Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Мнение
Время чтения: 2 мин
Обновлено:

На обочине энергоперехода: почему угольщики стали аутсайдерами рынка

Угольная генерация стала дороже альтернативной – и инвесторы потеряли к ней интерес

Во время пандемии коронавируса аутсайдерами рынка стали компании угольного сектора. С начала 2020 г. капитализация Peabody Energy и Arch Resources, двух крупнейших американских производителей угля, снизилась на 61 и 34% соответственно (до $375 млн и $726 млн, по данным Bloomberg на начало февраля), а австралийской Yancoal — на 9% (до $2,4 млрд). Потерь не избежали и ведущие азиатские угледобытчики: у индонезийской Adaro Energy капитализация за тот же период снизилась на 19% (до $2,8 млрд), у China Coal — на 16% (до $7 млрд), а у Coal India — на 40% (до $10,9 млрд). Для сравнения: капитализация Facebook по итогам прошедших 13 месяцев выросла на 25% (до $746 млрд), а Apple — на 69% (до $2,27 трлн).

За потерей потеря

В основе такого тренда — ухудшение финансовых показателей угольщиков. Если за первых три квартала 2019 г. чистая прибыль Peabody Energy составила $78,5 млн, а у Arch Resources — $242 млн, то аналогичный период 2020 г. компании закончили с убытком в $1,74 млрд и $266 млн соответственно (здесь и далее — данные Bloomberg, если не указано иное). У Coal India к октябрю 2020 г. накопленная чистая прибыль снизилась в годовом выражении на 21% (до $397 млн), а у China Coal и Adaro Energy — на 29% (до $594 млн) и 73% (до $109 млн).

И виной тому — фронтальное падение цен: на ключевом европейском узле Амстердам — Роттердам — Антверпен форвардные котировки угля с поставкой на месяц вперед упали в 2020 г. в среднем на 19% (до $51,5 за тонну), а в австралийском Ньюкасле — на 20% (до $65,1 за тонну). Помимо пандемии, остудившей практически все сырьевые рынки, спад вызвало снижение спроса на уголь: в 2019 г. — всего на 0,8%, зато в 2020 г. — сразу на 4,7%, по предварительной оценке Международного энергетического агентства (МЭА). Спрос на энергетический уголь падал еще быстрее (на 4,9% за 2020 г.), чем на коксующийся, сырье для черной металлургии (на 3,5%).

В 2019 г. выработка электроэнергии из угля, по данным BP, снизилась во всем мире на 2,6%, а в странах ОЭСР — на 12,7%. В пандемию процесс пошел еще быстрей: к примеру, в Европейском союзе (ЕС), по подсчетам исследовательского центра Ember, угольная генерация в 2020 г. уменьшилась на 20%, а ее доля в структуре общей выработки электричества — до 13%, почти вдвое ниже, нежели в 2015-м (25%). В США, где в предкризисном 2019 году доля угольной генерации опустилась до минимума за десятилетие (23% против 45% в 2010 г., по данным Управления энергетической информации, EIA), за первые 11 месяцев 2020 г. угольная генерация уменьшилась в годовом выражении на 22%.

Конкуренция издержек

Удешевление технологий альтернативной энергетики вкупе с платежами за выбросы углекислого газа сделали угольную генерацию в Европе неконкурентоспособной: в 2019 г., по оценке МЭА, удельная стоимость выработки электроэнергии в ЕС на угольных станциях ($130 на 1 МВт ч) была более чем вдвое выше, чем на солнечных панелях и наземных ветряках ($55 на 1 МВт ч). Именно это — главная причина снижения доли угольной генерации в Европе и стремительного прироста суммарной доли солнечной и ветровой (с 13% в 2015 г. до 20% в 2020 г., по данным Ember). В США, где угольную генерацию вытесняет газовая (ее доля за 2010–2019 гг. выросла с 24 до 38%, по оценке EIA), работает та же конкуренция издержек: выработка из угля в Штатах на треть дороже, чем из газа ($75 против $55 на 1 МВт ч)

Европейский и американский рынки будут все менее привлекательными для поставщиков угля: мало того что угольная генерация в Европе и США относительно дорога, так еще и доля их в глобальном потреблении угля всего 9% — в то время как у Китая — 66%! (Данные МЭА.) По базовому прогнозу МЭА на 10 лет, конечное потребление угля в Европе будет снижаться в среднем на 1,8% в год, а в США — на 0,7% в год. Но ненамного лучше для производителей дела будут обстоять в Китае и Японии, где конечный спрос в период до 2030 г. будет ежегодно снижаться на 1,6 и 1,8% соответственно. Быстрорастущими рынками в регионе останутся только Индия и страны Юго-Восточной Азии, которые будут наращивать конечное потребление в среднем на 2,6 и 2% в год.

Путь из трясины

Борьба за сжимающиеся островки растущего спроса будет в ближайшие годы определять глобальное развитие угольной отрасли. Это, собственно, и отпугивает инвесторов, которым важна уверенность в ее долгосрочных перспективах. А потому компаниям приходится выкручиваться, будь то за счет вывода с рынка собственных акций (как это делают Peabody Energy и Arch Resources, суммарно потратившие с 2016 г. на выкуп $2,17 млрд) или же скупки активов в более перспективных секторах. Вовсе не случайно канадская Teck Resources приобрела компанию SunMine, владеющую парком солнечных станций в провинции Британская Колумбия, а китайская Shenhua Group стала владелицей ветряного парка, принадлежавшего греческой Copelouzos Group.

Для российских производителей это означает сужение возможностей для IPO (до кризиса СУЭК допускала, что проведет первичное размещение акций), а также ужесточение конкуренции на премиальном азиатском рынке, где расширить присутствие им может помешать дефицит железнодорожной инфраструктуры, необходимой для экспорта угля на Восток.

Но это уже другая история.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.