Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Мнение

Время чтения: 3 мин

Мнение. И революция на марше, и Никол Пашинян на месте

Через три месяца, 20 июня, в Армении должны состояться внеочередные парламентские выборы

Премьер-министр Армении Никол Пашинян после консультаций с лидерами оппозиционных партий «Просвещенная Армения» и «Процветающая Армения» (это разные партии) Эдмоном Марукяном и Гагиком Царукяном объявил, что в стране 20 июня состоятся внеочередные парламентские выборы. Тема выборов была главной и на встрече премьера с президентом страны Арменом Саргсяном.

Если эти договоренности удастся сохранить, то можно считать, что достиг перевала глубокий политический кризис, разразившийся в стране 10 ноября прошлого года, на следующий же день после перемирия, остановившего проигранную Арменией 44-дневную войну с Азербайджаном за Карабах.

Если эти договоренности удастся сохранить, то необходимо будет признать, что лидер мирной бархатной революции 2018 г., поднявший армянскую «улицу» против олигархических кланов, возглавлявших Армению последние 20 лет, и сумевший их тогда победить, близок к тому, чтобы снова их победить. Уже на новых выборах. И при поддержке той же «улицы», пусть не столь ошеломляющей — я имею в виду поддержку, — как почти три года назад.

Если эти договоренности удастся сохранить, то мы обнаружим, что демократические институты и процедуры, хоть и чрезвычайно слабые и малоэффективные (а где в СНГ эти институты вообще еще реально, а не декоративно существуют и могут считаться действенными?), в Армении продолжают действовать даже в условиях еще неотмененного военного положения.

Прибегаю к этим нехитрым риторическим упражнениям, чтобы отчасти скрыть мое, постороннего наблюдателя, изумление тем, как удается Николу Пашиняну вывернуться из, казалось бы, цугцванга, в который он сам себя загнал, неловко и злополучно рассуждая об эффективности российских «Искандеров». Мощный камнепад ответных выпадов генералов, политиков и прочих медийных персонажей, как армянских, так и российских, вступившихся за красу и гордость российского ВПК и попутно упрекавших армянского премьера в преступной некомпетентности, в конце концов вынудили, казалось бы, совсем замученного всем этим Пашиняна извиняться.

Впрочем, только после телефонного разговора с Путиным…

Да, он сделал это. Но, казалось бы, слишком поздно… Ведь чуть ли все армянские элиты, как указывалось выше — просвещенные и процветающие, — армия, церковь, творческая и артистическая богема потребовали от Пашиняна немедленно подать в отставку и позволить оппозиции создать переходное правительство во главе с героем былых времен, героем первой карабахской войны начала 1990-х, экс-премьером и экс-министром обороны 74-летним Вазгеном Манукяном.

Не вышло.

Даже после того, как на днях впервые за долгие месяцы — с неожиданной экспрессией — с просьбой к Пашиняну оставить власть и хотя бы на некоторое время покинуть страну (!) выступил первый президент Армении Левон Тер-Петросян. Его призыв, призыв выдающегося харизматика, давно отошедшего от активной политики, но все еще почитаемого чуть ли не в качестве иконы среди армянской интеллигенции, не мог не произвести впечатление. Причем двойственное.

Ведь попросить Пашиняна хоть на время уехать из страны — значит признать весьма серьезным его влияние на соотечественников.

И судя по всему, так оно и есть. Несмотря на мощный элитный протест, с которым столкнулся лидер бархатной революции, «глубинный» армянский народ все еще остается весьма значимой базой его поддержки. Так или иначе, пусть не без подвластного премьеру административного ресурса, Пашиняну удалось это продемонстрировать на ереванских площадях в последние недели.

Здесь впору вспомнить развешанные по всем кубинским городам полинявшие от времени билборды с лозунгом еще покойного Фиделя — «Революция продолжается!», которые мне приходилось видеть на острове Свободы и спустя полвека после падения нехорошего диктатора Батисты.

Одним словом, корреспондентам мировых медиа, устремившимся в прошлом месяце в Армению, чтобы стать свидетелями контрпереворота, оставалось только живописать триумф еще одной волны революционного популизма, настоящим гроссмейстером которого остается Никол Пашинян. Блестящим партнером ему здесь оказывается жена и вообще семья.

Должен заметить, что нигде еще на постсоветском пространстве — страны Балтии не в счет, — кроме как в Армении и Азербайджане, лидеры так уверенно не используют семейные ценности в качестве мощного политического ресурса в своих претензиях на право быть еще и «отцами нации».

Люди в армянской глубинке по-настоящему не очень понимают, зачем Пашиняна нужно свергать. Да, при нем проиграли войну за Карабах. Да, он безусловно несет ответственность за поражение. Скажите, говорят они, а те, кто придет ему на смену, те вороватые кланы, которых революция в 2018-м отодвинула, сделают нам лучше? А что, разве есть другие кланы, которые спасут сейчас фрустрирующую после поражения страну?

И правда, других армян, что принесут всем счастье, пока в страну не завезли. И где-нибудь там, в развитой демократии, проигравшему войну лидеру точно полагалось бы уйти сразу же в отставку. Ну так то ж в развитой, Армения-то демократия еще неразвитая…

Так Пашинян дождался, что энергия его противников выдохлась — «улицей» его не проймешь, — и согласился на внеочередные выборы. Согласно конституции, они должны быть назначены не раньше, чем когда парламент дважды не примет отставку действующего правительства и не назначит новое. А парламент ее не примет, поскольку у партии Пашиняна «Мой шаг» абсолютное большинство в парламенте.

Таким образом, если ничего «на новенького» не произойдет, Пашинян отменит военное положение, при котором нельзя проводить выборы, но до их проведения останется во главе правительства, обеспечивая все приличествующие закону процедуры.

Разумеется, кризис на этом не будет преодолен, но его развитие, возможно (но не обязательно), по итогам выборов может принять вменяемо-политический характер. Парламентская система власти будет на время переучреждена, попытка перейти к полупрезидентской системе, анонсированная ранее Пашиняном, сдвинется на потом, а у самого премьера появится системная политическая оппозиция. Не исключено, что главным оппозиционером станет второй президент Армении, вновь набирающий популярность Роберт Кочарян, если ему удастся «арендовать» какую-либо партию и въехать на ней в парламент.

То обстоятельство, что Кочарян — личный друг Путина, может стать бонусом ему на выборах, а может и навредить, Россия и Путин сегодня не самые популярные бренды в Армении.

Не исключено, что, понимая такого рода токсичность, в Москве постараются дистанцироваться от любых демонстраций своих симпатий к тому или другому армянскому политику перед выборами.

В любом случае Армения становится редким примером союзного России государства, в котором даже свирепые военные и политические потрясения могут быть преодолены попыткой честного демократического волеизъявления.

В наших палестинах нынче такое не модно.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.