Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Время чтения: 2 мин
Обновлено:

Чем дышит Россия. Часть 3

Власти регулярно повышают нормы содержания вредных веществ в атмосфере — так воздух в городах становится «чище»

Росгидромет не скрывает, что в городах страны неудовлетворительное качество воздуха. На самом деле оно еще хуже. Ведь чистота воздуха в России определяется в соответствии с нормативами — предельно допустимой концентрацией (ПДК) вредных веществ. Чем выше ПДК — тем лучше воздух. На бумаге.

В 1999–2018 гг. отвечающий за эти нормативы Роспотребнадзор несколько раз увеличивал значения ПДК, рассказывает эксперт Greenpeace Елена Васильева. К тому же снижался класс опасности веществ. Например, для метилмеркаптана (газ с резким запахом, выделяется свалками) предельно допустимая концентрация увеличилась за эти 20 лет в 660 раз. А для канцерогенного вещества винилхлорида значение среднесуточной ПДК повысилось в 30 раз (с 10 до 300 микрограмм на кубометр) только за один 2018 г., отмечает Васильева. Новое значение ПДК превышает уровень приемлемого канцерогенного риска в 26 раз.

В результате этой простой бюрократической операции число городов, где средние концентрации какой-либо примеси выше предельно допустимой концентрации, стало меньше на 14. Это признает и Росгидромет: резкое уменьшение таких городов не связано с улучшением состояния атмосферного воздуха, это результат изменения среднесуточной ПДК формальдегида в 2014 г. более чем в три раза, говорится в ежегоднике ведомства.

« Сейчас городов, где уровень загрязнения атмосферы оценивается как высокий и очень высокий, — 40. Если бы ПДК по формальдегиду не повышали, их было бы 98. »

Чем обоснованы резкие изменения гигиенических нормативов, Роспотребнадзор толком не объяснил, рассказала VTimes Васильева. Это также стало предметом обсуждения на специальном заседании Совета по правам человека при президенте (СПЧ). Роспотребнадзор заявил, что изменения для фенола и формальдегида основаны на комплексных исследованиях пяти организаций. Но три из них сообщили Greenpeace, что исследований не проводили, одна не ответила, а в НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды им. А. Н. Сысина рассказали, что проводили исследование только для винилхлорида в 2013 г., но эти материалы не были учтены при принятии решения об изменении ПДК. VTimes направили запрос в Роспотребнадзор и ожидают ответа.

Зато известно, что в обсуждении изменений ПДК принимают участие представители промышленных предприятий, продолжает Васильева. ТАСС со ссылкой на пресс-службу Московского нефтеперерабатывающего завода (МНПЗ) сообщал, что в 2013 г. МНПЗ «инициировал и профинансировал разработку норм ПДК в интересах всей нефтеперерабатывающей отрасли».

От ПДК загрязняющих веществ и прежде всего канцерогенов напрямую зависит не только здоровье людей, но и экологическая промышленная политика, переход на наилучшие доступные технологии и выплаты предприятий за выбросы, поступающие в бюджет, замечает Васильева.

Подход устарел

Оценка состояния окружающей среды на основании предельно допустимых концентраций — наследство советских времен, замечает директор Центра экономики окружающей среды и природных ресурсов Высшей школы экономики Георгий Сафонов. Но что это значит на практике? Например, объявляется о том, что в Нижнем Тагиле концентрация ртути достигла 3 ПДК, а завтра — 2,5 ПДК. Много это или мало? Что значит, что ПДК превышен, насколько это опасно? Все сводится к некоторым цифрам, совершенно непонятным ни населению, ни лицам, принимающим решения, констатирует он.

Современные методики базируются на оценке рисков для здоровья человека, рассказывает Сафонов: в долгосрочных эпидемиологических исследованиях выявляется зависимость между концентрацией вредных веществ и реакцией организма человека. Для каждого уровня дозы вещества в воздуха можно рассчитать, каков риск возникновения заболеваний (онкологических, астмы, бронхитов и др.) и преждевременной смертности.

« Вместо уровня ПДК должны быть даны оценки рисков смертности и заболеваемости, а также экономические оценки ущерба, на основе которых следует принимать управленческие решения, »

предлагает Сафонов.

Не всегда снижение выбросов снижает риски для здоровья. Например, крупные предприятия или электростанции могут располагаться вдалеке за территорией города, и ветер может уносить загрязнение от районов, где проживает население. Риски от таких источников могут оказаться значительно меньше, чем риски от выбросов автомобилей. В отличие от ПДК, методики оценки рисков (установление зависимостей «доза-ответ») совершенствуются очень часто.

Сегодня в мире просчитывают три вида «экологических» рисков:

  • риск для здоровья;
  • «энверанментальный» риск – для окружающей среды (если залили дизтопливом водоем, люди не пострадали, а экосистемы погибли);
  • экологический риск (воздействие на экосистемы, деградация и гибель флоры и фауны).

Манипуляции с показателями смертельно опасны

В 2004 г. бывший тогда главным санитарным врачом Геннадий Онищенко утвердил «Руководство по оценке риска для здоровья населения при воздействии химических веществ, загрязняющих окружающую среду»Оно должно было стать толчком для пересмотра старых санитарно-гигиенических правил и нормативов, ПДК в том числе.

Для канцерогенного риска руководство устанавливает верхнюю границу воздействия вещества, от которого в течение всей жизни вероятно развитие рака у одного человека из 10 000.

Однако оно не сработало — при изменении значений ПДК его не применяли. И если пересчитать по этому руководству действующие ПДК, то оказывается, что для 29 из 50 канцерогенных веществ допустимый уровень канцерогенного риска превышен в десятки, а для некоторых и в сотни раз, говорит Васильева. Это может приводить к дополнительным 2000 случаев онкологических заболеваний в год, предупреждает она.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.