Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Время чтения: 2 мин
Обновлено:

Почему Россия не боится зеленого перехода

Доля углеводородов в мировом энергобалансе упадет, но спрос на них останется высоким, считает правительство

Публикуем предоставленные VTimes комментарии аппарата вице-премьера Александра Новака на исследование аналитического центра Carbon Tracker и Центра развития ОЭСР о потерях бюджетов нефтезависимых стран от глобального перехода к низкоуглеродной экономике. Авторы пришли к выводу, что бюджет России через 20 лет может потерять до половины нефтегазовых доходов, а новые проекты «Газпрома» и «Роснефти» при таком переходе, возможно, являются избыточными.

Комментарии аппарата вице-премьера Александра Новака

Наличие огромных запасов нефти и газа, связанность России с главными центрами энергопотребления — это наше конкурентное преимущество. Нашей целью является перенастроить экономику таким образом, чтобы она стала более диверсифицированной — и это одна из наших основных задач. При этом мы действуем исходя из детального анализа и прогнозных оценок относительно эволюции структуры потребления в ближайшие десятилетия.

Спрос на углеводороды, несмотря на идущие процессы декарбонизации в экономиках той же Европы, сохранится и будет оставаться на высоком уровне, однако доля углеводородов в мировом энергобалансе упадет. Также изменятся цели, на которые эти энергоресурсы закупаются, — вырастет доля использования углеводородов в нефтегазохимии. При этом общее потребление энергии в мире будет расти. По прогнозам, примерно к 2035–2040 годам будет потребляться на 30% больше энергии. Стоит помнить и то, что нефтегаз — это огромный заказ для науки, промышленности, других субъектов экономической деятельности. Сегодня фокус мирового внимания сосредоточен на развитии чистых высокотехнологичных производств и новейших интеллектуальных технологий. То есть традиционные сектора эволюционируют вместе с меняющейся повесткой.

При этом спрос на газ останется наиболее устойчивым среди ископаемых видов топлива на промежутке до 2040–2050 гг., Россия находится среди лидеров по запасам газа, у нас активная повестка в области развития продаж трубопроводного газа и СПГ.

На рынке чистой энергетики надувается «зеленый пузырь»

Стоит отметить, что уже сегодня Россия имеет один из самых зеленых энергобалансов в мире: более половины внутреннего потребления первичных энергоресурсов в нашей стране составляет газ.

В этой связи ограничение выдачи лицензий на разработку месторождений представляется ошибочным направлением. Мы уже в постоянном режиме активно работаем над повышением энергоэффективности использования традиционных источников энергии, снижения их «экологического следа». Необходимо помнить, что ископаемые источники энергии могут быть экологически нейтральными с учетом развития и применения современных технологий по улавливанию и утилизации вредных выбросов, а также за счет компенсационных мероприятий. Первые проекты уже реализуются — напомню, что Сахалинская область выбрана в качестве пилотного региона для создания торговой системы для операций с углеродными единицами на внешних и внутренних рынках. Таким образом, площадка Сахалина может стать фундаментом для отработки не только системы торговли выбросами, но и полигоном отработки доступных технологий снижения углеродного следа и расчета экономического эффекта от их применения.

Большой потенциал для сокращения выбросов представляет собой и компенсация выбросов за счет лесовосстановления и прочих лесных проектов. Кроме того, мы видим потенциал в технологическом сокращении выбросов путем поглощения CO2 и других парниковых газов. На предприятиях российского ТЭКа возможно внедрение мероприятий по улавливанию, удержанию и утилизации углерода (CCUS). Еще одним способом реализации мероприятий по снижению выбросов парниковых газов является утилизация попутного нефтяного газа (ПНГ). В ряде случаев, например на месторождениях ОАО «Самотлорнефтегаз», газлифтный метод добычи оказывается более экономически эффективным, чем насосный. Значительный опыт по использованию газлифта накоплен компанией «Газпромнефть» при разработке Оренбургского нефтегазоконденсатного месторождения (ОНГКМ).

Кроме того, для сохранения конкурентной позиции России на мировом рынке 12 октября 2020 г. правительство утвердило дорожную карту по развитию водородной энергетики в Российской Федерации до 2024 г., предполагающую увеличение производства и расширение сферы применения водорода в качестве экологически чистого энергоносителя, а также вхождение страны в число мировых лидеров по его производству и экспорту.

Отмечу, что говорить о высокой зависимости бюджета от нефтегазовых доходов было бы также ошибочным. Мы не увеличиваем зависимость российской экономики от нефтегазовой сферы. Об этом говорят реальные цифры — доходы российского бюджета, ненефтегазовые доходы увеличиваются. В этом смысле очень показательным стал 2020 год, испытавший на прочность как нашу нефтегазовую отрасль сверхнизкими минимумами цен на сырье, так и экономику России в целом. Напомню, что в 2020 году нефтегазовые доходы федерального бюджета сократились по сравнению с 2019 годом на 34% — до рекордно низких 28%, или 5,235 трлн рублей, при этом ненефтегазовые доходы выросли на 1,224 трлн руб. до 13,487 трлн.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.