Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Время чтения: 5 мин
Обновлено:

До весны – без массовых выступлений: слит ли протест

Оправдан ли временный отказ от митингов, рассуждают эксперты и оппозиционеры

Руководитель региональных штабов Алексея Навального Леонид Волков огласил стратегию штабов и Фонда борьбы с коррупцией на то время, пока сам политик будет находиться под стражей. По интернету же мгновенно разлетелась лишь та часть, в которой объявляется, что новых митингов в ближайшее время не будет. Это вызвало горячие споры среди сторонников: протест слит — или просто защищают людей? VTimes публикуют выдержки из речи Волкова, из которой очевидно, что контекст ситуации несколько иной, а также приводят мнения оппозиционеров и экспертов, правильную ли политическую стратегию избрали в ФБК.

Леонид Волков, руководитель региональных штабов:

— Мы находимся меж двух огней. С одной стороны, сотни и тысячи людей пишут и говорят — надо выходить еще и выходить на более решительные действия, никакого мирного протеста не может быть, они нас бьют, мы должны отвечать <…>. С другой стороны, нас критикуют за другое — зачем вы выходите второй раз подряд, было же уже понятно после первого, что всех арестуют, что протест выдохнется <…>.  И все сходятся в оценке, а все равно все будет как в Белоруссии: выходи ты, пытайся бороться с ОМОНом — тебя изобьют, не выходи — будет как в Белоруссии и Путин останется у власти. Такая выученная беспомощность, которой Путин нас пытается научить.

Что делать? В какую сторону мы пойдем? Мы пойдем другим путем.

Мы принципиально и навсегда остаемся в рамках мирного ненасильственного протеста. Мы забрались сейчас на вершину очень серьезного морального превосходства. Огромное количество людей сомневающихся, далеких от политики до сих пор, были вдохновлены, напуганы, задеты, морально вовлечены во всю эту драматическую историю про отравление-возвращение-арест. Симпатии десятков миллионов новых людей сейчас на нашей стороне, это очень важно, и мы не имеем права это потерять.

Мне пишут в чатике — мирные митинги ни к чему не приведут. Что значит ни к чему не приведут?! Они уже привели к тому, что Путин предстал моральным банкротом в глазах десятков миллионов людей, которые смотрели в эфире, что он готов своими штурмовиками избивать мирных протестующих. Митинги 23 и 31 января показали, что нас много <...>. Мирный протест так и побеждает — потихоньку к нему присоединяются новые и новые люди и хоп — оказывается, что нас большинство, а их меньшинство. Вы посмотрите на сегодняшние левадовские рейтинги — там просто провал. От него будет отворачиваться его окружение, от него будут отворачиваться силовики, ему все сложнее будут даваться выборы. Это путь, который может занять несколько лет, но именно в этом и заключается наш план. Алексей Навальный, возвращаясь в Россию и когда мы с ним все это обсуждали, оставил вполне четкие инструкции. И штаб Навального сейчас действует в соответствии с этим планом.

Мирный протест — это не только митинги! Форм есть огромное количество.

Мы открываем второй фронт — внешнеполитический.

Многие сравнивают наши протесты с белорусскими, но эти аналогии не совсем верны. Белорусские протесты начались после выборов, у нас же выборы — только впереди.

Дальше если мы будем выходить каждую неделю — мы будем получать еще тысячу арестованных и сотни избитых, и будет парализована работа штабов, и будет невозможна работа по выборам уже за просто так. Это не то, что мы хотим, это не то, чего Алексей от нас просит. Алексей просит нас сконцентрироваться на осени. Доставать его из тюрьмы мы будем прежде всего внешнеполитическими методами, взяв путинских дружков за одно место и действуя на них через их деньги, через наш санкционный список, по которому уже работает и европейская и американская администрация, которые да, теперь понимают, что на Путина надо воздействовать вот так, брать его за то, что он ценит, а деньги он ценит.

Это не значит, что мы вообще отказываемся от митингов. Мы будем пытаться их проводить, но не каждую неделю, мы хорошо подготовим и проведем что-то большое и весной, и летом. У нас никуда не денутся поводы, никуда не денутся требования.

Участвуйте в «Умном голосовании» на выборах в Госдуму этой осенью. Это именно то, к чему бы сейчас призывал вас Алексей Навальный при каждом удобном случае, в том числе за это Путин приказал ФСБ отравить Алексея. Эти выборы — важнейшие со времен президентской кампании 2018 г., и нам всем предстоит много работы, которую надо начинать уже сейчас. Например, обучить 200 000 наблюдателей.

Илья Гращенков, руководитель Центра развития региональной политики:

— Продолжать их сейчас и вправду мало смысла. Оппозиция мобилизовала массу людей, и собирать их постоянно значит привести к выгоранию (как в Хабаровске и Минске), а так они его законсервируют до лета — старта избирательной кампании в Госдуму. К тому времени и Запад определится, что они готовы противопоставить «делу Навального», новые санкции или какие-то переговоры с Россией. Сейчас уже начались какие-то движения, возможно, что они продолжатся.

Кроме того, Навальный готовился сесть в тюрьму, а значит, должен чем-то удивить: новым расследованием или каким-то давлением на российскую власть извне. Ведь есть какая-то запланированная драматургия: возвращение — посадка в тюрьму — что дальше? Конечно, молодежь разочарована сворачиванием протеста, ей хочется обострения, как в Белоруссии, чтобы он разрастался вширь, все больше людей выходило и — победа. Но в чем победа? Вряд ли в уличной активности, она должна во что-то конвертироваться, в те же честные выборы например. Значит, логично «отдохнуть» до старта кампании в Госдуму. А в это время, видимо, какие-то новые инфоповоды могут появиться.

Аббас Галлямов, политолог:

— С точки зрения стратегии решение правильное. Ситуация еще не настолько революционная, чтобы начинать митинговать каждый день или каждую неделю.

Но вот с точки зрения формы… Заявление мне кажется ошибочным, Волкову надо было сделать акцент на том, что ФБК будет делать, а не на том, чего не будет. Подробный рассказ о стратегии до сентября. Не надо было давать повода для заголовков «Волков заявил, что митингов не будет».

В Хабаровске и Белоруссии, например, люди выходили каждую неделю. Раз люди начали выходить — значит, революционная ситуация была. Не революционеры выводят людей на улицы. Они просто подводят под это идеологическое обоснование. Не формируют, а оформляют протест. Сейчас, думаю, люди сами не выйдут. Чтобы после таких избиений начали выходить — это вот уже должно накипеть очень серьезно.

Такие заголовки и разговоры, мол, слили протест, принципиально ситуацию для ФБК не изменят, это ухудшит положение только в смысле эмоций на ближайшее время, глобально — нет.

Александр Пожалов, политолог:

— После акций 31 [января] и 2 февраля я уже прогнозировал, что непосредственно уличный протест пойдет на спад с точки зрения его массовости и регулярности, но зато усилится радикализация действий с обеих сторон — как правоохранителей, так и тех, кто какое-то время продолжит выходить на улицу. Собственно, своим заявлением Волков признал очевидное. К тому же сейчас под угрозой разгрома и региональная инфраструктура протеста, связанная с ФБК и его активистами: большинство из них находятся под административным арестом.

Но самое главное — это то, что протесты последних двух недель не были протестами именно за Навального, вопреки тому, в чем свои аудитории пытаются убедить как госпропаганда, так и штаб Навального. Навальный, его фильмы и события вокруг него — это лишь краткосрочный повод и триггер для протестов, его эмоциональное воздействие быстро сходит на нет. А подлинной причиной протестов было нараставшее весь прошлый год у экономически и политически активной части общества раздражение в адрес власти, обострившееся восприятие ее неискренности, некой оторванности от жизненных реалий этой сужающейся социальной группы, неготовности вести диалог с носителями другой точки зрения и учитывать их выбор (в том числе через легальные формы политического участия, через выборы — вспомним демонстративный арест хабаровского губернатора Сергея Фургала и «обнуление» таким образом Москвой собственного политического выбора хабаровчан). 

Такое раздражение в крупных городах никуда не денется, а только усилится. Власть и своими действиями на силовом поле прямо сейчас плодит множество новых недовольных среди непричастных к активистам «внесистемной оппозиции» людей. Своей информполитикой власть тоже будет усиливать это раздражение — ведь госпропаганда пытается маркировать всех недовольных как сторонников Навального-иноагента. Видя такое поверхностное к себе отношение, недовольные сильнее уверятся в том, что власть не готова их рассматривать как самостоятельную политическую группу.

Дальше, весной-летом, это раздражение будет прорываться по другим поводам — в случае каких-то локальных протестов и городских конфликтов, резонансных уголовных дел против лидеров не из политической среды, наконец, в ходе парламентских выборов. Потому что пока есть явные признаки того, что власть готова провести выборы в режиме жесткой фильтрации кандидатов (многие из задержанных активистов до выборов подпадут под дадинскую статью, которая запрещает баллотироваться) и сугубо технологического обеспечения заданного результата, а не политико-идеологической борьбы за образ будущего. А команда Навального, естественно, будет пытаться подпитывать это раздражение своими медийными инструментами и рассчитывать на новые ошибки власти.

Борис Макаренко, президент Центра политических технологий:

— Волков переоценивает собственную значимость. Не Волков организует протесты, не за Волкова люди выходят на протесты. Развитие протестов и деятельность Волкова между собой имеют крайне мало общего. Точка.

Николай Рыбаков, председатель партии «Яблоко»:

— Протест невозможно остановить. Люди ведь протестуют против несменяемости власти, против беззакония и обнуления Конституции. Поэтому желание людей протестовать будет расти — им надоела такая атмосфера в России. А в какой форме будет протест — это другой вопрос. Самое результативное — это сентябрьские выборы в Госдуму. Чтобы в Думе появилась партия, представляющая гражданское общество. Власть научилась бороться с уличным протестом. Но на выборах она проиграет.

Дмитрий Гудков, экс-депутат Госдумы:

— Думаю, все правильно. Потому что нужна передышка людям. Мне кажется, пока вышла не настолько критически серьезная масса людей, чтобы сейчас можно было бы переломить ситуацию. Продолжать с такой численностью — подвергать людей риску. Это может привести к деморализации, а сейчас перевес на стороне власти. Людям надо переварить этот дворец, пообсуждать, появятся, возможно, новые расследования. Если говорить про протесты, они чаще проходят на фоне конкретных событий, я так понимаю, что у штабов план активизироваться ближе к выборам в Госдуму.

Я чувствую состояние людей. Многие почувствовали силу, но нужна передышка. Продолжение протестов приведет к тому, что все более-менее возможные кандидаты не дойдут до выборов. Юлия Галямина уже не может участвовать. Тогда никакой игры не будет на выборах в Госдуму.

Ну и людям сейчас надо помогать. Мы все сейчас этим занимаемся, адвокатов ищем, пиарим кошельки «ОВД-инфо» и других.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.