Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Мнение
Время чтения: 2 мин

Мнение. Налоги в обмен на власть

Снижение зависимости людей от государства повысит спрос на власть

Кризис — время, когда растет роль государства и зависимость людей от него. Кризисно-пандемический 2020-й, разумеется, исключением не стал. Рост этой финансовой зависимости зафиксировал и Росстат — по его предварительным данным, доля социальных выплат в доходах населения в 2020 г. выросла с 18,9 до 21%, а от предпринимательства и от собственности снизилась с 6 до 5,2% и с 5,1 до 4,3% соответственно.

Эти цифры, повторюсь, неудивительны, и неудивительны они вдвойне: финансовая зависимость населения от казны растет уже долгие-долгие годы — хоть в спокойные, хоть в кризисные. Уже давно доля доходов от бизнеса — на постсоветских минимумах, социальных выплат — на максимумах, и тренд этот наблюдается все правление Владимира Путина: вклад бизнес-доходов в 2000 г. был 15,2% и с тех почти непрерывно сокращался. Как ни смешно, но даже в 1970-м он был лишь вдвое ниже, чем в 2020-м, а в 1990-м — 3,7%. То есть и в этом смысле тоже мы стремимся в советское прошлое. Да и вклад социальных выплат в доходы в СССР был ниже, чем сейчас: 12,6% — в 1970-м, 16,3% — в 1985-м, а расти он начал тоже почти неуклонно после 2007 г. Вот она, иллюстрация делового климата и патерналистской модели.

Безусловно, изменение структуры доходов объясняется в очень значительной мере наращиванием социальной поддержки — повышались пенсии, пособия, МРОТ и проч., запускались масштабные программы стимулирования рождаемости. Росли и суммы пособий, и охват ими семей. Безусловно, тренд связан и с демографическими факторами — старением населения. Конечно, многие предприниматели получают доход в виде зарплаты. А при изучении статистики нужно делать поправку на то, что методика Росстата корректировалась, данные пересматривались. Тем не менее тренд налицо: каждый пятый рубль люди получают от государства в виде поддержки, все меньшую часть доходов они получают от собственности и от бизнеса.

Но и эти огромные деньги — а на социальную политику государство, по прогнозам Минфина, будет в ближайшие годы тратить по 12 и более процентов ВВП, или по 15–16 трлн руб., — проедаются неэффективно. Распределяются среди нуждающихся и не нуждающихся. По данным Счетной палаты, с 2014 по 2018 г. около 20% малоимущих домохозяйств находились за пределами соцполитики, не получая никаких выплат.

Впрочем, дело не только в том, кто получает или не получает помощь, но и сколько получает. Ведь кому-то, чтобы выбраться из официальной бедности, не хватает немного, а кому-то нужна существенно большая сумма.

Решение проблемы очевидно уже давно — повышать адресность социальной поддержки, чтобы ее получали именно нуждающиеся — как в виде прямых выплат, так и в виде налоговых льгот. По оценкам правительства, с которыми знакомились VTimes, чтобы полностью устранить монетарную бедность, нужно около 700 млрд руб. в год, но из-за недостаточной адресности потребовалась бы несопоставимо большая сумма — 5 трлн.

Нельзя сказать, что адресность не развивается, — многие меры направлены на поддержку наиболее уязвимого перед рисками бедности населения, семей с детьми, бедных семей. Правительство обсуждает сейчас критерии нуждаемости, в том числе помощь людям, которые трудятся, но не могут прокормить себя; собирается рассчитать, сколько потребуется семьям для выхода из бедности; постепенно вводится социальный контракт. Но для этого государство должно «знать своего клиента». То есть за повышение эффективности поддержки придется заплатить увеличением контроля, что внесет вклад и в обеление экономики. Не напрямую — вряд ли люди откажутся от зарплаты в конверте ради пособия, — а через накопление информации о населении и повышение эффективности государства. То есть деньги в обмен на контроль.

Увеличение же эффективности помощи позволит в конечном счете сократить потребность в ней, то есть зависимость от государства. В свое время в Пермском крае была программа с очень правильным названием — «От пособия к зарплате».

Разумеется, все это сработает, если государство будет не просто раздавать, но и создавать удобные механизмы легализации, такие как, например, налоговый режим для самозанятых. О развитии рынка труда, повышении правовой и социальной защищенности, создании социальных лифтов, развитии рынков сбыта для предпринимателей и проч. можно и не говорить — это ключевые ингредиенты обеления экономики, да и экономического роста.

Как государство удовлетворяет запрос на справедливость

Но у снижения зависимости от государства (а именно это, повторюсь, одна из ключевых задач соцподдержки) и тем более у обеления экономики, которое сопровождается ростом налоговых выплат, будут политические последствия. Налоговые платежи увеличивают спрос с государства: платная услуга всегда должна быть качественнее бесплатной (хотя все услуги государства на самом деле платные). И спрос не только на сервис, но и на свободу — свободу слова, политической конкуренции, свободу от репрессий и беспредела, спрос на представительство во власти. То есть, как говорил Александр Лившиц про бизнес и налоги: «делиться надо». Так вот и властью за налоги надо будет поделиться. Такое вот representation for taxation.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.