Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Время чтения: 3 мин
Обновлено:

«Хотя бы половину таких, как Кудрин и Греф, в правительстве — жили бы в другой стране»

Документальный фильм о бывшем министре финансов России ищет ответы на вопрос, почему все вышло так, как вышло

Формально документальная работа «Крепость. История российского кризиса» — трехсерийный фильм о становлении новой российской экономики, рассказанный от лица ее главных героев и творцов. Но иначе как «фильм о Кудрине» его не называют.

Кино снималось к 60-летию Алексея Кудрина, автором идеи, продюсером и соавтором сценария стал хорошо знакомый и с ним, и со многими другими действующими лицами российской политики продюсер Алексей Боков.

За основу взяли книгу Евгении Письменной «Система Кудрина», но среди авторов сценария она не фигурирует. На прямой вопрос, насколько сильно различаются книга и фильм, ни Боков, ни Письменная не ответили, но очевидно, что изменений относительно первоисточника было много. Например, в фильме отсутствует хоть сколько-нибудь альтернативная точка зрения или мнение второй стороны. Письменная, профессиональный экономический журналист, долгое время проработавшая в ведущих российских и международных изданиях, ни в своих заметках, ни в книге  взглядов на вопрос под разными углами не избегала.

В фильме же повествование совершенно ровное. И жаль: Кудрин точно не худший из российских чиновников, многое из сделанного им действительно ценно для страны, и наличие оппонентов нисколько не умалило бы его заслуг. Наоборот. Случись из первых уст услышать версии оппонентов, было бы понятнее, в каких условиях работал Кудрин и с каким сопротивлением сталкивался, а его образ получился бы более сложным.

В «Крепости» же история рассказана от лица друзей, соратников или, как минимум, тех, с кем у Кудрина сейчас хорошие отношения. Это Герман Греф, Анатолий Чубайс, Эльвира Набиуллина, Михаил Мишустин, Антон Силуанов, Татьяна Нестеренко. Есть там и Дмитрий Медведев, из чего можно предположить, что разлад между ним и Кудриным преодолен. Экс-президент и премьер и нынешний зампред Совбеза последнее время редко появляется на публике, чем именно он занят, широкому зрителю не очень ясно. Но выглядит он вполне довольным жизнью и совсем не утратил навыка отвечать на любой, даже самый простой вопрос так артистично, что ответ производит впечатление отрепетированного. Но всех невольно затмевает главная звезда фильма — феерическая Белла Златкис, зампред правления Сбербанка, финансист и преподаватель, воспитавшая в Финансовом институте несколько поколений финансистов и называющая «моими мальчиками» половину экономической и банковской элиты страны. Именно она дает главную оценку юбиляру и его деятельности.

« Хотя бы половину таких, как Кудрин и Греф, в правительстве — жили бы в другой стране. »

Бэлла Златкис

Остальные высказываются в том же духе, иногда некоторым образом переводя стрелки за ошибки на соседа. Так, когда речь заходит о дефолте 1998 г., единственным виноватым объявляют Центробанк и его неправильную валютную политику. Это сильно вольная трактовка, но Сергею Дубинину (председатель ЦБ в 1995–1998 гг.) слова не дали, хотя он жив и наверняка имеет свой взгляд на предмет.

«А вы, если бы рассказывали о себе, тоже ведь говорили бы только хорошее?» — ответил мне один из авторов фильма на мою реплику, что некоторые оценивают ленту как слишком добрую. Я бы — да, совершенно точно говорила бы только хорошее. И остальных бы попросила. Но от фильма про министра финансов и создателя Стабилизационного фонда все же ждешь большей объективности. 

Как сказал Боков ТАСС, генеральной линией картины стало раскрытие героев с точки зрения человечности. Это понятное и совершенно уместное для биографии стремление, тем более когда базовая тема — не что-то само по себе зажигательное вроде моды или рок-музыки, а экономика: зрителя не удержишь нудным перечислением цифр. Но сюжетные линии «о Кудрине» и «о кризисе», к сожалению, не всегда сцепляются, отчего иногда создается впечатление, что попеременно показывают два разных фильма. Выходит, что для фильма «о Кудрине» слишком мало Кудрина, а для фильма «о кризисе» — слишком мало истории. Для тех, кто не помнит или не знает фактуры (подозреваю, что таких среди зрителей большинство), может так и остаться загадкой, что именно важного сделали младореформаторы в 1990-х и команда Кудрина в 2000-х.

Не знаю, как байопик о Кудрине, но хорошая документалка о кризисах 1998 и 2008 гг. точно нужна.

Но документальные фильмы важны не только для того, чтобы разобраться в прошлом, но и потому, что помогают лучше понять настоящее. И портрет современности у Бокова и команды вполне получился. Среди безусловных удач не только впервые рассказанные Грефом истории из периода, когда принимались новые правила налогообложения (в книге Письменной их нет), или важный и как штрихи к портрету Кудрина, и для понимания ситуации в стране эпизод про уголовное преследование заместителя Кудрина Сергея Сторчака. И даже не то, что удалось поговорить с важными фигурантами. Удача еще и в том, что задавались одни вопросы, а ответить получилось и на другие.

Сейчас активно идет дискуссия, почему Россия последнее время будто бы возвращается в прошлое. И обычно разворот связывают с деятельностью силового крыла. Но в «Крепости» популярность ностальгии неожиданно объясняют далеко не самые консервативные деятели страны. Даже у тех, кого причисляют к либералам и прогрессивным, глаза горят, только когда они говорят о прошлом. Может, кроме Германа Грефа — он все же хотя бы цифровизацией интересуется. А кто может вспомнить, чтобы, например, Анатолий Чубайс (или сам Кудрин) давал интервью о нынешнем с настоящим интересом к предмету, а не по долгу службы. Но когда речь заходит о выборах в Ленсовет, вступлении России в ВТО, введении нового налогообложения, погашении госдолга — слышится подлинное чувство. Даже о том, что в бюджете не было денег на выплату пенсий и закупку инсулина, о работе без сна и отдыха вспоминают так, что становится понятно: они все там. И не только потому, что там молодость. Там всё — надежды, вера в лучшее, ожидание, что вот-вот — и все получится.

Второй важнейший момент — почти случайная фраза Дмитрия Козака. Он появляется в фильме в буквальном смысле слова в двух кадрах, но успевает объяснить поражение Анатолия Собчака и его команды (в числе которой был и Кудрин) на выборах губернатора в Санкт-Петербурге в 1996 г.

« Мы были слишком честные, поэтому проиграли. »

Дмитрий Козак

Надо ли напоминать, что в той же команде играл и Владимир Путин. И это были последние проигранные им выборы. Вероятно, тогда он тоже сделал свои выводы — и про проигрыши, и про выборы. 

И если остановиться на том, что хороший документальный фильм  должен быть свидетельством эпохи, то в этом смысле «Крепость» — отличная работа.

Фильм «Крепость. История российского кризиса» 24 февраля появится в онлайн-кинотеатре Start

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.