Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Время чтения: 2 мин
Обновлено:

2020-й – худший для экономики России с 2009 года

Но результат оказался куда лучше ожиданий

Из статьи вы узнаете:

Прошлый год, который принес глобальной экономике самый резкий спад со времен Второй мировой войны, для России оказался не таким страшным, как ожидалось. ВВП страны сократился на 3,1%, сообщил первую оценку Росстат. Это максимальный спад с кризиса 2009 г., когда ВВП сократился сразу на 7,8%, но правительство готовилось к более сильному падению — на 3,9% и в базовом, и в консервативном прогнозе.

Парадоксально, но в 2020-м именно слабость российской экономики, то есть ее отсталая структура, оказалась ее силой. Доля сектора услуг и малого бизнеса, сильнее других пострадавших в кризис, незначительна по сравнению со многими развитыми и развивающимися странами. Зато бюджетный сектор — больше, что ограничивало потери. Поддержали рост социальных расходов бюджета, смягчение денежно-кредитной политики, стимулирование кредитования, снятие большей части карантинных ограничений в конце II квартала, замещение зарубежного туризма внутренним — перечисляют аналитики ЦБ в бюллетене «О чем говорят тренды» (их точка зрения может не совпадать с официальной позицией ЦБ).

Помог также отскок цен на нефть, констатирует BCS Global Market Владимир Тихомиров, еще один фактор — гособоронзаказ. В конце года обрабатывающая промышленность начала расти, но, исходя из открытых данных статистики, причин для такого роста нет, объясняет Тихомиров.  

Самым сильным падение было в секторах ресторанного бизнеса (на 24,1%), культуры (11,4%) и транспорта (10,3%). Финансовые и информационные услуги, спрос на которые даже увеличивался во время ограничений, наоборот, выросли на 7,9% и 0,2% соответственно. Благодаря снижению ставок и программам господдержи рос спрос на ипотеку, объясняет Тихомиров. Это поддержало и строительный сектор.

Оценки ВВП могут еще меняться и в лучшую сторону, замечают аналитики ЦБ, отсылая к истории пересмотров в бюллетене «О чем говорят тренды». Впрочем, он был выпущен до распространения оценки Росстата.

Основной вклад в спад ВВП в 2020 г. внесли сокращение инвестиций и снижение потребления домохозяйств. Они уменьшились сразу на 8,6% и 6,2% соответственно — вклад в сокращение ВВП составил, соответственно, 4,4 и 1 п.п., оценивают экономисты «ВТБ капитала». Поддержала экономику переориентация с потребления импортных услуг на внутренние — если импорт сократился сразу на 13,7%, то экспорт — только на 5,1%. Чистый экспорт поддержал динамику ВВП на 1,5 п.п., госрасходы – на 0,7 п.п., подсчитали они.

Падение инвестиций оказалось более серьезным, чем ожидалось, обращает внимание главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. И перед началом кризиса экономика испытывала острую потребность в инвестициях. В 2011–2019 гг. они росли в среднем всего на 1,9%. Пока падение инвестиций не дотягивает до максимальных спадов двух предыдущих рецессий в 2009 и 2015 гг., но нынешний кризис отличается от всех остальных, предупреждали экономисты Центра развития Высшей школы экономики.

Такое сильное сокращение доли инвестиций в ВВП все больше отдаляет экономику от новой модели роста, предупреждает Орлова. С точки зрения изменения структуры экономики этот год можно считать потерянным, заключает Тихомиров. 

Несмотря на мягкую денежно-кредитную политику, инвестиционная активность в 2021–2022 гг. будет оставаться сдержанной, пишут аналитики ЦБ:

  • неопределенность остается высокой;
  • инвестпрограммы системообразующими предприятиями уже сокращены, и для их пересмотра потребуется время;
  • малому и среднему бизнесу непросто получить кредиты.

Отскока не будет

Уже в IV квартале экономика «встала на паузу» из-за усиления ограничений, связанных с ростом заболеваемости коронавирусом, пишут аналитики ЦБ. То, что экономика упала не так сильно, как ожидалось, точно не облегчит задачу быстрого восстановления в 2021 г., предупреждает Орлова. Восстановительный рост 2021 г. — это отражение спада в 2020 г., поэтому в 2021 г. рост будет не таким сильным, как ожидалось. Если распространение коронавируса не ускорится, а мировая экономика будет быстро восстанавливаться, то российская — вырастет на 3,3% в 2021 г. и на столько же в 2022 и 2023 гг., ждет Минэкономразвития. Если риски реализуются, то экономика не будет расти быстрее 3% все три года. МВФ ждет роста российской экономики в 2021 г. на 3%, а в 2022 г. — на 3,9%.

У кризиса будут долгосрочные последствия, пишут аналитики ЦБ, например, часть изменений в структуре спроса и производства станут постоянными, а это снизит потенциал экономики на период подстройки к новым условиям. Люди могут предпочитать сохранять сбережения, отказывая себе в некоторых услугах, прежде всего «контактных». А работодатели могут экономить на офисах, так как «опыт массового перехода на удаленную работу в ряде сфер указал на отсутствие потери эффективности в рабочем процессе». Это, в свою очередь, повлечет снижение спроса на транспортные услуги, услуги общепита и проч.

Опасность этого кризиса в том, что в отличие от 1998 и 2009 гг. экономика не сможет быстро вернуться к прежнему уровню, предупреждал руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич. Производства во всех странах будут восстанавливаться неравномерно, а быстро выйти из кризиса смогут лишь страны, изменившие структуру производств. В итоге с преодолением кризиса экономика вернется к темпам роста в 1,5–2%, перемежая небольшой рост кризисными спадами в шоковые периоды, предупреждали эксперты в докладе фонда «Либеральная миссия».

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.