Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Мнение
Время чтения: 2 мин

Мнение. Школьникам нужен честный разговор, а не комиссары

Иначе они действительно вывалятся на улицы и станут объектом манипуляций

Появление «советника директора школы по воспитанию» я воспринимаю как признание непрофессионализма самого директора. Это унизительно. Что же я за педагог, если мне нужен какой-то советник по воспитанию? Такого педагога нужно гнать из профессии в шею.

Грамотный учитель является еще и классным руководителем. И на уроках, и вне уроков он ведет воспитательную работу, она входит в его обязанности. Существуют такие должности, как организатор внеклассной работы, он организует экскурсии, походы, театральные фестивали. Возникает вопрос: зачем мне нужен комиссар?

Предполагается, что эти люди в отличие от профессиональных педагогов умеют разговаривать с детьми на одном языке, интересуются их компьютерными играми… В подтексте очень простая вещь: именно они работают со школотой, чтобы та не выходила на митинги. Но если посторонние дяди и тети начнут лезть детям в душу, кроме смеха это ничего не вызовет и едва ли они смогут найти с ребятами контакт. Есть понятия «школьники», «тинейджеры» — откуда же взялась «школота»? Это сленговая вещь, которая означает «малолетние придурки», «недоумки», которые только списывать способны. Самая отсталая, отстойная часть школьников. И когда возник разговор, что школота выйдет на улицы и надо сделать так, чтобы школа и родители за это отвечали, появился еще один новый термин — политическая педофилия.

Все это вызывает аллергию по той простой причине, что запретный плод всегда сладок. Никакие запретительные меры не действуют и действовать не будут. С детьми надо говорить серьезно, по-взрослому. Нет запретных тем для бесед. А когда мы пытаемся уйти от разговора, получается эксцесс.

Сам я против того, чтобы дети участвовали во всяких массовых сборищах, у меня есть негативный опыт участия в событиях августа 1991 г. Какие-то молодые люди, не школьники, те, к счастью, были на каникулах, накинули брезент на щели БТР, а другие молодые люди с перепугу стреляли. В результате «никто не хотел умирать», потом — торжественные похороны, Герои Советского Союза… Кто теперь помнит фамилии этих героев и что творится с их матерями?

Чтобы подобного не происходило, с детьми надо разговаривать. У нас же в политическом пространстве идет речь исключительно о запретительных мерах: тащить и не пущать. Министерство просвещения, кстати, выступило и с другой, очень хорошей инициативой: устраивать метаэкзамен как входной билет на ЕГЭ, где дети должны продемонстрировать умение корректно вести дискуссии, отличать фейковые новости от реальности, суждения от фактов, не делать выводы на основе одного факта. Это очень важная компетенция — развитие критического мышления, чтобы подростки умели защищаться от манипуляции. Это нужно и детям, и взрослым, и учителям. Уже сегодня в передовых школах даются «перевернутые уроки» — берется какой-то исторический факт, изучаются архивные документы, высказываются различные точки зрения. Разворачивается дискуссия, и учитель выступает в роли модератора этой дискуссии. Следит, чтобы дети не переходили на личности, чтобы они аргументированно спорили. Это выгодно отличается от телевизионных ток-шоу, где взрослые солидные люди поливают друг друга помоями.

Я с грустью и смехом наблюдал за тем, как наша уполномоченный по правам ребенка сказала, что на востоке страны дети выходили митинговать за Навального наравне со взрослыми. Сложилось ощущение, что чуть ли не детский сад вышел с горшками на передовую и обливал из них ОМОН. А это фейк! Он был слеплен одной дамой во Владивостоке, никакой проверке его официальное лицо не подвергло и, грубо говоря, влипло. Поэтому, с одной стороны, надо давать ликбез по критическому мышлению, с другой — продолжается обсуждение поправок в закон об образовании, где просветительская деятельность должна подвергаться цензуре. Чиновники не просветителей в школу приводят, они претендуют на то, что бога за бороду взяли и их единственная точка зрения — правильная. Но внутри страны есть историки, которые имеют совершенно разные точки зрения на происходящее. И почему я не имею права пригласить иностранных специалистов на урок? Мы стали свидетелями какого-то глобального страха, беспомощных попыток повернуть время вспять. Америку можно открыть, но закрыть ее уже нельзя.

Как говорил Репетилов, «шумим, братец, шумим». С детьми надо разговаривать честно. Иначе мы потеряем уважение. Иначе дети из школ действительно будут вываливаться на улицы и становиться объектами манипуляции — всевозможных политиков и недобросовестных людей.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.