Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Мнение

Время чтения: 4 мин
Обновлено:

Мнение. Постковидные города, какими они будут

Пять главных изменений в жизни мегаполисов

В конце прошлого года в Международной классификации болезней появился новый пункт — постковидный синдром. Так называют последствия COVID-19 — долгосрочные симптомы, которые сохраняются у некоторых переболевших. Медики активно собирают данные, но пока их недостаточно, чтобы точно спрогнозировать последствия болезни. Наверняка можно сказать только то, что постковидный синдром существует.

Коронавирусы печально известны своей способностью к межвидовой миграции: пандемия началась с заражения человека от животного. Теперь же вирус пошел еще дальше, распространился на новый вид организмов — города. Здесь он, как и в случае с людьми, переносится тяжелее при наличии сопутствующих заболеваний: скученность населения, бедность, неразвитая инфраструктура — все это лишь усугубляет течение болезни и сильнее ударяет по иммунитету.

У людей вирус особенно сильно сказывается на органах дыхания, в городах же он бьет в самое сердце — в саму идею города как сплоченного и динамичного пространства, места встреч и общения людей, центра экономики и культуры, объекта огромной значимости, на который приходится около 80% мирового ВВП. Как же города будут переносить свой постковидный синдром, какими станут после пандемии? Давайте попробуем разобраться.

Начнется ли деурбанизация

В контексте изменений сейчас, конечно, больше всего говорят о цифровизации и деурбанизации. Идея проста: пандемия ускорила переход компаний к удаленному формату работы. Для людей, уставших от большого города, ситуация даже выигрышная. Кто-то уехал на дачу, кто-то вернулся в родной город, кто-то сбежал на природу или в теплые края. По данным BCG за октябрь 2020 года, более 110 000 жителей переехали из Нью-Йорка после вспышки ковида — это в 5 раз больше, чем в 2019 году. Однако значит ли это, что урбанизация, набиравшая обороты на протяжении всей нашей истории, обратится вспять?

Еще в начале пандемии Нассим Талеб, автор концепции «черных лебедей», сказал, что после коронавируса города просто исчезнут. Однако не все согласны с такой радикальной позицией, предполагая, что города продолжат существовать, но их облик сильно изменится. Конечно, есть и убежденные консерваторы, уверенные, что после вакцинации жизнь вернется в прежнее русло и для городов практически ничего не изменится. Однако такая точка зрения встречает больше всего критики.

Наивно было бы рассчитывать, что все останется как раньше. Изменения городской среды уже шли и до пандемии: коронавирус стал скорее катализатором этих изменений. О каких изменениях идет речь? В первую очередь это комплексное преобразование городской среды в соответствии с принципами устойчивого развития, создание инклюзивного города, также, безусловно, цифровизация — не просто проведение встреч с коллегами по Zoom, а проникновение технологий во все сферы жизни, сбор данных, автоматизация процессов, подключение все большего числа объектов к единой умной сети.

Если город, то инклюзивный

Начнем с идеи полного преобразования: еще до пандемии многие страны работали над созданием более безопасных и экологичных городов. Так, к 2050 г. Лондон планирует озеленить 50% своей городской среды. Париж надеется создать «15-минутный» город. Эта идея закреплена в 11-й цели в области устойчивого развития ООН, названной «Устойчивые города и населенные пункты». Она описывает, каким должен быть город будущего: благоустроенным, безопасным, чистым. У всех его жителей должен быть доступ к недорогому жилью и основным услугам. В таком городе должно быть достаточно зеленых зон, должны быть эффективная транспортная инфраструктура и развитая система обработки отходов.

Может ли человечество создать такие города? При наличии достаточной политической воли — конечно! И пандемия может даже ускорить подобные изменения. Кризис часто служит толчком, приводящим в движение то, что назревало уже давно.

Вирус задал и новые тренды. В первую очередь это касается планирования устойчивой к внешним воздействиям инфраструктуры и операционной деятельности, умения адаптироваться и строить прогнозы в отношении грандиозных, но маловероятных событий. Еще полтора года назад никто и подумать не мог о пандемии — это казалось каким-то далеким от реальности сценарием фантастического фильма. Даже когда о коронавирусе уже стало известно, многие города тянули до последнего, не будучи готовыми к такой ситуации. Теперь же городские власти осознали, насколько важно просчитывать не только стандартные сценарии, но также быть готовыми к чрезвычайным и маловероятным ситуациям.

Коронавирус также подсветил вопрос социального неравенства. Например, по данным BCG, 20 из 25 наиболее пострадавших от кризиса районов Нью-Йорка приходятся на кварталы с низким уровнем дохода, такие как Моррис-Парк (средний доход на 15% ниже медианного в Нью-Йорке, а уровень бедности на 1,2% выше) и Боро-Парк (на 25% ниже и на 12% выше соответственно). Старая рана начала болеть так сильно, что теперь ее просто больше нельзя игнорировать. Вместо временных обезболивающих нужно надежное лекарство: инклюзивный город, более активное строительство доступного жилья с нормальным уровнем жизни и доставки услуг, социальное равенство.

Пять направлений перемен

Итак, каковы некоторые изменения, которые города скорее всего перенесут в постковидную жизнь? Мне кажется есть пять направлений, которые проявятся больше всего.

  • Города станут менее централизованными и будут разбиты на «15-минутные зоны»Удаленная работа, электронная коммерция и переход услуг в полностью нематериальную форму digital-first снижают необходимость в перемещении. В результате появляются условия для того, чтобы основные потребности удовлетворялись в радиусе 15–30 минут от дома. Это, в свою очередь, стимулирует формирование распределенной инфраструктуры: районные коворкинги, локальные парки, меньше площадей под дороги и парковки, больше пространства для пешеходов.
  • Города станут прозрачными и более управляемыми. Системы, созданные для сдерживания пандемии и мобилизации городских служб, останутся — город будет собирать больше данных, быстрее их обновлять, лучше ими управлять. Онлайн-карты, обновляемые в режиме реального времени, могут стать не просто основой прозрачности и доверия, но также источником информации для бизнеса, ведь данные о трафике актуальны для всех. 
  • Города станут более гибкими в зонировании и в управлении имуществом. Прошлые пандемии способствовали разделению промышленных и жилых зон. COVID-19 в каком-то смысле обращает этот процесс вспять, по крайней мере в том, что касается коммерческой и жилой застройки. Освобожденные торговые площади, ставшие неактуальными после развития онлайн-торговли, опустевшие офисы — все это нужно будет адаптировать, переместив больше жилья в рабочие зоны и больше работы в жилые зоны.
  • Города станут более готовыми к сотрудничеству. Уже сейчас мы видим, как города, по доходам которых ударила пандемия, особенно в части налоговых поступлений от туристического сектора и малого и среднего бизнеса, начинают пересматривать свои стратегии на будущее. У городов просто нет выбора: чтобы восстановить экономику и найти способ сбалансировать бюджет, им придется активнее сотрудничать с бизнесом, использовать частную инфраструктуру и частные решения, а не пытаться изолированно создавать свои. Сейчас лучшее за последние несколько десятилетий время для государственно-частного партнерства в городах. 
  • Города станут более зелеными и похожими на пригороды. Все меньше сил удерживает людей в городе, значит, будет появляться все больше стимулов и возможностей покидать его пределы. Как следствие, городу нужно интегрироваться с природой, создавать больше зеленых пространств, чтобы не отчуждать часть своих жителей. Это же касается и городского сельского хозяйства: так, в Бруклине объявили о планах снизить нормативные барьеры для городского сельского хозяйства и упростить закупки его продукции в интересах городских служб.

Телекоммерция началась после испанки

В истории найдется немало примеров того, как эпидемии меняли жизнь общества. Чума, туберкулез, холера и другие страшные болезни помогли жителям средневековой Европы понять важность гигиены и санитарии. Испанка начала XX века дала толчок развитию телекоммерции (уже тогда стало возможным заказать еду по телефону), институционализации землепользования, даже облагораживанию общественных зон — человечество стало прилагать больше усилий к заботе о своем здоровье и здоровье окружающей среды.

Чему же нас научит коронавирус? Пожалуй, точно ответить на этот вопрос смогут лишь следующие поколения. Они будут критиковать нашу медлительность в начале эпидемии. Они расскажут, какой стратегии на самом деле нужно было придерживаться еще в феврале 2020 года, чтобы прекратить распространение вируса. Они уже будут знать формулу самой эффективной вакцины, которую нам только предстоит разработать. Тем не менее будем надеяться, что они также искренне поблагодарят нас и отметят, что люди, пережившие коронавирус в 20202021 годах, выучили свой урок и смогли полностью преобразовать городскую среду, сделав ее максимально комфортной и безопасной для жизни.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.