Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Мнение
Время чтения: 3 мин
Обновлено:

Можно ли бить женщину ногой в живот

Обществу нужно найти общий язык и захотеть помочь жертвам нападения

Много-много лет назад, еще школьницей, на Московском кинофестивале я посмотрела французский фильм «Нет дыма без огня», который потом у нас шел под названием «Шантаж». Там главного героя, боровшегося в своем городке против продажного мэра и его подручных, компрометируют, распространяя фотографии, на которых якобы изображена его обнаженная жена, участвующая в оргиях. Совершенно ясно, что жена, которую играла Анни Жирардо, ни в чем таком замешана не была, но соседи сразу же начали говорить: «Нет дыма без огня». Потом герой подал в суд, и суд пришел к выводу, что фотографии подлинные.

«Все не так просто»

Очень хорошо помню, как я была озадачена. Как же так? Фотографии явно подделанные, а суд принимает такое странное решение. Увы, за прошедшие с тех пор десятилетия (и, в частности, за последние недели) я хорошо узнала, что суды могут принимать ооооочень странные решения, заседать прямо в отделении ОВД, как будто и не подозревая о разделении властей и независимости судебной власти, смотреть на неопровержимые доказательства и не видеть их, ну и так далее и тому подобное. А еще я знаю, что сегодня можно сделать такие фотографии и такие видео, которые будут выглядеть ну совсем как настоящие, таковыми на самом деле не являясь.

Что ж, добро пожаловать в мир постправды и фейкньюс. Сегодня по любому поводу можно сказать: «Ну, это они придумали». Дворец? Да нет никакого дворца. Съемки? Да это все фотомонтаж. Ершик? Какой такой ершик?

Невероятно удобно. Не хочешь верить, вали все на постправду. Рассуждай о том, что сегодня никому верить нельзя, что «все не так просто», что надо еще проверить, да и вообще, по телевизору-то совсем другое говорят. В тот момент, когда я пишу эту статью, фильм о путинском дворце набрал 100 млн просмотров. Похоже на то, что на многих зрителей (на большинство? на всех?) произвела впечатление не только сама информация, но и то, как блистательно она была найдена, проанализирована и рассказана нам. Я как историк не могу не восхититься высочайшим качеством проведенного расследования, которое, на мой взгляд, как раз и обеспечивает убедительность. 

«По телевизору говорили»

На днях я занималась спортом в Серебряном Бору. После тренировки ко мне подошла симпатичного вида старушка и стала расспрашивать, что за спортклуб эту тренировку проводил. После чего, мгновенно переключившись с обсуждения милой женщины-тренера, она спросила меня, видела ли я вчера по телевизору, какой ужас Навальный учинил с детьми. Я ответила, что телевизор не смотрю, все видела «вживую» и никаких выведенных обманом на улицу детей не было. «Так по телевизору же говорили?» — искренне удивилась она.

Иногда я с ужасом думаю, что подобный ответ вообще закрывает какую-либо возможность настоящего разговора. Телевизор. Точка. Говорили. Точка. Всегда удивляюсь, читая на фейсбуке посты, которые начинаются примерно так: «А вот я хочу спросить тех, кто верит телевизору…» — дальше обычно идут остроумно сформулированные ехидные вопросы, насмешки, аргументы, может быть, вполне убедительные. А где эти люди, которые верят телевизору? Читают ли они эти аргументы? Под постом появляются одобрительные соображения единомышленников, может быть, появляется парочка троллей, разгорается спор. Бабушка, переживающая за детей, которых крысолов-Навальный увел неизвестно куда, продолжает гулять по Серебряному Бору, и ничего в ее жизни не меняется.

И как легко было бы сказать, что дело только в заскорузлых старушках, не умеющих заходить в интернет. В 2013 г., перед выборами мэра Москвы, я разговаривала с молодой девушкой, которая должна была работать наблюдателем. «В вузе меня считают зомбированной», — сказала она. Вот так вот. Мы их считаем зомбированными, а они — нас. Мы насмехаемся над их сборищами, высказываниями, демонстрациями, митингами, а они — над нашими.

Сколько человек из них, услышав предложение Владимира Соловьева наградить омоновца, пнувшего женщину ногой в живот, с этим согласились? Я не знаю. Сколько человек верят, что оппозиционеры ставят вокруг себя живое кольцо из детей? Я не знаю. Как общаться с такими людьми?

Надо ужаснуться

Один вариант — если хочешь сохранить хорошие отношения с другом детства, старушкой, встреченной в парке, родственниками, сидящими с тобой за одним столом, — избегай подводных камней. Обсуждай погоду, детей, здоровье, общих знакомых. Ищи такие темы, которые вас сближают, а не разделяют. Звучит приятно, но меня почему-то от такой перспективы с души воротит. К тому же очень часто ни мы, ни они не хотим ограничиваться мирными темами, сами лезем в бой — и вот уже семейный праздник превращается в скандал.

Другой вариант — «хождение в народ» — спокойное, последовательное, с фактами в руках объяснение своей позиции, попытка «открыть глаза». Это вроде бы самое правильное дело, но как же это тяжело — и морально, и просто физически — говорить, говорить и натыкаться на стену непонимания. Я вообще-то большую часть жизни этим занимаюсь — развиваю у своих учеников критическое мышление, учу их не принимать все автоматически на веру. Может быть, благодаря этому где-то что-то сдвинулось на сантиметр. Уже здорово! Но хочется-то большего!

Что еще? Ждать, когда «холодильник победит телевизор»? Пока такой победы не видать. Жрать нечего, зато Крым наш. Лекарств детям не хватает, это заграница виновата… Надеяться на то, что когда-то телебашня перейдет в наши руки и тогда, конечно же, у них глаза откроются сами собой? Это, кстати, самый реалистичный вариант — телебашня, она могучая. Вот только когда это будет? И дело даже не в этом — а если потом телебашню опять кто-то отнимет? Тут-то глаза у всех опять закроются?

Вообще, наверное, лучшим вариантом было бы объединение большинства граждан нашей страны вокруг какой-то действительно светлой идеи: не в радости из-за отнятого у соседей полуострова и не в футбольном угаре, а вокруг того, что действительно людей может сделать лучше, — помощи людям, культуры, образования. Вспоминаю, как в 2012 г. все, независимо от политических убеждений, бросились помогать Крымску, пострадавшему от наводнения. Неужели такое возможно только после катастрофы?

Я не знаю. Но уверена, что честные и мыслящие люди в большинстве случаев могут найти общий язык. И что бы они ни думали про Путина, его дворец, Крым, ОМОН и другие актуальные для нашей жизни вещи, они должны ужаснуться, увидев, как молодой парень бьет женщину ногой в живот. Просто ужаснуться и захотеть помочь. И тогда все начнет меняться.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.