Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Время чтения: 3 мин
Обновлено:

«Санкционное меню» уже крайне богато

Экономисты не ждут жестких санкций против России. А мягкий вариант не страшен

VTimes опросили экспертов о рисках введения санкций в отношении российской экономики и последствиях для нее. Большинство не ждут жесткой реакции США и ЕС на приговор Алексею Навальному. Даже если санкции будут введены, российский госдолг и отдельные секторы экономики они вряд ли затронут, а мягкий вариант будет нейтральным для рынков.

Дмитрий Долгин, главный экономист ING по России и СНГ:

— Политические риски начали восприниматься инвесторами более остро еще с середины 2020 г. С этого момента рубль начал ослабевать по сравнению с валютами других развивающихся рынков и сырьевых стран. Если курсы их валют к доллару выросли, то рубль ослаб на 6%. Это реакция на возросшие политические и санкционные риски, этим можно объяснить и сдержанную реакцию инвесторов сейчас.

Оттока иностранных инвесторов из ОФЗ не происходит. За 2020 г. в денежном выражении их доля в бумагах даже выросла. С начала 2020 г. притока иностранцев нет, но те, кто уже держат бумаги, санкций не боятся. Риск их введения в большей степени ограничивает приток, чем приводит к увеличению оттока. Для экономики это означает увеличение стоимости долга и влечет негативные структурные последствия.

Дмитрий Полевой, директор по инвестициям «Локо-инвеста»:

— В США «санкционное меню», из которого можно выбирать, уже крайне богато. США могут ввести персональные блокирующие санкции по обвинениям в нарушении прав человека и коррупции, есть закон CAATSA/CRIEEA, охватывающий энергетические проекты, вопросы коррупции и киберпреступлений, есть акт CBW, по которому вводятся санкции за применение химического оружия. В зависимости от решения администрации США может быть выбран путь от практически безболезненных для экономики санкций — персональные санкции против чиновников и приближенных к Кремлю бизнесменов — до более жестких ограничений, затрагивающих суверенный госдолг или крупнейшие секторы экономики, в том числе финансы, энергетику, технологии и транспорт.

В базовом сценарии мы по-прежнему не ждем жестких финансовых и секторальных санкций. Кейса Алексея Навального и нарушений прав человека может оказаться недостаточно для их введения, кроме того, для серьезных санкций потребуется координация с ЕС, где консенсус пока вряд ли возможен. В этом смысле показателен опыт Белоруссии — много слов, мало действий, а роль России в мире на порядок больше. Ограничения на рублевый госдолг так же пока не выглядят реальными из-за неизбежных потерь для глобальных инвесторов. Наконец, любые жесткие санкции — это прежде всего удар по экономике и людям, а не правящей «элите». Все может ограничиться персональными санкциями, которые будут нейтральны для экономики и рынков.

Исаак Беккер, международный финансовый консультант:  

— Сам факт посадки Алексея Навального, при всей драматичности этого события, вряд ли способен оказать ощутимое влияние на инвестиционный климат в России. Все дело в возможных санкциях со стороны США и Европы. Если они будут носить формальный характер, т. е. идти в ряду запретительных мер, начатых еще в 2014 г., когда была принята стратегия  наращивания давления, в расчете, что в какой-то точке Россия сломается и пойдет на уступки, то влияние на инвестиционный климат будет минимальным.

Стоит опасаться санкций, связанных, например, с запретом проводить операции в долларах, продажи золота, ограничениями на экспорт газа и нефти, запретом на покупку любых ОФЗ. То есть речь идет о чем-то подобном последнему санкционному «залпу» по Ирану, после чего его позиция стала более мягкой. Но деньги зарубежных компаний уже сейчас идут в Россию с «открытыми глазами» и только в том случае, когда им обеспечен доход, значительно превосходящий то, что они могут заработать у себя дома. При этом зарубежные инвесторы, как правило, всегда закладываются на дополнительные риски, возможные потери и затраты, которые они могут понести.

Олег Богданов, ведущий аналитик QBF:

— Без сомнений, отправка оппозиционного лидера в места не столь отдаленные инвестиционный климат в стране не улучшит. Кроме макроэкономических проблем как внутренних, так и иностранных инвесторов пугают и растущие политические риски. Теперь на кону стоит социально-политическая стабильность в стране, которую наверняка будут пробовать на прочность санкциями. В ближайшее время стоит ждать неприятные варианты санкций, таргетирующие «Северный поток — 2», рынок ОФЗ, участие российских банков в системе SWIFT. Можно только надеяться, что наши власти просчитывают все экономические и политические последствия.

Владимир Тихомиров, главный экономист BCS Global Markets:

— Риск введения санкций высок, вопрос в том, какие именно они будут. В курс рубля уже заложены санкционные и политические риски, не считая рисков введения санкций против госдолга. Еще в 2018 г. американский минфин рассматривал такой вариант и признал, что решение ударит по иностранным инвесторам, в том числе американским. Рынок также не закладывает в свои решения риски введения жестких санкций. Но больший вред для экономики несет сохраняющаяся неопределенность. Возможно, разговоры о введении санкций продолжатся, но сами санкции так и не будут применены, однако угроза их введения куда более вредна для экономики и рынков, чем конкретные меры.  

Гендиректор консалтинговой группы «Личный капитал» Владимир Савенок:

Я думаю, что не открою Америку, если скажу, что суд скажется очень негативно на инвестиционном климате. Это касается и прямых инвестиций, и инвестиций на фондовом рынке. После всего произошедшего с Навальным очевидно, что развитые страны (США и Европы) не останутся в стороне и наверняка введут санкции.

Последствия санкций просты:

  • уход инвесторов с российского фондового рынка (именно инвесторов, а не трейдеров, для которых российский рынок станет интересным из-за повышенной волатильности). Это неизбежно даже при том, что российский рынок уже многие годы дешевле рынков других развивающихся стран — инвесторы любят предсказуемость и спокойствие в стране.
  • ограничения в поставках новых технологий в Россию. Как следствие — уменьшение прямых инвестиций в Россию. И конечно же, в первую очередь пострадают те компании, которые используют зарубежные технологии…

Со временем шум успокоится и инвесторы начнут потихоньку возвращаться на рынок. Но большие и чистые деньги не любят идти туда, где не очень хорошо пахнет (Очень уж много разных скандалов произошло в России за последние годы). Поэтому я не жду большого притока инвесторов до тех пор, пока не завершится холодная война между Россией и развитым миром.

Вспоминая историю… Еще в 90е годы Уоррен Баффет поучаствовал в инвестировании в совместное предприятие в России. И, несмотря на то, что Баффет считал, что «страна никуда не денется, никуда не денется и нефть», этого нельзя было сказать о российской политической системе. И риск не покрывался никаким запасом прочности. После этого неудачного столкновения с российской политической системой он зарекся когда-либо еще инвестировать в Россию.

Похоже, что основными инвесторами станут свои российские бизнесмены…

 

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.