Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Мнение

Время чтения: 1 мин

Мнение. Почему торможение Twitter ничего не значит

Реальная блокировка возможна только после отмашки из Кремля

Надо понимать: после всего, что было, должна была последовать какая-то ответная реакция. После последних фильмов Алексея Навального с их заоблачными просмотрами, после скандального возвращения Навального в режиме реалити-шоу, после двух волн протеста по всей стране в поддержку уже арестованного Навального. Что-то должно было произойти.

Угадать волю начальства

И что-то произошло. Роскомнадзор замедлил работу Twitter в России. Формально это, конечно, никак не связано с прошедшими зимой митингами. Но ведь и запреты вина и боржоми тоже в свое время не были связаны с внешней политикой, ага.

Все сейчас гадают: «Что же это значит? Что последует дальше? Эффективен ли этот запрет? И какой будет следующий?» Ответ прозаичен: это ничего не значит.

Оценивать эту меру надо, исходя из целеполагания тех, кто ее принимал. Зачем и для кого сотрудники Роскомнадзора разработали и внедрили это торможение трафика?

Надо понимать логику российской власти. Есть проблема. В данном случае какие-то там «баламуты» что-то делают в «интернете» (пишу в кавычках, потому что это скорее абстракция для них). И есть профильное ведомство. То есть Роскомнадзор. И соответственно, когда придет пора явиться на ковер представителям профильного ведомства, нужно будет отчитаться: за такой-то период были приняты такие-то меры.

Ну вот они и приняли «такие-то меры», чтобы было что рассказать. Все это пока носит сугубо ритуальный и символический характер.

И эффективность замедления Twitter надо оценивать, исходя из этой логики. В этой их логике да, это было, пожалуй, эффективно. Материал ведь для последующего отчета перед руководством теперь есть.

Дорого и преждевременно

А означает ли, что будут блокировать дальше тот же Twitter полностью или другие сети — например, YouTube, совершенно не ясно. Это не решает Роскомнадзор. Это прямое политическое решение из Кремля. Пока его не поступало. И угадать, поступит оно или нет дальше в этом году, мы с вами не можем.

Такое развитие событий (назовем его «жестким» сценарием) нельзя уже назвать невероятным. Как, например, оно невозможно было 10 лет назад. Но оно все еще остается скорее запасным, что называется, на черный день. Прежде всего, блокировать социальные сети с их сложной архитектурой крайне сложно просто технически. А кроме этого, это очень дорого обойдется национальной экономике.

В том смысле, что даже российские государственные СМИ и государственные компании работают в социальных сетях и зарабатывают. А есть целые отрасли экономики, целиком ведущие свой бизнес в социальных сетях. Запрет любой из таких площадок будет стоить миллиарды, а то и десятки миллиардов долларов российской экономике.

Поэтому повторю: реальная блокировка возможна только после отмашки из Кремля, для которого интерес в моменте перевесит все эти рациональные, технические и экономические аргументы. А пока же это все символические запреты, где мы с вами даже не целевая аудитория. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.