Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Мнение

Время чтения: 2 мин

Мнение. Решение Мосгорсуда по апелляции Навального — где правда, а где ложь

ЕСПЧ – не высшая судебная инстанция для России, но из этого вовсе не следует, что решения ЕСПЧ не должны исполняться

ЕСПЧ не вправе вмешиваться в работу судов России. Требование Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) о немедленном освобождении Алексея Навального не может быть исполнено, поскольку этот суд

«не является вышестоящим судом для судебной системы РФ, не вправе давать судам РФ какие-либо категоричные указания и вмешиваться в деятельность национальных судов».

Об этом говорится в апелляционном постановлении Мосгорсуда на жалобу о замене Навальному условного срока реальным. В документе также указывается, что этот вопрос может быть решен только российским судом в рамках национального законодательства:

«Кроме того, как усматривается из текста самого решения, фактически оно является обращением исполнительного органа (Комитета министров) Европейского суда по правам человека, адресованным не судам РФ, а правительству России, в связи с чем к предмету судебного разбирательства по настоящему материалу об отмене условного осуждения не относится».

Читаешь такое — и оторопь берет. Ведь все напутано, частично переврано и логически подменено. То есть не все в высказываниях Мосгорсуда не является правдой, но выводы абсолютно ложные.

Давайте попробуем разобраться

Итак, утверждение, что ЕСПЧ не является вышестоящим судом для судебной системы РФ, — это правда. Не является и никогда таковым не являлся. Правда также, что ЕСПЧ «не вправе давать судам РФ какие-либо категоричные указания и вмешиваться в деятельность национальных судов». Но ЕСПЧ этого и не делает. У него совсем другая функция — выявлять нарушения прав человека и требовать от российского государства устранения этих нарушений. При принятии решений ЕСПЧ не руководствуется российским законодательством, а только текстом Конвенции по правам человека (ЕКПЧ), подписанной и ратифицированной российским государством полностью и без оговорок. Статья 1 федерального закона о ратификации Конвенции гласит: «Российская Федерация в соответствии со статьей 46 Конвенции признает ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после их вступления в действие в отношении Российской Федерации».

То есть Российская Федерация юрисдикцию ЕСПЧ признает, а Мосгорсуд нет? Или Мосгорсуд не является российским государственным органом? Что-то явно неладно в нашем «королевстве». Из совершенно справедливых утверждений Мосгорсуда, что ЕСПЧ не является высшей судебной инстанцией России, и о том, что он не вмешивается в деятельность национальных судов, вовсе не следует, что решения ЕСПЧ не должны исполняться. Вот здесь логика у Мосгорсуда заведомо или нечаянно, но явно подменная. Это не Мосгорсуд, это Россия как государство взяла на себя обязательства по исполнению решений ЕСПЧ. Именно поэтому ЕСПЧ обращается не к Мосгорсуду, а к России как к государству. И не Мосгорсуду решать вопрос об исполнении или неисполнении решений международного суда. У Мосгорсуда вообще нет подобных полномочий. Если уж на то пошло, то в исключительных случаях решение о неисполнении может принять Конституционный суд по специальному разовому запросу Минюста, чего в нашем случае пока что не наблюдается.

Выскажу предположение, отчего это так непрофессионально — грубо — сорвался Мосгорсуд. Все дело в том, что в данном случае ЕСПЧ, потребовав немедленно освободить Алексея Навального, поступил нестандартно и необычно — он использовал свое право применения обеспечительных мер (правило 39 регламента ЕСПЧ). Обеспечительные меры существуют в любой юрисдикции, когда, например, суд налагает запрет на любые сделки с недвижимостью до судебного разрешения спора о ее судьбе. То есть Навального нельзя арестовывать до разрешения его дела по существу — это такая оперативная мера реагирования до момента рассмотрения жалобы.

Это обязательные для России меры

Надо сказать, что это свое право ЕСПЧ применяет в исключительных случаях, когда есть риск угрозы жизни или наступления непоправимых последствий. Согласно Практическому руководству по применению обеспечительных мер (правило 39 Регламента Европейского суда по правам человека), изданному ЕСПЧ, указанные меры являются обязательными для государства, в отношении которого эти меры были приняты. Случаи невыполнения этого требования со стороны стран — участниц конвенции, в том числе и со стороны России, крайне редки.

До сих пор такие меры не применялись к российским гражданам внутри страны, а касались в основном граждан других государств, находящихся в пределах российской юрисдикции, когда речь шла о возможности их выдачи в страну гражданской принадлежности. Ну ладно, иностранцы — иностранцами, но уж в отношении наших собственных граждан никто не смеет препятствовать их принудительной изоляции! Особенно если решение о такой изоляции спущено сверху и априори не подлежит пересмотру и обжалованию. Вот отсюда, похоже, и возникают подобные истерические заявления самых разных российских государственных органов, не имеющие ничего общего ни с их правовым статусом, ни с правом вообще.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.