Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Мнение
Время чтения: 2 мин
Обновлено:

Мнение. Откуда взялись «злобные спекулятивные хомячки»

Их породили действия центробанков: они не справляются с обеспечением финансовой стабильности

Многоуважаемый Владимир Миловидов, под чутким руководством которого я имел честь трудиться в течение нескольких лет на благо финансового регулятора, увидел в атаках сообщества WSB (WallStreetBets) на акул Уолл-стрит формирование новой модели финансового рынка. Несмотря на приятные воспоминания о совместной работе, не могу с ним согласиться.

GameStop или Start the game. Что стоит за одной из крупнейших манипуляций в истории

Разные ценности

Возведение массового спекулятивного интереса в категорию «система новых общественных ценностей» неожиданно, а смешение этого интереса с принципами устойчивых финансов и вовсе невероятно. В действительности система ценностей, лежащая в основе стремительного роста устойчивых финансов (мировой объем ответственных инвестиций за 2006–2019 гг. вырос с $7 трлн до $86 трлн), противоположна краткосрочному спекулятивному интересу. Одним из основных элементов концепции устойчивых финансов кроме упомянутого сочетания стремления к прибыли со стремлением к экологическому и социальному благополучию является формирование долгосрочной стоимости. Эта концепция предлагает ряд мер, направленных на повышение горизонта инвестирования, которые, в случае их реализации, могут серьезно сократить привлекательность краткосрочных спекуляций.

Поставили в угол

Описывая взлет котировок GameStop, многие используют термин «шорт-сквиз», но в данной ситуации важно, что он наступил в результате корнера. Именно так называется острый дефицит доступных бумаг, чаще всего возникающий в результате нацеленной на создание такой ситуации скупки. Шорт-сквиз же — это ситуация, когда игроки, занявшие короткую позицию (продавшие бумаги, которые они одолжили у брокера), опасаясь дальнейших потерь от роста курса акций, начинают сокращать позиции, откупая бумаги.

Шорт-сквиз далеко не всегда является следствием корнера, но в случае GameStop было именно так. 15 января суммарная короткая позиция по этим акциям составляла 121% от общего числа этих акций в свободном обращении, что однозначно указывает на корнер как первопричину шорт-сквиза. Именно в таких ситуациях движение курсов может быть наиболее мощным — на этом, собственно, и строится выбор акций для атаки WSB и других «мелких сетевых хищников». Найдя актив с корнером, они начинают рэмблинг — массированную скупку с целью увеличения цены.

Если уж искать в произошедшей атаке множества мелких спекулянтов на инвестиционные фонды идеологию (что, на мой взгляд, совсем не обязательно), то я бы, скорее, согласился с другим ветераном российского финансового рынка, Евгением Коганом, который назвал Джорджа Сороса «идеологическим отцом этого шоу» — организованной манипуляции. Но и здесь требуется большая оговорка — Сорос, выбирая мишень для атаки, опирался на фундаментальный анализ, что отсутствует в «шоу» WSB и им подобных.

Семь бед — один ответ

К сожалению, за всеми этими поисками идеологии мало кто рассуждает о фундаментальных причинах происходящего. С этой точки зрения, спекулятивные атаки «хомячков» — прямое следствие денежно-кредитной политики крупнейших центральных банков. Обе ее нынешние особенности (в сравнении с политикой предыдущего почти столетия — ненормальности) — большое количество эмитируемых денег и низкие ставки — кардинально увеличивают возможности формирования пузырей на рынках финансовых активов. Эти деньги ищут себе применение и находят его в первую очередь на финансовом рынке, тем более в условиях стагнации реального сектора. Низкие ставки предопределяют экстремально высокое значение теоретической стоимости ценных бумаг и некоторых других финансовых активов (использование простейших, «из учебника», версий расчета такой стоимости может уводить ее в бесконечность).

Центральные банки, на большинство которых после 2009 г. возложена функция обеспечения финансовой стабильности, оказались явно не готовы к выполнению этой функции. Ведущие центробанки в своих докладах неизменно повторяют, что они видят уязвимости финансовой стабильности, в том числе сильную переоцененность многих активов, но продолжают политику количественного смягчения, видимо, полагая, что они успеют «перевернуться» до некоторого «критического» момента. В данном случае под критическим моментом понимается рост инфляции. Все центральные банки, таргетирующие инфляцию, заявили, что будут сворачивать политику количественного смягчения только после устойчивого превышения инфляцией некоторого уровня.

Но наряду с низкими темпами роста потребительских цен наблюдается раскрутка «инфляции активов», которая при проведении монетарной политики сейчас не принимается во внимание. Похоже, что одновременно обеспечивать ценовую и финансовую стабильность центральные банки в современных условиях неспособны. Более того, рассуждая о финансовой стабильности, многие из них до сих пор видят только один ее риск — ликвидности банковского сектора. Соответственно, они знают только один инструмент обеспечения финансовой стабильности — кредитование коммерческих банков центральными, т.е. еще большее вливание денег в финансовую систему. Только недавно начали появляться представления о рисках финансовой стабильности как комплексе рисков, которые затрагивают не только и не столько банковский сектор, сколько небанковские финансовые организации и финансовые рынки в целом. Но сколь-нибудь консенсусного представления об инструментах противодействия этим рискам пока не существует.

Все более актуальными становятся вопросы, затрагивающие основы институциональной и функциональной организации финансового регулирования. Целесообразно ли совмещать в одном органе таргетирование инфляции с обеспечением финансовой стабильности? Должна ли монетарная политика иметь финансовую стабильность в качестве цели? Какие политики, кроме монетарных и пруденциальных, могут использоваться для поддержания финансовой стабильности? Именно эти вопросы будут задавать дискуссию о финансовой стабильности в ближайшее время, и от ответов на них будет зависеть решение проблемы «злобных спекулятивных хомячков».

 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.