Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Мнение

Время чтения: 3 мин
Обновлено:

Мнение. Климатически вредные инвесторы

В списке тех, кто поддерживает деньгами угольную отрасль, лидируют американские фонды и китайские банки

Климатически ориентированная политика во всем мире набирает обороты, рождая все новые угрозы для индустрии ископаемого топлива. В частности, эта политика влияет и на инвесторов, которых во многих странах активно подталкивают к дивестициям из угольного сектора, наиболее вредного для климата. Несколько лет назад, когда движение за дивестиции только набирало обороты, выяснилось, что инвесторы остро нуждаются в информации, какие компании и насколько серьезно участвуют в добыче и использовании ископаемого топлива. И этот запрос не остался без внимания со стороны экологов.

Угольный список

На прошедшей неделе международная коалиция экологических организаций выпустила Global Coal Exit List (GCEL)— глобальную базу данных за последние два года (с 2018 г.), из которой можно узнать, какие финансовые институты вкладывают в уголь и кого именно они финансируют. Россию в этой коалиции представляет «Экозащита!». Основу для базы GCEL производит Profundo, некоммерческая организация в Нидерландах, которая сопоставляет данные из трех источников финансовой информации: Bloomberg, Refinitiv Eikon и IJGlobal.

Здесь необходима оговорка: в базе содержатся лишь данные о синдицированных займах, когда участвует группа банков, но нет информации о займах, предоставляемых одним банком одной компании. Таким образом, можно говорить, что финансирование со стороны того или другого инвестора точно не меньше обозначенных в GCEL, но может быть значительно выше. Возможно, это причина низких позиций большинства российских инвесторов, попавших в базу данных.

Двухлетний период с октября 2018 г. выбран не случайно. Именно тогда был представлен специальный доклад ООН, посвященный действиям, необходимым для сдерживания изменения климата. И именно в этот период генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш неоднократно призывал ведущие страны мира как можно скорее отказаться от угля, чтобы ограничить наиболее негативные последствия изменения климата.

На Земле потеплеет на полтора градуса

Свыше триллиона долларов — в печь!

Итак, по состоянию на январь 2021 г. почти 4500 инвесторов профинансировали угольную промышленность мира более чем на триллион долларов. Среди инвесторов — пенсионные фонды, хедж-фонды, страховые компании, коммерческие банки и др.

Крупнейший среди инвесторов — американский инвестфонд Vanguard примерно с $86 млрд, следом — инвестфонд BlackRock с $84 млрд. Вместе они предоставляют около 17% инвестиций в угольную промышленность во всем мире. Американские инвесторы — главные в этой отрасли: их совокупные инвестиции — около $602 млрд, или 58% всех вложений в уголь. Скорее всего, ситуация изменится благодаря возвращению США в Парижское соглашение, но, насколько быстро все это произойдет, зависит от новой американской администрации.

На втором и третьем местах расположились инвесторы Японии и Великобритании с $81 млрд и $47 млрд соответственно. В обеих странах правительства выбрали целью снижение выбросов парниковых газов, а британские власти пообещали уже в нынешнем году прекратить любые иностранные инвестиции в проекты, связанные с ископаемым топливом. Но институциональные инвесторы пока не последовали примеру властей. Японский пенсионный фонд владеет акциями и облигациями угольной промышленности примерно на $29 млрд.

Банки загоняют в уголь

С тех пор как мировое сообщество приняло Парижское соглашение по климату, финансирование угольной промышленности банками не только не ослабло, но даже увеличилось. Вернее, кредитование снизилось, а вот прочие формы поддержки выросли. Если в 2016 г. поддержка банков составляла $491 млрд, то к 2019 г. — уже $541 млрд, а за первые 10 месяцев 2020 г. банки в разной форме предоставили угольным компаниям $456 млрд, на $3 млрд больше, чем за 10 месяцев 2019 г.

Из 88 банков, которые заявили о прекращении поддержки угольной промышленности, лишь четыре действительно приняли на себя серьезные обязательства. В большинстве случаев решения банков о прекращении участия в угольном финансировании содержат массу лазеек, сводящих на нет общий смысл подобных обещаний. Например, в апреле 2020 г. Citigroup заявила о прекращении финансирования угольных компаний к 2030 г. Однако в этом решении есть примечание, что под эту политику среди тех, кто добывает уголь, попадают лишь компании, имеющие доходы от добычи угля в размере 25% и выше. То есть, если это крупная компания, у которой есть несколько других направлений, приносящих большую прибыль, под эти ограничения она не попадет.

А первую тройку коммерческих банков, финасирующих угольные компании, составили японские банки: Mizuho ($22 млрд), Sumitomo Mitsui Banking Corporation ($21 млрд), Mitsubishi UFJ Financial Group ($18 млрд). За ними следуют американская Citigroup ($13,5 млрд) и британский Barclays ($13,4 млрд).

Еще одним видом поддержки со стороны банков является андеррайтинг (выпуск и продажа ценных бумаг инвесторам). В общей сложности 427 банков за отчетный период направили таким образом около $808 млрд угольным компаниям. В первой десятке только китайские банки, включая Industrial and Commercial Bank of China (37 млрд), China International Trust and Investment Corporation (32 млрд), Shanghai Pudong Development Bank (28 млрд), Bank of China (24 млрд) и China Everbright Group (23,7 млрд). Китайские банки ответственны лишь за 6% угольного кредитования в мире, однако на них приходится 58% андеррайтинга.

Россия играет в прятки

Будучи стороной Парижского соглашения, Россия подписалась под международными климатическими обязательствами. Крупные российские банки сегодня озабочены созданием экологического имиджа не меньше, чем западные. Значит ли это, что они не финансируют уголь? Нет. Скорее это означает, что они стремятся не привлекать внимание к своему участию в индустрии ископаемого топлива.

В списке 660 банков, участвовавших в финансировании угольной промышленности с октября 2018 по октябрь 2020 г., — 12 российских. Сбербанк занимает 88-е место с общим вкладом не менее $2,5 млрд (займы и андеррайтинг). За ним следуют ВТБ ($854 млн) и Газпромбанк ($477 млн). В списке также есть «Открытие» ($332 млн), ВБРР ($305 млн), Московский кредитный банк ($269 млн), Альфа-банк ($262 млн) и др.

В списке инвесторов, владеющих акциями угольных компаний по состоянию на январь 2021 г., среди российских организаций первенство у ВТБ (более $1,9 млрд). Российский банк занимает тут весьма высокое 109-е место из 4500 инвесторов. Следующий за ним российский участник — Российский фонд прямых инвестиций — на 1049-м месте со скромными $25 млн. Всего в этом списке 19 российских инвесторов.

Велик соблазн сделать вывод, что российские инвесторы далеко не самые плохие в мире, — и продолжить прежнюю жизнь. Однако GCEL создана не столько для того, чтобы обвинять, сколько для того, чтобы задать направление для инвесторов. Питер Кэшин, глава отдела климатического финансирования в Международной финансовой корпорации, оценил GCEL как уникальный ресурс, позволяющий инвесторам управлять климатическими рисками в их портфелях. Новые, более жесткие требования будут появляться в обозримом будущем не только к энергетическим компаниям, но и к финансирующим их инвесторам.

Российским банкам, попавшим в GCEL, следовало бы сосредоточиться не на попытках заработать экологический имидж за счет экономии бумаги в офисе, а на усилиях по прекращению поддержки угля. В противном случае, раньше или позже, они подвергнутся справедливой критике, за которой последуют плохие рейтинги. Возможно, здесь поможет опыт западных коллег, которые давно взаимодействуют с гражданским обществом в своих странах в выработке эффективной стратегии по отказу от финансирования ископаемого топлива.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.