Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Мнение

Время чтения: 4 мин

Мнение. Танцы пропагандистов вокруг 125 блокадных грамм

Голод в Ленинграде – не проявление героизма, а трагическое следствие неэффективности власти

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

В России в нынешнем году прошла очередная акция «Блокадный хлеб». Как сообщают СМИ, волонтеры раздавали ломтики хлеба, символизировавшие блокадный паек, проводились уроки памяти в школах. По замыслу инициаторов действа, оно должно напомнить ныне живущим «о беспрецедентном преступлении нацистов, а также великом подвиге и мужестве мирного населения блокадного Ленинграда».

Объявление 125 блокадных грамм символом мужества выглядит двусмысленно, подвиг и героизм — это осознанная готовность к жертве собственной жизни ради высокой цели. Миллионы ленинградцев стали мучениками вне зависимости от своего желания.

Власти не ждали немцев так скоро

Голод в Ленинграде был вызван совокупностью многих обстоятельств. До войны в Кремле негативно относились к эвакуации крупных городов. Это сказалось и на планировании вывоза жителей из Ленинграда. Подготовленные в 1932–1934 гг. планы его «разгрузки» устарели, что отразилось на эвакуации жителей и снабжении города продовольствием в те два месяца, что прошли с начала войны и до перерыва сухопутного сообщения со страной в конце августа. Власти Ленинграда и Кремль не предполагали столь быстрого прорыва противника к городу.

Весной 1941 г. в Ленинграде и пригородах жило около 3,2 млн человек. Примерно 46% — незанятое население, в том числе дети и пенсионеры. После начала войны к ним добавились сотни тысяч беженцев. К началу войны муки в городе с учетом экспортного зерна было на 52 дня, крупы — на 89 дней, мяса — на 38 дней, растительного масла — на 29 дней.

Опубликованные документы показывают, что вывоз ленинградцев в тыл шел медленно. В отчете городской эвакуационной комиссии указано: до конца августа 1941 г. на восток отправили более 650 000 человек. Однако из 395 000 детей, вывезенных в казавшиеся безопасными районы, более 175 000 вернулись обратно из-за наступления нацистов. 22 и 23 августа, незадолго до прекращения движения по железной дороге, в Ленинград не подали вагонов для вывоза людей, хотя в другие дни вывозили более чем по 23 000 жителей.

Введение выдачи продуктов по карточкам с 18 июля несколько снизило их потребление. Рабочие получали в месяц 2 кг крупы, 2,2 кг мяса и мясопродуктов, 1 кг рыбы, 800 г жиров, 1,5 кг сахара и кондитерских изделий. Служащие — 1,5 кг крупы, 1,2 кг мяса, 800 г рыбы, 400 г жиров, 1,2 кг сахара. Дети — 1,2 кг, 600 г, 500 г, 400 г и 1,2 кг соответственно. Это в 1,5–2 раза меньше среднего довоенного потребления. Однако существенной экономии не получилось.

До начала блокады в Ленинград доставили 84 000 т муки и менее 7000 т картофеля и 30 400 т овощей. Осенний завоз был сорван: в 1940 г. в город привезли в 35 раз больше картофеля и в 5 раз больше овощей.

11 сентября нормы выдачи продуктов повторно снизили (хлеба — до 500 г в день рабочим, до 300 г служащим и до 200 г детям). К 12 сентября запасов муки и зерна еще оставалось на 35 дней, крупы и макарон — на 30 дней, мяса — на 33 дня, жиров — на 45 дней. Уничтожение Бадаевских складов сыграло негативную роль, но не было решающим. Авторы труда «Жизнь и смерть в блокадном Ленинграде. Историко-медицинский аспект» (СПб, 2001) писали: «В предвидении будущих событий можно было бы еще в первые недели войны эвакуировать большее число детей и других неработоспособных жителей города. Могли и должны были быть созданы большие запасы продовольствия в надежно охраняемых складах».

После прорыва немецкой армии к южному берегу Ладожского озера и выходу финнов к «старой» границе в кольце блокады оказалось более 2,8 млн жителей Ленинграда и пригородов, в том числе более 400 000 детей.

Смертное время

После перерыва сухопутного сообщения с Большой землей эвакуация жителей и доставка продовольствия были затруднены. До ледостава по Ладожскому озеру вывезли 33 479 жителей, еще более 35 000 — авиацией. Наиболее тяжелая ситуация сложилась после захвата нацистами Тихвина 8 ноября (освобожден Красной армией 9 декабря): пришлось строить новую дорогу в обход. Нормы выдачи продовольствия быстро сокращались. Часть горожан надеялась на значительные, по уверениям городских властей, запасы продуктов и не имели ресурсов, чтобы пережить перерыв снабжения.

Сталин, его окружение и власти города надеялись решить проблему снабжения Ленинграда и эвакуации жителей, прорвав блокаду. Однако немецкие войска отразили атаки Красной армии на коридор вдоль Ладоги.

Последствия блокады ощущались уже в ноябре 1941 г.: из 11 000 погибших мирных ленинградцев более 9000 умерли от голода. В декабре в городе началось «смертное время», писал покойный автор книги «Блокадная этика», историк Сергей Яров. Люди пытались подкормиться суррогатами: столярным клеем, кожами и жмыхом, отлавливали домашних животных, голубей и других птиц. Надежды на серый рынок оказались призрачными. Попытки поживиться остатками урожая на полях и огородах в пригородах пресекались.

« Съели жареную кошку, было очень вкусно! »

Выписка из дневника ленинградского школьника 4 декабря 1941 (хранится в Музее обороны и блокады Ленинграда)

Паек горожан сократился с 20 ноября до мизера, не обеспечивавшего минимума физиологических потребностей: 250 г хлеба для рабочих, 125 г для служащих и иждивенцев. Мало того: хлеб в ноябре и декабре выпекался наполовину из примесей, другие продукты поступали редко.

Кремль и Смольный растерялись. Идея снабжать город по льду Ладоги верхи оценили скептически. Когда вопрос передали Сталину, он одобрил идею, но сделал пометку на документе: «Предупреждаем Вас, что все это дело малонадежное и не может иметь серьезного значения для Ленинградского фронта», писал историк Никита Ломагин.

Надежды на прорыв блокады, связанные с успехом под Тихвином, не сбылись. Снабжение ухудшалось. 11 декабря распоряжением городских властей остатки топлива из домовых и больничных котельных вывезли на единственную работавшую электростанцию, муки голода дополнил пронизывающий холод (зимой 1941/42 г. морозы достигали минус 35 градусов).

Вывоз жителей Ленинграда планировалось продолжить с началом регулярной работы Ладожской ледовой трассы. 6 декабря Военный совет фронта планировал ежедневно отправлять на Большую землю по 5000 человек. Однако 8 декабря эвакуацию прекратили и возобновили только 22 января. Трудно оценить, скольким горожанам это решение стоило жизни.

Узнав о прекращении эвакуации, люди пытались спастись самостоятельно. Походным порядком и неорганизованным автотранспортом за период с конца декабря до 22 января 1942 г. эвакуировались 36 118 человек. Один из очевидцев, Георгий Макогоненко, писал:

Матери и жены, едва державшиеся на ногах, спасали своих детей и мужей. Закутав и запеленав их всем теплым, что было в доме, усадив их на салазки, они начали свой страдный путь <…> Их не пускали на лед, терпеливо объясняя, что не дойти им до другого берега <…> Отчаявшиеся умудрялись самовольно уходить и мимо нас — другие замерзали в пути.

Обещали, но не дали

Смягчения голода ждали долго. Увеличение нормы выдачи хлеба до 350 г рабочим и 200 г остальным жителям с 25 декабря не подкрепили ресурсами. «Начиная с 3-й декады декабря 1941 г. <…> кроме хлеба население никаких продуктов не получает», — сообщало облуправление НКВД. Повторное повышение нормы с 24 января (400 г рабочим, 300 г служащим, 250 г иждивенцам и детям) при скудной выдаче иных продуктов мало улучшило положение. В донесении от 10 февраля уточнялось: в январе населению не выдали 889 т жиров из положенных 1362 т, 1095 т мяса из 1932 т, 1373 т кондитерских изделий из 2639 т.

Каждый месяц «смертного времени» имел свою жуткую примету: «пеленашки» (трупы, завернутые в простыни) на санках в декабре, неубранные тела в январе и трупы, сложенные в штабеля, в феврале, писал Яров.

Жертвами блокады стали, по разным оценкам, от 600 000 до 1,5 млн мирных жителей Ленинграда и пригородов. Нет сомнений, что ключевые виновники бедствий — нацисты, организовавшие блокаду Ленинграда, усугубившие голод обстрелами и бомбардировками городских кварталов. Но свою долю ответственности за голодную смерть несут и руководители СССР и Ленинграда, не создавшие условия для своевременной эвакуации жителей в тыл и доставки продовольствия в город.

Стремление выдать страдания миллионов ленинградцев и жителей пригородов за осознанный подвиг выглядит попыткой отвлечь ныне живущих от вопроса о причинах блокады и ответственности руководителей СССР за трагедию Ленинграда и ее жертвы. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.