Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Время чтения: 2 мин

Почему популярен Курентзис

Концерт в «Зарядье» предъявил половину лучших рецептов дирижера

В статье:

Теперь Теодор Курентзис и его оркестр MusicAeterna, недавно бывшие пермяками, — петербуржцы, их база — Дом радио. Оттуда они начали совершать вылазки в Москву, о чем заботится постоянный партнер оркестра, банк ВТБ. После нескольких концертов в Консерватории оркестр выступил в зале «Зарядье», где по-прежнему слушателей сажают через одного или парами. Билеты дорогие, но их не только покупают, а и спрашивают у входа. Теодор Курентзис очень востребован, и это абсолютно заслуженно.

Две стороны Курентзиса

Он не из тех артистов, кто любит работать вполруки: Курентзис кропотливый труженик, для которого нет мелочей. Иначе почему всем известные симфонии Бетховена или Чайковского выходят у него так, будто раньше мы их не слышали? Таким же даром из нынешних дирижеров обладает разве что Михаил Плетнев — заигранные шедевры тоже звучат у него как вчера из-под пера. Из дирижеров прошлого, говорят, таким умением обладал Густав Малер.

Впрочем, в этот раз Курентзис совсем не играл известной музыки. Это другая сторона его таланта — открытие новых территорий. В этом деле его можно сопоставить с Владимиром Юровским, кто сыграл нам, пожалуй, еще больше российских и мировых премьер. Но если Юровский старается нас добросовестно просветить, добавив к исполнению лекцию, то Курентзис, напротив, темнит — в буквальном смысле: сцена нередко тонет во мраке, хорошо, если сами музыканты могут видеть на пультах ноты.


				Теодор Курентзис				 				Фото: Александра Муравьева
Теодор Курентзис Фото: Александра Муравьева

Как сыграть на пиле в темноте

Одним из сюжетов последнего концерта в «Зарядье» была пила — хозяйственный инструмент, купленный в магазине «Леруа Мерлен». На пиле играл прекрасный скрипач Владислав Песин. Нежнейший звук, который он извлекал из полотна при помощи смычка от контрабаса, был слышен и в экзотичном цикле современного американца Джорджа Крама «Древние голоса детей» на тексты Федерико Гарсиа Лорки, открывавшем программу, и в скорбной песне английского гения начала XVII века Джона Дауленда Weep you no more sad fountains, неспешно сыгранной на биc, когда на часах у благодарной публики было уже больше 23.00.

Юмор, сопутствовавший исполнению невеселого репертуара, заключался в том, что пилу никто не разглядел: все утонуло в эзотерическом мраке, и только самые любопытные ценители музыки, расспросив просвещенных знакомых, узнали, что за инструмент исполнял столь прекрасные соло.

Упомянутому Джорджу Краму сегодня 91 год, и его знают во всем мире, в том числе и у нас: еще в 1970-е гг. музыку Крама исполнял ансамбль Большого театра под управлением Александра Лазарева. Таким образом, Курентзис вписывается в давнюю традицию российской сцены — исполнять мировой авангард, невзирая на моду и официальные установки.


				Теодор Курентзис				 				Фото: Александра Муравьева
Теодор Курентзис Фото: Александра Муравьева

Как соединить авангард с благозвучием

Столь же известен в мире немецкий мэтр Хельмут Лахенман, которому 85. После того как в 2001 г. Карлхайнц Штокхаузен оскандалился своим восхищением терактом 11 сентября, симпатии прогрессивной германской публики переметнулись именно к Лахенману. К тому времени он уже давно числился изобретателем «конкретной инструментальной музыки». По идее, когда по виолончели бьют, как по барабану, а в трубу дуют, словно надувая воздушный шарик, слушатель должен ощущать себя свидетелем затейливого перформанса. Оркестр MusicAeterna сыграл «…Два чувства…» Лахенмана на текст Леонардо да Винчи с невероятной изощренностью, но часть публики все же не выдержала и поплелась к выходу.

Этим она лишила себя более гармоничной музыки, которую написал к фильму Александра Зельдовича «Медея» Алексей Ретинский. Ему 34 года, и он приквартирован к оркестру MusicAeterna как «композитор-в-резиденции». Заботясь о таком талантливом сотруднике, Курентзис следует как раз практике, распространенной на Западе: правда, аналогичную должность занимал в Госоркестре под управлением Владимира Юровского покойный Александр Вустин.

В подобных программах Курентзис легко соединяет неуютный авангард с другой, вполне благозвучной современной музыкой — примером стал «Псалом» Арво Пярта, сыгранный так тихо, что не услышала бы мышь, а также с музыкой старинной: в Чаконе Генри Перселла (тоже Англия, конец XVII в.) дирижер, наоборот, подчеркивал авангардность созвучий. Объединенный интерес к старой и новой музыке — это советская традиция еще 1960-х гг.: тогда Андрей Волконский писал авангардные композиции, а одновременно играл на клавесине и руководил ансамблем «Мадригал».

И, наконец, самый серьезный концерт Курентзиса редко обходится без попсового номера на закуску. На этот раз им стала «музыкальная шутка» зальцбургского мастера того же XVII века Генриха фон Бибера «Баталия» — с топотом, криками, стонами и намеренно нестройной игрой великолепно вышколенного оркестра.

Прошедший концерт явил собой сразу много ключевых слагаемых, из которых состоит притягательность Теодора Курентзиса: оригинальный репертуар (в тех случаях, когда он играет не всем известные шедевры, придавая им качество первой свежести), высочайший уровень музыкального исполнения, скорбное и возвышенное настроение, театральность и эстрадность. Минусом можно считать утрированную серьезность — но никому не запрещено сидеть в потемках зрительного зала, улыбаясь своим мыслям.

Дирижеры: мы любим их за разное

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.