеленой экономике. Вся информация — по состоянию на 22 января 2021 г.

В исследовании определены ключевые показатели для успешного участия бизнеса в построении будущего с нулевыми вредными нетто-выбросами и достижении цели Парижского соглашения по ограничению роста мировой температуры 1,5° Цельсия. Каждая компания оценена по единому набору критериев, отражающих три главные цели, которые ставит перед собой Climate Action 100+ в работе с эмитентами, в бумаги которых инвестируют ее члены:

  • сокращение выбросов парниковых газов;
  • улучшение качества корпоративного управления в климатических вопросах;
  • улучшение раскрытия связанной с этими вопросами финансовой информации. 

Ни одна компания не набрала максимальные оценки по всем девяти критериям и ни одна полностью не раскрыла, как именно собирается достичь своих целей, чтобы стать предприятием с нулевыми нетто-выбросами к 2050 г., отмечает Climate Action 100+.

Постановка целей

Лучше всего компании подошли к постановке задачи сократить выбросы ПГ до нуля к 2050 г.: 39 из 159 в полной мере соответствуют этому критерию (каждый критерий учитывает несколько показателей). Еще 44 соответствуют частично; а 76 вообще не определили себе такой задачи, включая пять включенных в исследование российских компаний. Они не сделали соответствующего заявления, учитывающего не менее 95% выбросов компании в сфере охвата 1 и 2 (прямые выбросы самой компании и косвенные, связанные с закупкой электроэнергии, тепла или пара), а также наиболее релевантные для соответствующего сектора выбросы в сфере охвата 3 (прочие косвенные выбросы — в видах деятельности, связанных с работой компании, но не подконтрольных ей).

Выбросы по сферам охвата

Скрыть

Выбросы парниковых газов, связанные с деятельностью компаний, подразделяются на три группы.

  • Сфера охвата 1 (scope 1) — прямые выбросы в результате деятельности отчитывающегося субъекта или контролируемых им источников.
  • Сфера охвата 2 (scope 2) — косвенные выбросы, связанные с производством электроэнергии, тепла или пара, закупаемых отчитывающимся субъектом.
  • Сфера охвата 3 (scope 3) — все прочие косвенные выбросы — в видах деятельности, относящихся к работе компании, но не подконтрольных ей (по цепочке создания стоимости). Сюда входят, в частности, выбросы, связанные с добычей и производством закупаемых материалов, горючего и услуг, включая перевозку, не принадлежащих отчитывающемуся субъекту; утилизацией отходов; выбросы, связанные с поездками сотрудников, возникающие в результате использования клиентами произведенной компанией продукции, и т.д.

Источник: Межправительственная группа экспертов по изменению климата при ООН; Plan A

С постановкой конкретных временных целей для решения главной задачи дела обстоят гораздо хуже. Краткосрочные цели (до 2025 г.) в полной мере есть лишь у восьми компаний. Среди них три энергетических (все — из США): это ведущий мировой производитель ветряной и солнечной энергии NextEra Energy, электроэнергетические AES и Exelon. Остальные — промышленные компании из Японии (Hitachi) и Нидерландов (Koninklijke Philips), французский производитель стройматериалов (Saint-Gobain) и швейцарский — продуктов питания (Nestle), а также бразильская бумажная компания Suzano.

Среди российских компаний частично определили краткосрочные цели «Роснефть» и «Северсталь» (четко определенная сфера сокращаемых выбросов), а также «Норникель» (цель или опубликованные данные об интенсивности выбросов соответствуют глобальной цели по ограничению роста мировой температуры 1,5°). Однако даже эти компании не установили цели, которые включают 95% их выбросов в сфере охвата 1 и 2 и соответствующие — в сфере охвата 3.

У «Норникеля» частично также есть долго- и среднесрочные цели, у «Газпрома» — среднесрочные.

Ушли в отказ

Среди проанализированных 10 компаний не удовлетворяют ни одному из девяти критериев. В их числе Berkshire Hathaway Уоррена Баффетта; китайские нефтяники PetroChina и CNOOC; цементная Anhui Conch Cement, угольная China Shenhua Energy и автомобильная SAIC Motor (все — Китай); индийские Oil & Natural Gas и Coal India; угольная Aneka Tambang (Индонезия); электроэнергетическая Eskom (ЮАР).

Berkshire Hathaway на прошлой неделе призвала акционеров отклонить на годовом собрании предложение о более подробном раскрытии информации, связанной с влиянием ее деятельности на климат. В анализе таких рисков «нет необходимости», заявила компания.

Только шесть компаний пообещали увязать свои будущие капиталовложения с долгосрочными целями по декарбонизации (ни одна из российских не сделала это даже частично, а BP и Unilever пообещали, но не представили методологию). Лишь пять готовы увязать свою лоббистскую деятельность с достижением целей Парижского соглашения.

Согласно сообщениям компаний, «Лукойл» запланировал капитальные затраты на 2021 г. в размере 450 млрд руб., «Газпром» — 864 млрд руб., а «Роснефть» — до 1 трлн руб. Но ни у одной из пяти российских компаний нет стратегии декарбонизации. Что касается участия в климатической политике, то «Газпром» и «Лукойл» сообщают о своей лоббистской деятельности в этой области, включая встречи, представление предложений и документов и т.д. Однако они не заявляли, что вся их такая деятельность будет увязана с целями Парижского соглашения и они будут действовать для их достижения через профессиональные ассоциации.

Главный нефтяной лоббист США готов поддержать плату за выбросы углекислого газа

Методология исследования

Скрыть

В подготовке исследования Climate Action 100+ участвовали несколько организаций. Transition Pathway Initiative (TPI) с 2017 г. оценивает готовность компаний к переходу к низкоуглеродной экономике и предоставляет эти данные инвесторам. Для нынешнего исследования TPI разработала 10 критериев (один из них, «Справедливый переход», оценивающий влияние на сотрудников и местные сообщества, пока не анализируется). Эти критерии «основаны на объективном, системном подходе, разработаны с возможностью применения к разным региональным рынкам и широкому спектру секторов». Каждый критерий включает 1–3 показателя, а те, в свою очередь, 1–2 метрики.

Компании не ранжируются, исследование позволяет лишь их сопоставлять, отмечает Climate Action 100+.

Аналитические центры Carbon Tracker и 2° Investing Initiative проанализировали капиталовложения и технологии, позволяющие реализовать стратегию декарбонизации, а InfluenceMap — лоббистскую политику компаний в климатических вопросах.

Аудиторско-консалтинговая компания EY помогала Climate Action 100+ разработать концепцию исследования. Данные для оценки компаний на соответствие критериям брались из их публичной отчетности и заявлений. В сентябре 2020 г. компании были проинформированы об исследовании и критериях (письма направлялись гендиректору и ведущим независимым членам совета директоров). В декабре авторы исследования попросили компании проверить связанную с ними фактическую информацию и оспорить любые неточности, а также до 22 января 2021 г. предоставить любую новую, относящуюся к теме публичную информацию.

Инструмент влияния для инвесторов

Единственный случай, когда действия российской компании полностью соответствуют климатическим целям, — это политика «Газпрома» в области корпоративного управления. Согласно этому критерию, в обязанностях совета директоров компании четко прописано, что он отвечает за политику, связанную с изменением климата, и есть топ-менеджер или комитет, отчитывающийся перед советом по этому вопросу. В самом совете есть ответственный за этот вопрос человек. Кроме того, вознаграждение гендиректора и/или по крайней мере одного топ-менеджера увязано с климатическими целями.

Что касается раскрытия финансовой информации, связанной с климатическими рисками, то все россияне, в отличие от Баффетта, предпринимают здесь какие-то действия. Активнее всех «Роснефть». Она лишь не сообщала, проводила ли количественный анализ для всей компании, включающий сценарий ограничения роста температуры 1,5°. Но зато выполнила остальные требования: пообещала отчитываться по рекомендациям Рабочей группы по вопросам раскрытия финансовой информации, связанной с изменением климата (TCFD), и выделяет такую информацию в своей отчетности, а также провела частичный климатический сценарный анализ и обнародовала его результаты.

Теперь, когда появилась возможность сравнивать климатическую политику компаний по измеряемым показателям, можно понять, как они собираются сокращать выбросы, и сподвигнуть их к конкретным действиям, говорят инвесторы. «Исследование Climate Action 100+ устанавливает критерии, имеющие значение для инвесторов, включая капиталовложения, корпоративное управление, полноту отчетности. Оно дает нам инструмент, необходимый для общения с компаниями и принятия решений о голосовании на собраниях акционеров», — говорит Энн Симпсон, управляющий директор по инвестициям крупнейшего пенсионного госфонда США CalPERS.

Ранее ряд крупных инвестиционных компаний, включая Пенсионный фонд штата Нью-Йорк (третий в стране) и BlackRock (крупнейшая управляющая компания мира), заявили, что предъявят экологические требования компаниям, могут голосовать, чтобы сподвигнуть их активнее участвовать в зеленом переходе, и даже избавляться от акций тех, кто этого не делает. В их портфелях есть и акции российских сырьевых компаний, включая «Лукойл», «Роснефть», «Татнефть» и др.

Российские нефтегазовые компании рискуют лишиться иностранных инвесторов

Теперь с помощью критериев Climate Action 100+ инвесторы смогут отслеживать, в какой степени обещания компаний транслируются в действия по сокращению вредных выбросов, считает Стефани Мейер, глобальный директор по устойчивому и импакт-инвестированию GAM Investments.

Триллионы BlackRock на страже климата

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.