Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Мнение

Время чтения: 3 мин
Обновлено:

Мнение. Вы ответственный инвестор? Не продавайте акции нефтяных компаний!

Лучше пусть ими владеют те, кто думает об экологии, чем те, кому она безразлична

Вы хороший человек и, конечно, не будете держать в своем инвестиционном портфеле акции компаний, работающих с ископаемым топливом или занимающихся горной добычей. У них грязный бизнес, наносящий вред окружающей среде. Нельзя считать, что планета в беде, и одновременно помогать своими деньгами компаниям, которые эту беду создают. И спорить тут не о чем.

Такова, безусловно, позиция «Друзей Земли». Недавно международная сеть экологических организаций представила доклад о том, что у британских региональных государственных пенсионных фондов почти 10 млрд фунтов ($13,9 млрд) инвестировано в «разрушающие климат компании». И это несмотря на то, что многие местные советы высказывали беспокойство относительно «кризисной ситуации с изменением климата». Ужасно, правда?

Или нет? Может, стоит попытаться — только попытаться! — посмотреть на это по-другому? Несмотря на то что другую точку зрения может быть тяжело услышать сквозь какофонию пафосных заявлений о необходимости спасения Земли.

Чего вы добьетесь?

Первым делом стоит спросить себя, чего именно вы добьетесь, избавившись от акций «плохих» компаний. Рискну предположить — ничего хорошего. Безусловно, это может осложнить жизнь компаниям, которые могут пожелать привлечь деньги на фондовом рынке, а если всеобщее неодобрение повлияет и на позицию банков — то и повысить для них стоимость заемных средств. Но на компании, у которых денег достаточно, это не окажет ровным счетом никакого воздействия — как и на текущую ситуацию в добыче нефти и газа.

Когда вы продаете акции, их покупает кто-то другой, а бизнес идет своим чередом. Процесс перехода на более чистую энергию запущен и будет продолжаться. Но он займет несколько десятилетий, а пока нам будут нужны традиционные источники энергии. И проклятия, посылаемые в адрес нефти, этого не изменят. Такой подход даже можно назвать «обратным гринвошингом», как это и сделал на днях британский министр по делам пенсий: он позволяет вам хорошо выглядеть, но никак не помогает решить реальную проблему.

Приведенный мною аргумент будет еще более очевиден в применении к горнодобывающим компаниям. Если вы хотите избавиться от двигателя внутреннего сгорания (а покажите мне того, кто не хочет), вам потребуется медь. Много меди. Потому что этот металл лучше всего подходит для передачи электричества. Вам понадобятся горы редкоземельных металлов — для магнитов в электродвигателях, а также литий для аккумуляторов. Сейчас в электрическом автомобиле среднего размера в 2–3 раза больше меди, чем в традиционном.

Так что сокращение нетто-выбросов углекислого газа до нуля — более грязный бизнес, чем может показаться на первый взгляд.

Действие от противного

То есть нам нужно не отказываться от нефти, олова и меди, но производить их более чистым образом. Как этого добиться? Вряд ли путем метания громов и молний. Лучше обратиться к идее импакт-инвестирования: вместо того чтобы продавать акции, инвесторам стоит продолжать их держать и побуждать компании переходить на более экологичные методы ведения бизнеса.

Это гораздо сложнее, чем просто громко хлопнуть дверью. Но дает результат. Крупные энергетические компании, особенно европейские нефтяные мэйджоры, уже тратят огромные суммы на ветряную и солнечную энергетику и «выделяют значительный капитал на развитие в таких областях, как зеленый водород и улавливание углекислого газа», говорит Джон Тихан из инвестиционной группы RWC Partners.

Shell, Total и BP поставили цели сократить нетто-выбросы CO2 до нуля к 2050 г. — в значительной степени под давлением наиболее активных из их крупных инвесторов. И сейчас акционеры должны не бросать их, а сопровождать, приглядывая и «побуждая действовать быстрее и активнее там, где это возможно».

Европейские нефтяники ставят на чистую энергию

Аналогичный подход нужен и к горнодобывающим компаниям, говорит Пол Джордан из инвестиционного дома Amati. Здесь количество требующих решения долгосрочных проблем в сфере ESG (экология, социальная ответственность, корпоративное управление) бесконечно — достаточно вспомнить про взятки, загрязнение воды, безопасность рабочих. Однако регулирование и побуждение работают, настаивает Джордан: за последние 15 лет произошли «огромные изменения», и сегодня большинство горнодобывающих компаний предоставляют «значимую информацию» по всем аспектам ESG.

Тем, кто призывает избавляться от акций добывающих компаний, стоит иметь в виду еще вот что. Продажа акций может никак не повлиять на бизнес, но она влияет на то, кто этим бизнесом владеет. Если вы заставите крупного институционального инвестора, который действительно беспокоится, скажем, об изменении климата, продать бумаги частному инвестору, которому климат до лампочки, чего вы добьетесь? А если в результате массовых продаж цена акций упадет слишком низко и компанию выкупит какой-нибудь фонд прямых инвестиций, который проведет делистинг и вообще больше не будет публично отчитываться о ее ESG-показателях? Мы хотим такого исхода?

По данным Dealogic, в этом году уже пять британских публичных компаний ушли с биржи, включая производителя электроэнергетического оборудования Aggreko (в дополнение к 34 за предыдущие два года).

Как стать ESG-инвестором

Ответственные деньги

И еще об одной вещи стоит подумать. О деньгах. Пенсионные и прочие ориентированные на розничных инвесторов фонды исполняют важную общественную функцию. Они финансируют ваше будущее. Поэтому если акции компаний возобновляемой энергетики стали абсурдно дорогими (можно даже говорить о надувании пузыря в этом секторе), а акции традиционных энергетических компаний — чрезмерно дешевыми, обязан ли пенсионный фонд продать первые и купить вторые? Если у Exxon Mobil дивидендная доходность превышает 5% годовых и можно легко получать этот доход — только руку протяни, то почему фонд должен отдавать его кому-то другому?

Нет-нет, нам такой доход не нужен. Наши пенсионеры — люди высокоморальные. Пусть лучше грязные нефтяные деньги получают эти ребята из фондов прямых инвестиций. Так?

Итак, что же нам делать? Инвестиции с учетом факторов устойчивого развития полны нюансов. Но если вас действительно беспокоит будущее планеты, то, по моему мнению, есть серьезные причины владеть не меньшим, а большим числом акций компаний, занимающихся добычей ископаемого топлива и металлов. Пусть они лучше будут в правильных руках, чем в неправильных.

Поэтому можно присмотреться к соответствующим фондам, которыми управляют компании, готовые оказывать давление на тех, чей бизнес связан с большим количеством вредных выбросов. Это может быть, например, фонд BlackRock Energy and Resources Income. И если у вас есть деньги в пенсионном фонде, черкните ему строчку или две о том, что, возможно — всего лишь возможно, — вложения в акции компаний, добывающих ископаемое топливо, — это одно из наиболее социально ответственных решений, которые может принять думающий о будущем планеты и своем финансовом положении инвестор.

Перевел Михаил Оверченко

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.