Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Время чтения: 4 мин
Обновлено:

Банки заработали 1,6 трлн рублей в пандемийный год

Этот год тоже может стать хорошим, ожидает ЦБ. Но доходность будет снижаться, предупреждает S&P

«Банки очень достойно прошли кризис», — заявил журналистам директор департамента обеспечения банковского надзора ЦБ Александр Данилов. И это заметно: за минувший год сектор заработал 1,6 трлн руб. — это на 6% меньше рекорда 2019 г. На самом деле ситуация не столь идиллическая: более точно, по мнению Данилова, ее отражает медианное сокращение, а оно из­-за резервирования составило около 30%. 

Заработали банки в основном за счет роста чистого процентного и комиссионного доходов: он помог им практически перекрыть расходы на отчисления в резервы в 1,5 раза (до 1,2 трлн руб.).

Остальные показатели выросли: активы, кредиты, вклады. Несмотря на снижение доходов, ставок, переток средств на фондовый рынок и рост наличных на руках у людей, средства населения в банках за год выросли на 2,4 трлн руб. – до 32,8 трлн руб.

Что с вкладами

Очищенный от валютной переоценки, рост составил 4,2%, посчитал ЦБ.

При этом популярность разных счетов заметно отличалась, следует из его данных. Депозиты физлиц за год сократились на 1,68 трлн до 21,2 трлн руб. Зато текущие счета за это время прибавили более 4,1 трлн руб., достигнув 11,6 трлн руб. – на них приходится треть всех средств населения в банках.  Значительно выросли также счета эскроу – с 137 млрд до 1,2 трлн руб. на фоне активных продаж квартир на первичном рынке, пишет ЦБ. 

В условиях неопределенности люди стремились держать средства «под рукой»., отмечает начальник управления «Сбережения» ВТБ Максим Степочкин (его слова приводятся в релизе банка), а околонулевые ставки по в валюте привели к тому, что клиенты , как правило, не пролонгировали валютные вклады. Доля валютных сбережений (подробных данных о них в обзоре нет) выросла с за год с 19,6% до 20,7%. Во многом это результат падения рубля: за год курс доллара вырос на 19%, евро – на 31%.

В острую фазу пандемии люди стали снимать наличные (их объем в обращении за год вырос на 2,8 трлн руб.), а также уходить в альтернативные инструменты из-за снизившейся доходности вкладов, говорится в обзоре. Средняя ставка по рублевым вкладам на срок свыше года, по подсчетам ЦБ, снизилась на 1,3 п.п., до 4,15% годовых. А брокерские счета частных инвесторов только с января по сентябрь прибавили 1,2 трлн руб.

В этом году средства населения в банках тоже могут увеличиться на уровне инфляции, считает старший аналитик рейтингового агентства НКР Егор Лопатин. Прирост останется в пределах 5-6%, прогнозирует директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Людмила  Кожекина, продолжится переток средств на текущие счета.

Что с кредитованием

Корпоративные кредиты выросли в 2020 г. на 9,9% до 44,7 трлн руб. (5,8% в 2019 г.). Этим банки помогли экономике и заемщикам легче перенести острую фазу кризиса, предоставив ресурсы тогда, когда они были наиболее необходимы, говорится в обзоре ЦБ.

За год ипотечный портфель (с поправкой на секьюритизацию) вырос почти на 25% (в 2019 г. — 20%). Дело в снижении ставок и запущенной в апреле госпрограмме льготной ипотеки под 6,5%: банки выдали по ней уже более 1 трлн руб.

Рекордный спрос выявил и ряд побочных эффектов, в частности — быстрый рост стоимости жилья (за 9 месяцев 2020 г. – около 10,5% на фоне сокращения доходов населения), а это в значительной степени нивелирует выгоду для заемщиков от низких ставок. Кроме того, банки стали выдавать больше кредитов с низким (менее 20%) первоначальным взносом: 35% от выдач в III квартале 2020 г. по сравнению с 28% во II квартале. В кредитовании на покупку жилья на первичном рынке (а льготы распространяются именно на эту часть) эта доля выросла еще больше: до 40% с 24%.

А вот темпы роста потребительских кредитов в 2020 г. снизились более чем вдвое — до 9,2%. Очевидно, что из­-за неопределенности, связанной с пандемией, банки снизили долю одобряемых кредитов, но и население, вероятно, тоже осторожнее брало новые потребительские кредиты, не будучи уверенным в сохранении уровня доходов и, как следствие, возможности обслуживать долги, отметил ЦБ.

Что с качеством кредитов

Быстрый рост кредитования сделал незаметным рост плохих долгов: они росли, но портфель рос еще быстрее (ЦБ называет это эффектом знаменателя). Сильного ухудшения кредитного качества не произошло, отмечает регулятор: доля проблемных и безнадежных ссуд (кредиты IV и V категорий качества) в корпоративном портфеле снизилась до 10,1% на конец ноября (последняя доступная информация) с 11% на начало года — в основном за счет роста самого портфеля.

Больше всего просрочка выросла в сегменте необеспеченных потребкредитов — до 9% с 7,5%, что не критично, а в ипотечном портфеле осталась на уровне 1,4%.

Эти проблемные кредиты не представляют большого риска, поскольку они надежно покрыты резервами: корпоративные кредиты — на 74%, а с учетом всех резервов по портфелю — на 97%, розничные — на 88 и 110% соответственно. Избежать более серьезных последствий для кредитного качества помогли меры поддержки заемщиков из пострадавших отраслей, в том числе реструктуризации кредитов.

Что с реструктуризацией

По оценкам банков, еще 20–30% из 6,1 трлн руб. реструктурированных кредитов могут стать проблемными, отметил Данилов, но сейчас просрочка по кредитам незначительная, по части уже созданы резервы, поэтому потенциальный размер дополнительного резервирования будет меньше. Верхняя планка ЦБ — 2,2%, или 1,4 трлн руб., от всего кредитного портфеля еще будет направлено на резервы по реструктурированным кредитам. Но запас прочности у банков более 7 трлн руб. до момента, когда сектор пробьет нормативы, — это полностью перекрывает весь объем неструктурированных кредитов.

Что дальше

У банков есть существенный задел прочности, и пока можно смотреть на 2021 г. со сдержанным оптимизмом, считает Данилов. Пока ЦБ не дает прогнозов по прибыли банков на этот год, но «картина будет схожая», полагает Данилов, хотя расходы на резервы могут вырасти. Основные вопросы:  как поведут себя реструктурированные кредиты и с какой скоростью банки будут создавать по ним резервы. «Большой просадки я бы не ждал, прибыль будет более 1 трлн руб.», — отметил Данилов.

Аналитики рейтингового агентства S&P в своем базовом сценарии прогнозируют, что российские банки в 2021–2022 гг. могут недополучить 1,4–1,6 трлн руб. чистого процентного дохода из-за наступления эпохи низких процентных ставок. А средняя чистая процентная маржа в этом году может снизиться до исторического минимума 3,25–3,5%, а в 2022 г. — еще на 25 базисных пунктов. Чистая процентная маржа будет падать из-за ускоренного падения доходности по кредитам в сравнении со стоимостью привлечения депозитов в 2021 г.: по оценкам агентства, к концу этого года доходность процентных активов (то есть доходность по выданным кредитам) может снизиться на 100–120 б. п. до 6,7–6,9%, а во втором полугодии 2022-го вырастет лишь немного. Ставки же по депозитам будут падать не так быстро: всего на 40–50 б.п. в 2021 г. до 3,7–3,8% (учитываются кредиты и депозиты как для физических, так и для юридических лиц).

Чистая прибыль банков по итогам года составит 1,2–1,3 трлн руб., ожидают в S&P. Агентство прогнозирует рост комиссионных доходов банков на 10–15% в ближайшие два года, но темпы роста останутся ниже, чем в 2016–2019 гг., из-за инициатив ЦБ на платежном рынке (к примеру, Система быстрых платежей с пока еще нулевыми комиссиями). Будет падать и необеспеченное розничное кредитование. Аналитики ожидают, что банки продолжат сокращать расходы на сеть отделений, но будут вкладывать в технологическую трансформацию. По оценкам S&P, средняя доля таких расходов может составлять 15–17% от совокупных операционных расходов банков. Дополнительные расходы могут быть связаны с защитой данных и обеспечением кибербезопасности. Всего операционные расходы российских банков будут расти примерно на 5–7% в год.

Данилов назвал прогноз агентства консервативным.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.