Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Мнение

Время чтения: 5 мин

Мнение. Путин и дети

Как следует понимать два подряд выступления президента с нападками на творящееся в интернете

Телевизионную пропагандистскую риторику не всегда удается разобрать: эмоции сильнее логики, а видеомонтаж сильнее языка. Но сейчас и пропагандистские телеканалы документируют свою работу в интернете. Если бы что-то подобное происходило, например, в Риме в. до н. э., студентам и школьникам не приходилось бы на протяжении двух следующих тысячелетий безропотно учить наизусть речи Цицерона против Катилины как великий памятник ораторского искусства и торжества правды и жизни над злом и смертью. Их, правда, все равно изучали бы — уж слишком значителен Цицерон как писатель, но изучали бы как урок печали: даже величайший оратор может превратиться в манипулятора и фальсификатора, поддавшись собственной теории заговора.

Чтобы добиться успеха, римский политик должен был изобразить своего противника ненасытным убийцей и клятвопреступником.

Цицерон против Катилины

Смерть, букашки и прибыль

4 марта 2021 года «Первый канал» ТВ показал встречу президента Путина с волонтерами акции «Мы вместе». В полном тексте, размещенном на сайте канала, высказывания президента перемежаются пояснениями Константина Панюшкина, а весь материал посвящен теме защиты «российских детей от манипуляций в интернете, от подталкиваний к самоубийству, от откровенных провокаций и порнографии».

Начал Панюшкин с сенсационного заявления о якобы готовившемся на 3 марта 2021 г. массовом самоубийстве московских подростков, к которому якобы призывали «в одной из социальных сетей детей»:

— Массовый суицид был назначен на 3 марта. Государство отреагировало молниеносно. Деструктивный контент уже несколько лет отслеживается в соцсетях, а потому клипы с призывами были заблокированы по требованию Роскомнадзора. Так акция была сорвана. Однако пока еще неизвестно, кто ее автор и какова была задача. Едва ли смерть российских подростков была самоцелью, скорее, кто-то решил заработать на ажиотаже вокруг этой темы и на внимании СМИ, считает президент.

Трижды повторив, что подталкивание детей к самоубийству — это «источник получения прибыли», соавторы материала исходили из здравой мысли, что само их утверждение опасно даже оспаривать. Ведь стоит кому-то из волонтеров переспросить, как же именно, черт побери, эти изверги смогут извлечь из своего черного дела прибыль, и вот уже самого волонтера можно обвинить в желании воспользоваться этим знанием все в тех же корыстных целях. В лучшем для такого волонтера случае его обвинят в наивности: «Да вы что, не понимаете?! Да это же военная тайна, да если все о ней узнают!..»

Следующий виток обострения темы — заявление президента, что этих «уродов» (владельцев загадочного бизнеса, одновременно толкающего детей на проституцию, порнографию и самоубийство) трудно найти, «в том числе потому, что они часто находятся не в России».

За кордоном их не достать, значит, найдем в России. «На этих кадрах создатель одной из „групп смерти“, 27-летний москвич, к которому летом 2017-го нагрянул спецназ».

Путин: «Как только полиция зашла, в штаны наложил в прямом смысле этого слова. Ублюдок такой там сидит, понимаете? Букашка, раздавить его не жалко. Девочек и пацанов подталкивает к суицидам. И при этом выстраивают всю работу таким образом, что на этом еще и зарабатывают. В чем дело-то? Зарабатывают на этом: рекламу размещают, еще что-то делают. Вот в чем дело. Вот мы не можем позволить никому это делать».

«Наложить в штаны» — это сказано как бы в сердцах: мелкая деталь поведения труса, выдававшего себя за супермена, а оказавшегося всего лишь «букашкой». А ведь если все рассказанное — правда, то преступнику «в штаны наложить» даже и маловато будет, такую «букашку» действительно лучше просто «раздавить»Правда, тут же оказывается, что с 2017 года, когда был пойман «27-летний москвич», до настоящего времени, «несмотря на обилие призывов к самоубийствам, обошлось. То есть буквально ни одной гибели. И все же авторов призывов к детскому суициду 2021-го уже ищут».

Казалось бы, что же их искать, если вы уже поймали «букашку» в 2017 году?

Чернуха, дворец и наркотики

Но тут появляется новая захватывающая подробность: «Аналитики деструктивного контента в соцсетях обращают внимание на еще один тренд последних лет — политизация групп с чернушным контентом». 

«Процентов на 20 в год увеличивается степень политизации таких групп, в конце концов, эти ребята, условно говоря, продают это каким-то политиканам для вывода этой обработанной аудитории на улицы», — отметил эксперт в сфере информационных технологий Игорь Ашманов».

Что такое «чернушный контент» и от чего отсчитываются эти проценты «политизации», эксперт не сообщает. Зато указывает на главного бенефициара повышения «на 20 процентов в год» политизации молодежи:

— Активизация этих групп была особенно заметна в январе этого года, накануне несанкционированных акций в поддержку Алексея Навального. Организаторы активнее всего призывали к участию молодежь. С другой стороны, миллионы просмотров и тысячи постов в соцсетях не конвертировались в масштабные подростковые уличные протесты. Хотя, справедливости ради, некоторые пришли. Для детей акция оказалась настоящим разочарованием.

Грубыми толчками зрителя ведут к мысли: пять лет, с 2017 г., они готовили детей к самоубийствам, но не вышло, и тогда те, «кому выгодно столкнуть детей и ОМОН», по 20% в год политизировали детей.

Путин: «Там, к сожалению, мы сталкиваемся с чем? Не только с призывами выходить на улицу в рамках несанкционированных уличных мероприятий. Мы все взрослые люди, и мы знаем же об этом, чего скрывать? Сталкиваемся в интернете с детской порнографией, с детской проституцией, с продвижением, распространением наркотиков, где целевой аудиторией являются именно дети и подростки, с вытаскиванием на ту же улицу для того, чтобы там похулиганить, подраться с полицией, а потом за детей спрятаться, подставляя их вперед на самом деле. Что это такое? Это использование детей в качестве предмета, это использование детей в качестве инструмента для достижения чьих-то эгоистических целей».

Для того чтобы найти и посетить в интернете некие известные президенту сайты «с детской порнографией, с детской проституцией, с продвижением наркотиков», волонтерам пришлось бы нарушить закон, но они видят дело так, что президент под «чернушным контентом» понимает, вероятней всего, фильмы о разговоре Навального с собственным несостоявшимся убийцей из эскадрона смерти и о строительстве так называемого дворца Путина на мысе Идокопас близ Геленджика.

Чернушный контент?

«Мочить в сортире» и Алексей Навальный

Именно в этой точке передачи «Первый канал» подменяет «детскую порнографию, детскую проституцию и пропаганду наркотиков» другим, следующим контентом:

«Тема защиты детей от манипуляций в сети в последние дни и недели стала приоритетной для президента, — пишет Панюшкин и приводит «вчерашние слова» Путина на другом собрании — коллегии МВД: «Но кто бы и под каким бы то ни было предлогом, под каким бы то ни было соусом ни пытался хладнокровно использовать детей для достижения своих собственных эгоистических «хорьковых» целей, мы никогда не должны забывать о том, что это наши дети, и работать нужно так, чтобы не создавать дополнительных угроз для их жизни и здоровья».

«Пока что, — подытоживает Панюшкин слова Путина, — несмотря на возрастающую активность провокаторов в сети, тотального закручивания гаек не планируется, вместе с тем и точечных решений нельзя исключать».

Как видно, в материале «Первого канала» имеется двойное дно: на поверхности — простая человеческая реакция на «известное всем нам, взрослым людям», то есть на происходящее в интернете безобразие. «Наложил в штаны», «букашка, которую раздавить не жалко», «хорьковые цели заработать на детях» у тех, кто «сидит не в России», — все это фрагмент привычного репертуара Владимира Путина, начиная с его первой крупной угрозы «мочить в сортире» террористов. Но здесь адресат угрозы Путина — фальшивый Рембо, якобы подталкивающий несмышленых детей к самоубийству, проституции, порнографии и наркотикам.

«Первый канал» — устами своего эксперта — прямо дает здесь и ответ на гипотетический вопрос, откуда же этот «наложивший в штаны» Рембо вообще мог взяться: «Да это же Алексей Навальный собственной персоной! Именно он, недоотравленный пациент клиники «Шаритэ», больше всех разочарован в слабой поддержке со стороны своих соратников. И этим его разочарованием неудачным «использованием детей в качестве предмета, использованием детей в качестве инструмента для достижения чьих-то эгоистических целей», объясняется эскалация активности пропагандистов суицида среди детей. 

Анально-фекальная метафорика

Мишень Путина и его спичрайтеров — это в данном случае не какие-то неизвестные провокаторы детских самоубийств, вроде 27-летнего Рембо, который «наложил в штаны», когда к нему полиция пришла в 2017 г. Настоящая мишень — вполне конкретный Алексей Навальный, автор расследований о попытке государства убить его с помощью яда «Новичок» и о строительстве фантасмагорического дворца на мысе Идокопас.

Аргументы, предлагаемые пропагандистами «Первого канала», выстраиваются, таким образом, по всем правилам судебной риторики.

— Господин президент, Алексей Навальный обвиняет вас лично в попытке отравления.

— Да кому он нужен, хе-хе, да если б хотели, давно отравили бы!

— Но вот доказательства — трусы и обнаруженное на них вещество.

— Подумаешь! А знаете ли вы, что Навальный действовал по заказу иностранных спецслужб? Вот мы за ним и следили, а вещество — спецслужбы эти иностранные, скорей всего, сами и нанесли.

— Но вот же признания ваших сотрудников — с именами, фамилиями, адресами. А вот и ваши мотивы, господин президент: разоблачение Навальным невиданного воровства — вашего и ваших соратников — при строительстве дворца, разоблачение, которое видели и присяжные заседатели.

— Да, наши доблестные витязи хотели убить Навального. А что тут такого? И как иначе можно было защитить наших детей? Ведь очевидно, что Навальный хотел убить их всех — одних пустив на порнографию, других на проституцию, третьих — заставив прыгнуть с крыши дворца. Мы и не дворец строили, а мышеловку, в которую этот политический хорек и чернушник попался с поличным!

Остается один вопрос: зачем здесь клоачная риторика — от «наложить в штаны» до «хорьковых целей»? Какую цель может преследовать эта странная домашняя заготовка? Перед нами тот поразительный случай, когда грань между проговоркой в сердцах и продуманным ходом в спецоперации стерта: главное — нейтрализация Алексея Навального любой ценой. С точки зрения пропагандистов, «глубинный народ» показал, что все 22 года путинской эпохи хорошо принимает анально-фекальную метафорику: от «мочить в сортире» 1999 года до «наложить в штаны» в 2021-м — простому человеку нравится, когда начальство выражается по-простому.

Но есть здесь и второе дно — прямая угроза, адресованная врагам. Вы нас отравленными трусами разоблачаете, но подождите — сами в штаны наложите. Вы нас обвиняете в трусости, «бункерным дедом» обзываетесь, а мы вас в такие места закатаем, где и ты, Рембо, пощады запросишь. Зеркальная природа этих проговорок или спичрайтерских находок бьет в глаза. Не исключено, что это и личный стилистический вклад президента в тот памятник пропагандистской риторики, который нам пришлось сегодня разбирать.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.