Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Время чтения: 4 мин
Обновлено:

«Было ощущение приключений, интереса к политике, к тому, как устроен мир»

Журналисты Bloomberg написали книгу об удивительном мире сырьевых трейдеров «Весь мир на продажу»

Задавались ли вы вопросом, куда уходит российская нефть и прочее национальное достояние? Кто и за сколько ее покупает за границей? Сколько зарабатывают на этом посредники?

Журналисты Bloomberg Хавьер Блас и Джек Фэрчи отвечают за рынок энергоносителей и считаются ведущими в мире. Только что они выпустили книгу The World for Sale про крупнейших сырьевых трейдеров — Vitol, Glencore, Trafigura, Gunvor, Mercuria, Cargill и др. — узкий круг малоизвестных публике компаний, торгующих нефтью, газом, металлами, зерном и проч. на сотни миллиардов долларов. Для Glencore даже статус публичной компании вряд ли меняет эту оценку.

Сейчас это огромные корпорации, каждая из которых контролируется небольшой группой менеджеров, они не ограничивают свой бизнес долгосрочными контрактами на покупку и продажу сырья, являясь владельцами и добывающих компаний, и всей инфраструктуры, от транспорта до переработки.

Расцвет бизнеса подобных компаний начался в 90-е годы и во многом был связан с распадом СССР. Предприимчивые рисковые менеджеры трейдеров уловили момент и обернулись теми, кто помог странам, богатым природными ресурсами, стать частью мировой экономики, сделав это ради колоссальной собственной прибыли.

Блас и Фэрчи прекрасно знают рынок и знакомы с его участниками, поэтому в книге есть масса впечатляющих историй, интервью важнейших игроков, много фактуры — все это вместе создает картину очень любопытного сегмента рынка, серьезная часть которого связана с Россией.

VTimes поговорили с авторами книги (права на ее издание в России пока не проданы). 

— Как возникла идея книги про трейдеров?

Джек Фэрчи: Я занимаюсь темой природных ресурсов уже больше 10 лет, часть из них в качестве корреспондента Finanсial Times в Москве, а Хавьер в теме еще дольше. Нас обоих просто поражает, насколько интересны сырьевые трейдеры и насколько они важны и для товарного рынка, и вообще мировой экономики, а также политики и насколько мало про это написано. Особенно если представить нас как журналистов, которые хотят узнать больше об этой отрасли, — просто нечего прочесть. Нам показалось, что это какая-то ошибка.

Поэтому мы уже какое-то время думали о книге, тем более что сейчас интересный момент на этом рынке, возможно, момент важнейших изменений. Смена поколений у трейдеров, расследования насчет участия в коррупции и взятках в нескольких крупнейших компаниях, давление в связи с изменением климата, политикой многообразия — многое в этом бизнесе должно поменяться.   

— Не думаете ли вы, что самое интересное в истории трейдеров уже было в 70–80–90-х гг., что сейчас это обычный, скучный бизнес, не такой, каким он был во времена Марка Рича (создатель Marc Rich + Co, наследник которой — Glencore; Рич обвинялся в финансовых махинациях и уклонении от налогов, но был помилован Биллом Клинтоном перед уходом из Белого дома; Trafigura создали выходцы из Marc Rich + Co)?

Д. Ф.: Да я бы не сказал, что он стал скучным. В книге есть свежие истории про то, как трейдеры делают сделки, имеющие огромное политическое значение в различных частях света. Это, например, финансирование трейдерами Курдистана в 2017 г., что подтолкнуло его к проведению референдума о независимости. Или у вас в России есть пример сделки по продаже госпакета акций «Роснефти» — очень политически заряженная сделка, которую сделал Glencore и Катар. Так что есть примеры того, что трейдеры и в наши дни занимаются более чем нескучными вещами.    

— Вы давно и хорошо знаете бизнес трейдеров, но были ли какие-то важные, может быть, даже скандальные открытия, когда вы работали над книгой?

Хавьер Блас: Наверное, один момент стал для меня сюрпризом. Когда мы говорили с людьми, которые работали еще в 80-е и 90-е, мы увидели, насколько естественным для отдельных трейдеров, не будем говорить обо всех, во многих странах было платить за закрытие сделок комиссии, под которыми чаще всего имелись в виду взятки. Это не то чтобы секрет в самой отрасли, но для меня видеть, что это воспринималось как абсолютно нормальная часть бизнеса, было шоком.

Д. Ф.: Я добавлю, что у нас не было цели написать книгу о скандалах в этой сфере. Мы хотели рассказать про малоизвестную отрасль бизнеса, объяснить, как она работает и почему она так важна. И да, в книге есть рассказы о скандальных моментах, каких-то более известных, каких-то менее, каких-то совсем неизвестных, которые мы осветили, но не в этом было наше намерение.  

— Как видно из книги, компании-трейдеры создавались талантливыми людьми-трейдерами. Что, по вашему мнению, привлекало их идти именно в этот бизнес?

Х. Б.: Здесь нужно понимать, что, например, такие трейдеры, как Айвэн Глазенберг из Glencore или Иэн Тейлор из Vitol — те, кто в свое время ездил по разным странам и заключал сделки с физическим товаром, — у них было ощущение приключений, интереса к политике, к тому, как устроен мир. И еще у них был интерес к построению отношений.

« Можно быть успешным трейдером на рынке акций и облигаций, и все, что для этого нужно, это компьютер, а сейчас можно вообще работать из дома. Для сырьевых трейдеров все совсем по-другому. »

Хавьер Блас

И еще важен дух предпринимательства. Те менеджеры, которых я упомянул, — они не были основателями, но они были теми, кто реально создал компании, хотел сделать их такими, как мы видим сегодня.  Они торговали, но они и строили бизнес, это именно комбинация этих двух качеств, которая их отличает.  

— Есть ли место для новых сырьевых трейдеров или рынок поделен?

Д. Ф.: Сейчас создать независимого трейдера с нуля очень сложно. Требования со стороны банков, комплайенс и проч. стали намного строже. И для этого бизнеса очень важен масштаб, так что новые сырьевые трейдеры чаще всего связаны с государствами как экспортерами, так и импортерами сырья. 

И еще мир стал намного более прозрачным, информация стала доступной всем. Это же было огромным преимуществом сырьевых трейдеров — они были единственными людьми в мире, которые знали реальную цену товара. Сейчас этого нет, все сразу можно найти в Google.

Как бы вы описали взаимоотношения России и сырьевых трейдеров?

Д. Ф.: Очевидно, что Россия — один из крупнейших источников сырьевых ресурсов — должна была много значить и много значила для трейдеров и для нашего повествования. Мы не случайно начинаем историю c поездки в Москву одного из пионеров — Теодора Вайзера из Mabanaft, добившегося сделки с советской нефтью, первой со времен Рокфеллера.

Мы видим, что Советский Союз и в дальнейшем Россия были чрезвычайно важны для трейдеров, но и трейдеры в разные периоды времени были важны для вашей страны как связь с международными рынками. После распада СССР они пришли на рынок тогда, когда экономика находилась в состоянии свободного падения, сыграли важную роль в предоставлении начального капитала тем, кто в дальнейшем стал олигархами, и у нас в книге есть комментарии этих событий трейдеров того времени. 

И в дальнейшем в 2000-е, в период бурного роста Китая, который стал локомотивом роста цен на сырье, главным источником спроса на него, трейдеры помогли выводу российских ресурсов на рынок и доставке их в Китай, неплохо зарабатывая в процессе.

Можно ли как-то оценить влияние трейдеров — позитивно или негативно?

Д. Ф.: Ну это правда, что сырьевые трейдеры, особенно в начале 90-х, покупали российское сырье экстремально дешево и получали огромную прибыль, продавая его по мировым ценам. И это те деньги, которые сами россияне не получили. Но здесь есть и контраргумент: кто-то должен был заняться этим — покупать сырье в России и поставлять его на глобальный рынок. Никого другого не было. Часть истории трейдеров — предоставлять услуги по экспорту, импорту или хранению там, где никто другой это не делает. Так что здесь нет черно-белой картины.    

А вы не хотели бы написать отдельную книжку про Россию и ее работу на рынке энергоносителей? Может быть, про «Роснефть», учитывая особые отношения Bloomberg и «Роснефти» (госкомпания судилась с Bloomberg: по одному делу они заключили мировое соглашение, иск к Bloomberg, «Новой газете» и «Важным история» еще не рассмотрен)?

Д. Ф.: Да, у нас есть много хороших историй, для которых не хватило места в первой книге, но всему свое время.

Х. Б.: Думаю, нам нужен отдых, прежде чем мы займемся второй книгой. Мне точно нужен отдых.

 

The World For Sale: Money, Power, and the Traders Who Barter the Earth’s Resources 

Javier Blas, Jack Farchy

Random House Business, 2021

 

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.