Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Мнение
Время чтения: 3 мин
Обновлено:

Мнение. Дело о 500 миллиардах рублей

Надо накапливать избыточные доходы федерального бюджета и быстро их раздавать

Недавняя «утечка» информации, будто в послании к Федеральному собранию Владимир Путин намеревается объявить то ли о 500 млрд, то ли о 580 млрд руб. «вертолетных денег», которые правительство направит на повышение доходов граждан, вызвало массу комментариев.

  • Одни эксперты прямо связали это решение с прошедшими в конце января протестными акциями, решив, что президент «покупает» доверие граждан.
  • Другие сочли это первым актом рутинной государственной благотворительности в преддверии выборов в Государственную думу.

Но тут Дмитрий Песков оперативно опроверг информацию иностранного источника, подчеркнув: «нет разовых сумм, о выделении которых власти могут заявить в ближайшее время». Последнее заявление кажется мне не вполне убедительным — и не только потому, что в правительстве сочли необходимым подчеркнуть, что «соцподдержка россиян носит долгосрочный и системный характер», но и потому, что начало года отмечено «разнонаправленными» новостями: с одной стороны, эпидемия коронавируса постепенно начинает идти на спад, а цены на основные российские товары уверенно растут (нефть сейчас уже находится на годовых максимумах); с другой стороны, инфляция несколько ускоряется, а падение реальных располагаемых доходов по итогам прошлого года стало самым значительным за последние четыре года. В такой ситуации щедрый шаг со стороны властей был бы своевременным и ненакладным, тем более что в последние недели многие авторитетные источники — и среди них даже агентство Fitch — отметили, что в текущем году государству придется дополнительно раскошелиться на своих подданных.

Пора поддержать

Попробуем «принять к сведению» слова президентского пресс-секретаря и оценить, в какой степени мера поддержки (500 млрд руб.) могла быть адекватна существующим в стране проблемам и насколько она способна поддержать как граждан, так и экономический рост.

Первые комментарии касались оценки якобы предложенной суммы в отношении к ВВП России, и таковая составила от 0,5 до 0,55%, что сравнительно немного, если вспомнить $2 трлн (9,7% ВВП), «распечатанные» в США весной прошлого года. Сравнение не вполне верно: на выплаты населению, не считая пособия по безработице, тогда было потрачено «всего» $300 млрд, а $1200, полученные зарабатывающими менее $75 000 в год гражданами, — это около 4,2% их ежегодного медианного дохода, что выглядит довольно скромно.

В российской ситуации нужно учитывать, что номинальные доходы населения в 2019 г. составили около 60 трлн руб. и около половины этой суммы пришлось на 20% самых высокооплачиваемых граждан. Если распределить даже 500 млрд руб. среди остальных, прибавка составит около 1,6% годового дохода, что, несомненно, ни для кого не станет лишним и что можно лишь приветствовать.

Пора скупердяев

Стóит принимать во внимание и более широкий контекст. В США в 2019 г. реальные денежные доходы населения не снижались: в декабре 2019 г. в среднем $45 400 — против $45 200 в декабре 2018 г.), экономика находилась в фазе устойчивого роста, а поддержка властей в период пандемии обеспечила дальнейший рост благосостояния и в 2020 г. (по предварительным данным, реальные располагаемые доходы выросли на 2,8%). Эта картина во многом схожа с той, что стала итогом деятельности Владимира Путина на посту премьер-министра в 2009 г., когда реальные доходы граждан выросли на 3,0% несмотря на падение ВВП на 7,9% (Россия тогда стала единственной страной двадцатки, где эти показатели изменились разнонаправленно). Сейчас ситуация иная: реальные доходы по итогам прошлого года снизились на 3,5%, а инфляция имеет тенденцию к росту, составив по итогам января 5,2% в годовом исчислении. Цены на товары, потребляемые бедными слоями населения, растут быстрее — и поэтому добавка в 0,х% годового дохода в таких обстоятельствах мало что поменяет.

Макроэкономические пропорции вливание в экономику 500 млрд руб. в нынешней ситуации также изменить не сможет: эти деньги лишь отчасти компенсируют гражданам эффект январской и февральской инфляции, но вряд ли придадут серьезный стимул оживлению потребительского рынка (на котором в начале года уже наметился тренд к снижению спроса на товары длительного пользования, да и ипотеку граждане стали брать менее охотно). Мы видим и другие источники потенциального роста цен, так что, вероятнее всего, подобный пакет помощи вообще не будет замечен ни потребителями, ни рынком. Поэтому не исключено, что Кремль окажется прав, если в итоге откажется от его реализации, — в нынешней ситуации, учитывая опыт прошлого года, лучше вообще не давать ничего, чем выступать в смешной роли скупердяя.

Пора раздать

Но прямые денежные вливания могли бы стать актуальными — и вовсе даже не в связи с приближающимися выборами. Главная задача правительства — запуск экономического роста, инструментов пока не так чтобы много. Снижение ключевой ставки Банка России, о желательности которого заговорил даже МВФ, вряд ли радикально повлияет на ситуацию: деньги в банковской системе сейчас есть, и препятствием для инвестирования являются не высокие ставки, а отсутствие привлекательных и быстро окупаемых бизнес-проектов. Отмена коронавирусных ограничений будет иметь очень незначительный эффект, так как уже к концу прошлого года большинство из них были de facto отменены. Поэтому увеличение доходов населения, которое помогло добиться их возвращения хотя бы на уровень 2019 г., могло бы стать как важным психологическим моментом, так и реальным триггером экономического роста. Простые расчеты показывают, что минимальной суммой, которая могла бы произвести нужный эффект, являются те самые потерянные 3,5% денежных доходов, что составляет около 2 трлн руб.

Конечно, это большая сумма, но есть шанс на то, что в этом году бюджет сможет ее осилить. Как известно, согласно расчетам на 2021 г., он сбалансирован исходя из цены на нефть в $43,3 за баррель. Сейчас цена барреля уже $61, и оживление глобальной экономики будет толкать ее вверх до того момента, как при котировках выше $65 за баррель оживится американская сланцевая нефтедобыча и начнут, вероятно, пересматриваться договоренности со странами ОПЕК. Между тем среднегодовая цена на нефть в $63–65 за баррель при курсе около 75 руб. за доллар обеспечит дополнительные бюджетные поступления в пределах 1,8 трлн. руб. Вполне вероятное падение курса до 77–79 руб. к концу года добавит к этой цифре еще 300–350 млрд. Таким образом, задача переломить семилетний тренд снижения реальных доходов граждан выглядит сейчас вполне решаемой.

Пора заплатить

Что следовало бы сделать ради ее достижения? Ввести временное бюджетное правило, при котором избыточные доходы бюджета не направляются в фонд национального благосостояния, а накапливаются на специальном казначейском счете и ежеквартально распределяются среди граждан. В зависимости от объема дополнительных поступлений могут изменяться как суммы ежеквартальных выплат, так и минимальный уровень доходов получателей (то есть средства могут распределяться среди большего числа граждан). Эта система, на мой взгляд, резко изменит отношение населения к власти, сняв массу обвинений в пренебрежении его интересами; она прозрачна и не привязана к решению политических задач; наконец, она не ставит под сомнение ранее проводившуюся политику накопления резервов и не приводит к дополнительному росту государственного долга. Во многом она даже отвечает на призывы многих политических сил к своего рода «левому повороту», предполагающему распределение среди населения доходов от природной ренты, и тем самым воплощает для правящих кругов очевидную «игру на опережение».

Возьмет ли правительство данную стратегию на вооружение? Вряд ли. Но, как и всегда, наше дело — предложить.

Есть ли надежда на рубль

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.