Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Мнение

Время чтения: 2 мин

Мнение. Пандемия не избавила мир от нефтяного голода

Нефтяной бизнес остается циклическим: прошлогодний обвал не мог не смениться восстановлением

Если вы вдруг думали, что коронавирус окончательно подкосил нефтяную промышленность, подумайте еще раз. Всего через год после того, как ценовая война между Саудовской Аравией и Россией, а также начало пандемии ковида спровоцировали худший за десятилетия обвал на нефтяном рынке, ситуация изменилась до неузнаваемости.

Здесь вспоминается наклейка на бампере, которая украшала перевозящие нефть грузовики в нефтеносных регионах от Техаса до канадской Альберты: «Боже, дай мне, пожалуйста, еще один нефтяной бум, обещаю не продолбать его в следующий раз».

МЭА: Пик потребления бензина пройден в 2019 году

Хорошие новости пришли слишком поздно для сотен тысяч человек, уволенных в отрасли за прошедший год, когда нефтяные компании боялись наступления многолетнего спада. Нефтяной сектор, привыкший к нескончаемой череде бумов и падений, отреагировал на кризис, как всегда, — сокращением издержек. В результате компании, особенно в США, вышли из него более эффективными и бережливыми — как раз к тому моменту, когда деньги снова потекли им в карманы в результате роста нефтяных котировок.

«Ближайшие пять лет могут оказаться лучшей пятилеткой для инвестиций в углеводороды, которую мы когда-либо видели», — сказал мне недавно Уил Ванлох, руководитель Quantum Energy Partners, одного из крупнейших частных инвесторов в нефтяном секторе США.

Сокращение производства странами ОПЕК, дешевые заемные средства, огромные расходы правительств на стимулирование экономик и разворот фондового рынка от популярных технологических акций в сторону компаний «старой экономики» — все это наполняет ветром паруса нефтедобытчиков.

Но в основе восстановления лежит осознание того, что нет, коронавирус не избавил нас от привычки сжигать ископаемое топливо. Билл Гейтс в своей недавно вышедшей книге об изменении климата пишет, что сокращение вредных выбросов в прошлом году на 5% в результате карантинов и экономического спада примечательно не тем, «как сильно сократились выбросы из-за пандемии, а тем, как мало».

То же самое относится и к количеству потребляемой нами нефти. Менее года назад одной из самых популярных тем на нефтяном рынке были разговоры о том, что коронавирус ознаменовал пик спроса на нефть. Даже босс BP Бернард Луни говорил, что такое возможно. Глобальный ВВП в прошлом году сократился, и потребность мира в нефти, составлявшая почти 100 млн баррелей в сутки, в какой-то момент снизилась аж на 20%.

Но, несмотря на то, что избыток сырья даже привел к падению цены американской нефти до отрицательных значений, потребление по итогам года все же составило в среднем 91 млн баррелей в сутки. Это больше, чем мир ежедневно потреблял всего лишь в 2012 г.

Аналитики Morgan Stanley считают, что спрос снова превысит 100 млн баррелей в следующем году. В Goldman Sachs ждут, что это случится еще до конца нынешнего.

Инвесторы, которые еще недавно чурались вышедших из моды компаний, вдруг ринулись покупать акции тех, кто обещает утолить нефтяной голод мировой экономики. «Потребность в нефти и газе сохранится», — сказал мне во время февральского интервью Даррен Вудс, генеральный директор Exxon Mobil. Эта мысль, которую Exxon повторяет из года в год, не была популярна среди инвесторов еще совсем недавно, когда они избавлялись от акций компаний, добывающих ископаемое топливо, в пользу тех, что будут процветать в мире, стремящемся жить под более чистым небом и в чуть более прохладном климате.

И вот теперь акции Exxon, от которой инвестор-активист Engine No.1 продолжает требовать разработать более четкую стратегию участия в энергопереходе, опережают по темпам роста как рынок в целом, так и акции европейских конкурентов, планирующих сократить добычу нефти и развивать возобновляемую энергетику. «Это свидетельствует о том, что, заставляя нефтяную компанию сокращать производство в ситуации растущего спроса, можно добиться лишь одного — обогатить другую нефтяную компанию», — говорит топ-менеджер крупной европейской компании по управлению активами.

Особенно заметно восстановление нефтяной отрасли в секторе сланцевой добычи в США — самом динамичном в мировом нефтяном бизнесе. Печально известная высокими расходами и гигантскими долгами, набранными в погоне за безудержными темпами наращивания производства, сланцевая добыча неожиданно — и к удивлению многих — стала прибыльной.

Участникам рынка нравятся обещания компаний тратить идущие к ним денежные потоки на выплату дивидендов, а не на ввод в строй новых буровых, на погашение долгов, а не на частные самолеты. Акции некоторых сланцевых добытчиков выросли с начала ноября 2020 г. примерно на 200%.

Для старожилов рынка это служит очередным доказательство того, что нефтедобыча остается циклическим бизнесом. Прошлогодний обвал просто обязан был смениться сильным восстановлением.

Но не стоит витать в облаках. Акции нефтяных компаний стремительно растут с очень низких уровней. ОПЕК может подорвать ралли за минуту, если решит увеличить предложение, которое картель пока ограничивает, чтобы поддержать цены на нефть.

Однако подъем служит красноречивым напоминанием, что наш мир по-прежнему сильно зависит от ископаемого топлива. Несмотря на импульс, который пандемия придала переходу к более чистой энергетике, исключить нефть из нашей экономики может оказаться сложнее, чем многим представляется. И на это потребуется больше времени.

Перевел Михаил Оверченко

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.