Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Время чтения: 5 мин

Куда заведет пандемический бум на рынках

Миллениалы, пострадавшие десятилетие назад, снова рискуют быть одураченными

О чем на этот раз предупреждает «Доктор Doom» Нуриэль Рубини, как неопределенность сказывается на монетарной политике и зачем закреплять в законодательстве право сотрудников не быть на связи 24/7: главное в блогах экономистов.

Статья впервые опубликована на сайте «Эконс»

Новое предостережение «Доктора Doom» Нуриэля Рубини – об опасности нынешнего бума на финансовых рынках: профессор Школы бизнеса Стерна при Нью-Йоркском университете, знаменитый своими предсказаниями краха жилищного пузыря и финансового кризиса 2007–2008 гг., указывает на возрастающие риски, которые влечет за собой нынешний бум на финансовых рынках и демократизация инвестиций. Американская экономика восстанавливается по траектории в виде буквы К, считает Рубини: люди со стабильной занятостью и финансовыми подушками безопасности все больше выигрывают от роста на рынках, а новый «прекариат» – занятые на низкоквалифицированных позициях в сфере услуг и синие воротнички – отягощен долгами, не имеет финансовых активов и сталкивается с ухудшающимися экономическими перспективами. Новые максимумы фондового рынка ничего не значат для большинства людей: на долю нижних 50% в структуре распределения богатства приходится лишь 0,7% активов фондового рынка, тогда как на верхние 10% – 87,2%. Десятилетиями считалось, что решением проблем неравенства может стать демократизация финансов, продолжает Рубини. Малообеспеченные домохозяйства получили возможность занимать, чтобы купить жилье, которое они иначе не могли себе позволить, а затем стали закладывать свои дома, фактически превращая их в персональные банкоматы. Бурный рост кредитования привел к надуванию пузыря и финансовому кризису 2008 г., из-за которого миллионы людей лишились работы, сбережений и крыши над головой. Сейчас те же миллениалы, и так пострадавшие десятилетие назад, снова рискуют быть одураченными, предупреждает экономист.

Миллионы людей стали инвестировать на финансовых рынках благодаря мобильным приложениям, а популистский нарратив вокруг GameStop, который представляет эту ситуацию как противостояние армии Давидов – миллениалов и Голиафа – Уолл-стрит, лишь еще один способ завлечь на рынок инвесторов-новичков, считает Рубини. Как и 10 лет назад, это неизбежно приведет к надуванию пузыря, пишет он. Ситуация усугубляется из-за беспрецедентно мягкой монетарной политики ФРС и масштабных фискальных стимулов, на которые готова пойти администрация президента США. Значительная часть денежной помощи населению, которая предусмотрена в обсуждающейся программе поддержки экономики, может пойти не на конечное потребление, а на выплаты по долгам и сбережения, которые в конечном итоге пойдут на покупку облигаций, и то, что должно стать спасением домохозяйств, в итоге станет спасением банков и других кредиторов. Соотношение цены акций к прибыли (price/earnings ratio) сейчас так же высоко, как во время надувания пузырей, предшествовавших крахам в 1929 и 2000 гг. В этих условиях ФРС, вероятно, обеспокоена, что рынки мгновенно рухнут, как только она унесет «чашу с пуншем», но с увеличением государственного и частного долга, препятствующим нормализации денежно-кредитной политики, вероятность стагфляции – и жесткой просадки рынка – в среднесрочной перспективе продолжает расти, заключает Рубини.

Расхождения при голосовании по ставке – еще не признак неопределенности при проведении монетарной политики, пишут экономисты Банка Англии, рассказывая о своем новом исследовании в блоге организации Bank Underground. Банк Англии по итогам заседаний своего комитета по монетарной политике, где принимаются решения по ставке, публикует не только итоговое решение, но и саму стенограмму обсуждения без указания, кому принадлежат высказывания, а также итоги голосования с указанием, какое решение поддержал каждый из членов комитета. При взгляде извне расхождения в голосовании членов комитета часто представляются индикатором неопределенности при проведении монетарной политики, пишут авторы. Кроме того, есть исследования, которые указывают, что индивидуальные выступления членов комитета могут ослаблять эффект коммуникационной политики центрального банка, создавая какофонию. Но в своем исследовании экономисты Банка Англии приходят к обратным выводам.

Анализ стенограмм заседаний и персональных выступлений членов комитета по монетарной политике и индекса неопределенности показал, что прямой связи между расхождениями при голосовании и всплесками неопределенности нет, пишут авторы. Когда общая неопределенность возрастает, расхождений при голосовании по ставке не становится ни больше, ни меньше. Дело в том, что члены комитета по монетарной политике, голосуя, учитывают и собственные представления об экономических перспективах, и взгляды своих коллег, «усредняя» свою позицию, а перед неопределенностью все оказываются равны, поэтому разброс в позициях оказывается достаточно стабильным. При этом выступления членов комитета помогают прояснить взгляды, усиливают подотчетность центрального банка и сообщают полезную информацию о формировании монетарной политики.

Оценивать производительность государственных органов затруднительно, но не невозможно, считают эксперты Всемирного банка: в блоге организации они рассказывают о своей новой работе, которая систематизирует опыт измерения эффективности госорганов. Сейчас этот вопрос стоит особенно остро, подчеркивают авторы, пандемия привела к разрастанию госсектора во многих странах мира, хотя и до коронавируса присутствие государства в экономике было очень внушительным: по оценкам Всемирного банка, по итогам 2019 г. в среднем в мире на госсектор приходилось 25% ВВП и 38% официальной занятости. Во многих экономиках государство – крупнейший покупатель товаров, услуг и труда. Соответственно, повышение эффективности в госсекторе будет способствовать улучшению перспектив для экономики в целом, но понять, насколько успешно ресурсы в госсекторе трансформируются в «выпуск» общественных благ, зачастую затруднительно.

Во-первых, зачастую государственные услуги и публичные блага не имеют никакой рыночной стоимости или же она искажена из-за субсидирования и несовершенств рынка. Во-вторых, многие государственные услуги требуют использования ресурсов множества людей и организаций, которые невозможно измерить (например, интеллектуальных ресурсов государственных служащих). В-третьих, часто есть существенный временной лаг между инвестированием необходимых ресурсов и конечным результатом в виде общественных благ (как, например, в случае с образованием).

Специалисты Всемирного банка выделяют три ключевые рекомендации для измерения эффективности госорганов. Необходимо сочетать замеры на макроуровне (по секторам, отраслям и т.д.) с оценкой на микроуровне – это опросы сотрудников или отдельных ведомств; мониторинг результатов (производительности) должен проводиться отдельно от отчетности затрат, чтобы избежать приукрашивания достижений и занижения издержек; необходимо сочетать несколько показателей производительности по всей цепочке предоставления услуг. Не существует какого-то одного показателя, чтобы измерить производительность госсектора: необходимо задействовать различные подходы к измерению эффективности и всегда иметь в виду конечные цели работы госорганов – предоставление качественных услуг населению.

Все больше стран планируют закрепить в своем законодательстве право сотрудников не быть онлайн для своих работодателей круглосуточно и без выходных: редакция Всемирного экономического форума обращает внимание на то, как вслед за рабочей рутиной пандемия может изменить и трудовое право. Исследования показывают, что из-за «удаленки» границы между работой и личной жизнью все чаще стали размываться, но в этом смысле коронавирус также во многом лишь усилил и ускорил уже наблюдавшиеся тенденции. Так, по данным опроса 2019 г., 75% офисных работников в США проверяли рабочую почту по вечерам и в выходные, при этом каждый десятый признался, что «постоянно» открывает рабочие письма на смартфоне, еще 10% делают это по крайней мере раз в час. Такая практика усиливает ощущение тревожности, которое не дает человеку получать положительные эмоции от общения и обычно приятных занятий, отмечает Уильям Бекер из Политехнического университета Виргинии.

Во Франции право на «дисконнект» закреплено в законодательстве еще с 2016 г. Компании со штатом в 50 человек и более обязаны согласовывать с профсоюзами трудовые договоры, которые обеспечивают право работника не быть онлайн по окончании трудового дня. В декабре 2020 г. комитет Европарламента по занятости призвал Еврокомиссию предусмотреть аналогичные положения в европейском наднациональном законодательстве – эта инициатива пока еще рассматривается, но ранее еврокомиссар по вопросам труда Николас Шмит уже высказывался в пользу таких ограничений: «Право на офлайн – это нечто очень естественное, ведь мы не роботы». Подобные идеи также уже обсуждаются в Германии, Греции, Ирландии и Испании.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.